Через руки, а в данном случае — душу — руководительницы отдела амбулаторной судебной психиатрической экспертизы Аниты Апсите прошли десятки тысяч пострадавших, преступников и свидетелей, которых она исследовала на протяжении последних восемнадцати лет.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Будучи по профессии педиатром, она когда-то не думала, что посвятит латвийским маньякам и их жертвам почти всю свою жизнь…

Эксперт без хобби — не эксперт

Анита Апсите — уникальный профессиональный случай. "Так долго этой темой заниматься нельзя! Ну год, два, а потом нормальная психика должна отказать", — вполне серьезно заявила "МК-Латвии" главный специалист по маньякам Латвии Аните Апсите. Однако секрет профессионального долголетия раскрывается просто.

- Ошибочно мнение о том, что "спастись" от того груза, что получаешь на работе, можно, самоотстранившись от него. Не получится. Специфика нашего труда заключается в том, что все приходится пропускать через свою душу. Здесь голой логикой и рациональным подходом ничего не выяснишь… Чтобы все это исследовать, у профессионала должен работать мощный компенсаторный механизм. Что это такое? Ну, например, сильные увлечения, хобби, никак не связанные с работой. Я бы эксперта без хобби не взяла бы на работу!.. Я сама, например, люблю цветы и занимаюсь садоводством.

Судебным психиатрам приходится искать ответы на вопросы, над которыми ломали головы гениальные умы человечества. По сути, в одном экспертном заключении умещается столько человеческого материала, сколько хватило бы на несколько "Преступлений и наказаний" Федора Достоевского. Впрочем, судебная психиатрия, как и любая область человеческой деятельности, постоянно находится в развитии и проходит свои эволюционные этапы. Так, тема, которую мы подробно разберем в этой статье, — сексуальное насилие над детьми и психологические последствия данного преступления, стала особенно актуальной начиная с 80-х годов.

Если до этого появление ребенка в кабинете судебного психиатра или психолога было явлением редким, то в наше время редкий день обходится без визита несовершеннолетней жертвы. Может, причина в том, что раньше такие случаи просто замалчивались…

Тесты, рисунки и другие доказательства

Арсенал любого современного психиатра можно условно разделить на две части: тесты и все остальное. Начнем с самого секретного и мощного оружия эксперта — тестов. В мировой практике используется несколько базовых вариантов, которые варьируются в зависимости от географии и национальности испытуемых. Ведь там, где японский ребенок смеется, — русский может заплакать. Однако Анита Апсите наотрез отказалась обсуждать их с корреспондентом. Она сказала:

- Если я раскрою вам все секреты, то они потеряют смысл. Учтите, что газеты читают не только законопослушные граждане…

Единственное, что нам удалось узнать от эксперта, — при работе с детьми, пострадавшими от сексуального насилия, используются самые различные тесты — от вербальных и ассоциативных (по типу вопрос-ответ) до рисунков. Последние имеют особенно важное значение. Глава судебных психиатров сообщила:

- Рисунок дает эксперту исчерпывающую информацию о детских травмах. По отдельным элементам можно с большой точностью констатировать, что именно делали с ребенком и какие последствия для его психики это имело.

Подробнее о тестах поведали уголовные дела, с которыми нам удалось познакомиться. Так, в одном из них разбирался случай совращения мальчиков рижским педофилом. В заключении эксперта были особо отмечены два момента. Например, на одном рисунке мальчик не соединил ноги человечка, оставив между ними зияющую пустоту. Это позволило эксперту заявить об очевидных нарушениях в развитии ребенка. Во что это выльется в дальнейшем — тягу к лицам своего пола, садистским наклонностям или неразборчивости в связях, остается только гадать, ведь на момент преступления жертве было всего девять лет.

На втором рисунке специалист отметил большое количество веревок, цепей и других пут. "По отношению к ребенку было применено насилие… все происходило помимо его воли…" — сделал вывод эксперт. Большое значение имеет также анализ стихов и других художественных произведений маленького автора. В этом плане просто бесценным источником информации является личный дневник.

Последствия лечения бывают плачевными

Мы не могли не коснуться самой больной части судебной психиатрии — последствий сексуального насилия для развития ребенка. Они бывают необратимыми и обратимыми. К необратимым относят те, которые нуждаются в лечении и специальной реабилитации. По словам Аниты Апсите:

- Каких-то специфических последствий в случае сексуального насилия над детьми не существует. Каждый человек индивидуален, и, кроме того, каждый ребенок находится в уникальной микросоциальной среде. Иногда наиболее травмирующим фактором является не само преступление, а среда (реакция сверстников, отношение родителей). Определенно можно сказать только одно: с жертвой сексуального преступления происходят изменения, зачастую необратимого характера, которые ведут к появлению дисгармоничной личности.

Спектр возможных изменений просто неограничен. Это может быть и резкое снижение успеваемости в школе, потеря интереса к прежним увлечениям, рассеянность, излишняя нервозность, половая "расторможенность" (кандидаты в проститутки или сутенеры) садистские и даже гомосексуальные наклонности. Правда, последний пункт является спорным. Некоторые считают, что жертвы педофила в будущем однозначно становятся геями, бисексуалами или садомазохистами.

По мнению других, не менее авторитетных специалистов, сексуальное насилие способно лишь пробудить врожденные склонности: например, человека с неопределенной сексуальной ориентацией (таких примерно 20 процентов от населения) подтолкнуть либо к лицам своего, либо противоположного пола. Ведь первый сексуальный опыт, каким бы он ни был, является самым важным и во многом определяющим для любого человека…

Пытаясь бороться с этими последствиями, взрослые зачастую перегибают палку. В принципе, детская психика достаточно эластична и способна самостоятельно справиться с травмой. Но существуют негласные установки — всех детей, пострадавших от насилия, надо свозить в кризисные центры. И вот там они действительно могут получить травму, с которой будут мучиться всю сознательную жизнь: там они начинают осознавать, что они стали жертвами, над ними надругались. Неоднократно дети просто убегали из таких центров, не в силах вынести "заботу" взрослых. Увы, судебный психиатр может лишь рекомендовать определенное лечение своего пациента, а решения принимаются совершенно другими инстанциями (как правило, сиротским судом или родителями). И ошибаются они часто…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form