close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Появившегося, правда, на свет с помощью женщины, для которой придумали жуткое название — суррогатная мать.

У этой методики оплодотворения немало и сторонников и противников. Во многих странах она запрещена законом. Но люди, для которых подобный способ завести родного ребенка — последняя надежда, не чураются общественного мнения, обходят законодательные препоны и прибегают к суррогатному материнству, будучи свято уверенными, что на все воля Божья. В Латвии 5% жителей репродуктивного возраста не обладают естественной способностью к рождению детей. И среди них есть женщины, для которых искусственное оплодотворение (ЭКО) тоже не выход: они либо не способны выносить плод, либо перенесли операцию по удалению матки. Да, можно усыновить ребенка. Но не все готовы воспитывать неродное дитя. Что ни говори, а "своя рубаха…"

Совершенно бессмысленно говорить о множестве проблем, с которыми сталкивается бездетная пара: частые депрессии, чувство вины перед супругом, приводящие к конфликтам в семье и на работе, порой доводят до суицидальных мыслей.

Что не запрещено, то разрешено

В латвийском Законе о репродукции посредством суррогатного материнства нет ни слова. "О нем шла речь в проекте закона, который был составлен большой группой специалистов, — объясняет ситуацию гинеколог медицинского репродуктивного центра "Эмбрион" доктор Гинт Трейс (который, кстати, тоже был в составе рабочей группы). — Но когда проект прошел через Кабинет министров и дошел до Сейма, такого пункта там уже не было.

Трудно сказать, что было бы, если бы он сохранился. Но плохо то, что теперь мы не знаем, каково отношение общества и правительства к этому вопросу". Таким образом, сегодня действует принцип: "что не запрещено, то разрешено". И латвийские специалисты в своей работе руководствуются распоряжением № 173 от 1999 года Министерства благосостояния, в котором пункт 8 гласит: "Врач может произвести искусственное оплодотворение биологи- ческой матери, если будет подписано соглашение, что после рождения ребенок будет отдан генетическим родителям". Кроме того, подана заявка на поправку к Закону о записи актов гражданского состояния, согласно которой детей, рожденных от суррогатной матери, автоматически регистрировали на имя их генетических родителей. Пока же в подобных случаях необходимо проходить процедуру усыновления собственного ребенка.

В Латвии за последние 4 года проведено не более 10 "программ" с использованием услуг суррогатной матери. Причем в эту десятку входят и приезжавшие в нашу страну иностранные бездетные пары. Спросите, по- чему так мало? Причин несколько. Среди них — и элементарная неинформированность, и непомерная стоимость самой процедуры ЭКО (от 460 Ls), не компенсируемая государством. Но самая, пожалуй, главная — весьма трудно найти подходящую суррогатную маму. Здесь опять же пара сталкивается с проблемами финансового плана — вознаграждение женщине, согласившейся родить чужого ребенка, исчисляется не одной тысячей латов.

Еще одна серьезная преграда, возникающая на пути жаждущих потомства семейных пар, — психологическая нестабильность женщины, решившей стать суррогатной матерью. Если в начале беременности ей кажется, что она взялась за несложную задачу, то к моменту рождения ребенка она его уже любит столь страстно, что отказывается от своих обещаний отдать младенца. Подобные проблемы чаще всего возникают с незамужними женщинами. Поэтому одно из требований к суррогатной матери — наличие собственных детей.

Стать суррогатной матерью может любая здоровая женщина, даже родственница — генетическая информация переносится плоду исключительно от его родной матери. Медицинские требования к претендентке такие же, как и при стандартном ЭКО. Проводятся анализы на все сексуально-трансмиссивные заболевания, полный анализ крови, выясняется группа, резус-фактор, проводится цитологический анализ, ультразвуковое обследование, выявляется гинекологический статус, проверяется грудь. Важно отсутствие хронических заболеваний и вредных привычек (алкоголизм, наркомания).

Вопросы без ответов

Специалисты репродуктивного центра берут на себя ответственность лишь за медицинскую сторону программы суррогатного материнства, составляя соответствующий договор с пациенткой. Отношения же между генетическими родителями и той, что выносила дитя, — тайна за семью печатями, в которую из посторонних посвящен, пожалуй, лишь нотариус.

Вопросов при проведении программы суррогатного материнства возникает множество, и не на все существует однозначный ответ. Могут ли генетические отец и мать потребовать от женщины, сдавшей свое чрево внаем, отказаться на 9 месяцев от привычного для нее образа жизни? А если возникнут осложнения при течении беременности или при родах, придется, например, делать кесарево сечение, кто возместит ущерб, нанесенный здоровью суррогатной матери? Как быть в случае выкидыша или рождения нездорового ребенка? Наш закон на эти вопросы не отвечает. Столь же важны, но остаются пока без ответа вопросы психологической адаптации ребенка. Если ребенку объяснят (или он случайно узнает), что его родила не мать, а другая женщина, не станет ли это для него источником проблем или тягостных переживаний?

А если контакты ребенка с этой женщиной будут продолжаться и после рождения (к примеру, суррогатная мать — родственница или близкий семье человек), то как это может сказаться на его судьбе в дальнейшем?

За и против

К альтернативному методу обзаведения потомством отношение в обществе далеко не однозначно. Противники суррогатного материнства считают, что оно превращает детей в подобие товара, создавая ситуацию, в которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков; они утверждают также, что материнство становится при этом договорной работой, поэтому стремление к выгоде может возобладать здесь над соображениями пользы для договаривающихся сторон. Кроме того, многие феминистки думают, что такая практика будет способствовать эксплуатации женщин, а некоторые церковные группы усматривают в ней безнравственную тенденцию, подрывающую святость брака и семьи.

Сторонники использования суррогатных матерей смотрят на эту практику совсем по-иному. Они указывают на то, что для семьи, бездетной из-за неспособности жены зачать или выносить плод, это единственный способ получить ребенка, который будет генетически "своим" для мужа. Они отмечают также, что подобная процедура, позволяющая произвести на свет желанное дитя, по сути дела, не так уж сильно отличается от усыновления.

По их мнению, это не коммерциализация деторождения, а глубоко человечный акт любви и сотрудничества. Также сторонники суррогатного материнства не считают его формой эксплуатации женщин; они утверждают, что женщина, добровольно решившая стать суррогатной матерью, получает за выполнение этой роли достаточную материальную компенсацию, а также моральное удовлетворение от приносимой обществу пользы.

Несмотря на наличие противоречивых мнений, можно предположить, что суррогатное материнство будет развиваться независимо от того, как к этому отнесутся, скажем, церковь или бабушки во дворе. Поскольку "свой" ребенок даже исключительно психологически всегда будет в несколько раз роднее и ближе, чем приемный. Однако психологическая травма, связанная с его несколько нетрадиционным появлением, не всегда проходит бесследно и для родителей-заказчиков, и для суррогатной матери.

Но тем не менее невозможно осуждать желание женщины стать матерью. И если именно этот метод может сделать для кого-то чудо, то, вероятно, он имеет право на существование. "Мы лишь слегка помогаем людям, — подытоживает доктор Трейс. — Дальнейшее развитие плода и появление на свет малыша — в руках Господа".

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form