Недавно французский президент Ж. Ширак заявил, что ЕС в глубоком кризисе. Уже самые первые основоположники Европейского союза — французы и голландцы — проголосовали против конституции ЕС, превращавшей аморфное сообщество 25 государств в единое государство, очень похожее на СССР, с мощной центральной бюрократией и центральным правительством.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Примеру французов и голландцев уже готовы были последовать и британцы, опросы которых показывали возможность получить "против" до 80% голосов. Аналогичный результат ожидается и во многих других, еще не проголосовавших странах. Это полный провал "европейского единства". Голосование отложили до лучших времен. Когда они могут наступить — не ясно, ни о чем конкретном европейцам договориться за два дня жарких разговоров не удалось.

Что же произошло, что такой великий и могучий союз оказался ненужным?

Зачем нужны союзы?

"Союз — объединение для каких–нибудь совместных целей". Так сказано в словаре. Вот что необходимо — совместные цели. С Советским Союзом все ясно — объединение было необходимо для строительства мировой системы социализма. А Европейский союз?

Во времена образования Европейского союза в Европе были ясно выраженные общие цели. Началось все в 1950 году, когда французский министр иностранных дел Р. Шуман предложил создать Европейское объединение угля и стали. Для производства стали — основы успешного развития индустрии и производства вооружений, необходимы две составляющие — железо и уголь. В Европе эти составляющие были сильно рассеяны по разным странам.

Между железом, углем и сталью пролегли границы, таможни и пошлины. Ж. Моне, руководитель французского Института планирования (Госплан был в то время!), сформулировал: "Надо объединяться!" Министр Р. Шуман это организовал. Так в 1951 году появилось первое европейское объединение.

Процесс пошел. Первый этап его завершился в 1957 году, когда были подписаны договоры о создании Европейского экономического сообщества. В него тогда вошли шесть стран, которые совместно стали развивать свою экономику. Потом страны добавлялись, пока их не стало 15. Но всегда вступающие приносили весьма существенные ресурсы в общее хозяйство, ЕС развивался. К 90–м годам Евросоюз превратился в серьезного конкурента Соединенных Штатов в мире экономики. Параллельно шла холодная война с СССР, которая тоже способствовала объединению Европы.

Но самое важное — это было объединение стран с общей идеологией, близкой историей, с близкими целями. Получалась такая милая зажиточная европейская семейка, которая все свои проблемы решала мирно, на основании общего согласия. И с опаской следила за соседом СССР с его социалистическим лагерем.

Конец тихого европейского счастья — от жадности

Источник всех кризисов и провалов нашего общества, что сейчас называют рыночной экономикой, — жадность. Жадность безудержная и ничем не оборимая. Наши наемные сладкоголосые сирены называют это конкурентоспособностью. Вот и милое и трудолюбивое Европейское сообщество от этого пострадало.

Подвернулась неожиданная удача — развалился СССР, а с ним вместе и весь социалистический лагерь, и осталась куча бесхозного имущества. Совсем рядом и совершенно без охраны. Если имущество не охраняется — его следует приватизировать. Хотя совсем не нужно, но если даром — не устоять.

Первой на такую удачу среагировала ФРГ — прихватила ГДР. В 1989 году, когда впервые открылась Берлинская стена, радости были полные штаны. Западные немцы толпами ходили в ГДР и скупали в огромных количествах дешевое спиртное, восточные немцы — на запад, за бананами. Эти два продукта создавали мощное праздничное настроение с обеих сторон Берлинской стены. Потом этот восторг быстро иссяк, с обеих сторон.

Успешно перестроить прихваченную ГДР в ФРГ не удалось — даже за многие миллиарды марок. И дело не в том, плохая ГДР или хорошая, просто она другая, с другим менталитетом. А ФРГ на этом надорвалась и превратилась в самую медленно развивающуюся страну ЕС, где безработица в среднем колебалась около 10%, а в восточных районах — бывшей ГДР — 15–18%. И сейчас уже все немцы разочарованы — и восточные, и западные. Хотя нагрузка на ФРГ от включения ГДР невелика, всего 20% населения добавилось. Но — не поднять. Конкурентное общество резервов плавучести иметь не позволяет: +5% расходов — на дно!

Опыт ФРГ остальную Европу ничему не научил. ЕС тоже не смог устоять перед бесхозным имуществом — в прошлом году принял сразу десять стран. Количество стран в союзе сразу выросло в 1,66 раза — это вам не +20%, как было с ГДР, это колоссальный качественный скачок, революция. "Жадность фраера сгубила".

Что получил Европейский союз

Число стран в ЕС увеличилось на 66%, население — на 20%, а экономический потенциал — всего на 4,5%. В ЕС пришло еще 20% населения, но принесло с собой имущества всего 4,5%. В 4,5 раза меньше, чем имеют приличные европейские страны. Пришли голодные и босые.

Представьте себе друга, который зарабатывает в 4,5 раза меньше вас, — что вы с ним сможете делать, если вы, конечно, не Лембергс или Каргин? Ни в кино сходить, ни пива попить — у него денег нет. Встречать раз в год на улице еще можно, но жить в одной квартире?

По нормам социальной статистики, заработок в 4,5 раза меньше среднего уровня — это уровень нищеты. Благополучный ЕС получил вливание 20% населения на уровне нищеты. Что это значит? Если к благополучной средней европейской стране, например Дании, добавить еще 20% нищих, то получаем Латвию, беднейшую страну ЕС. Весь ЕС превратился в огромную Латвию и должен собирать со всех деньги на жизнь своим "новым нищим". И пытается собирать.

Взнос соседней Швеции в фонды ЕС в связи с расширением уже возрос на 50 миллионов долларов, а к 2013 году должен возрасти еще на 600 миллионов. Зачем это ей? Зачем это и остальным благополучным европейцам, если вновь пришедшие ничего, что нужно Европе — нефть, газ и металлы, — не принесли? Европейцы уже поняли — ни к чему. О расширенном бюджете не договорились — отложили.

"Хоть в постолах, но с резолюцией!"

Но самое опасное для Европы, что принесло расширение — другой менталитет. 60 лет коммунистического воспитания не прошли даром. Новеньким обрыдло видеть тихое и утлое буржуазное европейское счастье. Нужна борьба "за светлое будущее". Работать по–европейски, над своей экономикой им неинтересно. Лучше писать резолюции и ходить с ними по высоким европейским коридорам. И уже ходят. Небритые, в мятых брюках, но с горящими глазами — предлагают что–то подписать, осудить, заклеймить. И требуют денег. В четыре раза больше, чем "старым" европейцам нужно, — ведь они очень бедные, ни на что не хватает.

А где же общие интересы?

Их больше нет. Нет ничего общего, что связывало бы этот огромный и разношерстный конгломерат 25 стран. И нет возможности договориться об общем — ведь любое решение может быть принято только при общем согласии — консенсусом. Когда было 6 однородных стран, связанных общими интересами, это хорошо действовало. Но ушло это, безвозвратно. Мудрая женщина, присутствовавшая непосредственно и при развале СССР, баронесса Маргарет Тэтчер еще три года назад, до расширения ЕС, сказала: "Эта организация не может быть реформирована в фундаментальном смысле.

Когда нежизнеспособная структура ЕС рухнет, а она рухнет в силу отсутствия общих интересов, остальному миру нужно будет помочь собирать осколки". Только при этом надо помнить печальную участь самого ЕС, который прихватил слишком большой осколок СССР и надорвался.

Но еще немного времени есть: кто успел в ЕС — старайтесь ухватить сколько можно. Кто опоздал — все. Разные Грузии, Турции, Украины зря становятся в очередь. Время ушло. За 15 минут до закрытия новеньких не принимают. Закрыто. Лучше готовьте новые резолюции, например "Об осуждении оккупации Латвии со стороны ЕС". Скоро пригодится.

Эрнест БУЙВИД, независимый экономист

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form