"Завербовали!" — именно это восклицание героини фильма "Бриллиантовая рука", обнаружившей в карманах пьяного мужа пистолет и пачку денег, невольно вырвалось из моих уст после непродолжительной беседы с белорусским родственником латгальских знакомых Геннадием.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Как и легендарный Сеня, Геннадий доверчив и недалек, большой любитель выпить и поговорить. Он подошел ко мне посреди улицы и спросил, нет ли у меня газет, в которых пишется о пограничниках и земессаргах. Я объяснила белорусу, что специализированных газет такого типа в Латвии не издают. Тогда он попросил пару номеров газет латгальских приграничных районов "Лудзас земе" и "Эзерземе". Я посоветовала пойти в киоск и купить, а заодно спросила, для чего ему эти газеты. Геннадий замялся, ответил, что его "попросили привезти", но кто и когда просил — не уточнил. Вспомнив далекую историю о подставном шпионе–журналисте Павле Коршенкове, который по просьбе лжеагента белорусской разведки переписывал мои статьи о пограничниках и земессаргах (публиковавшиеся в региональной газете), я насторожилась и попыталась "раскусить" Геннадия. Озабоченный белорус не стал держать язык за зубами и подробно рассказал о своей непростой миссии.

Некоторое время назад к нему домой (он живет в приграничном белорусском городке) начали наведываться сотрудники белорусского Комитета государственной безопасности. "Пойдите погуляйте! Нам надо наедине поговорить с вашим мужем", — просили его жену, выпроваживая на улицу. Люди "в сером" с Геннадием особо не церемонились. "Ты часто ездишь к родне в Латвию, может, разговариваешь там с полицейскими? Может, какую информацию о пограничниках знаешь?" — допытывались они у перепуганного Гены. Растерявшийся мужчина качал головой, мол, ни с кем не говорил, ничего не знаю. Тогда кагэбисты потребовали, чтобы он привез газеты. Сработала генетическая память, и Геннадий затрепетал, причем мужик перепугался настолько, что, приехав в Латгалию, бросился искать злополучные публикации. Увы, но латвийских денег на приобретение газет в киоске у белоруса не было, вот и пошел Гена по поселку, спрашивая свежий номерок у соседей.

"Что–то тут не то", — подумала я. Уж больно нелепой и бесполезной мне показалась деятельность белорусского КГБ. Посудите сами: информация о пограничниках и земессаргах "висит" в Интернете, как, впрочем, и упомянутые выше газеты. Зайти на страничку того или иного издания или государственной структуры не составит особого труда для любого пользователя в любой точке земного шара. Зачем же им сами газеты? К тому же ни пограничники, ни земессарги никаких секретов из своей деятельности не делают: о строительстве новых объектов, о получении нового оборудования и оружия, о задержании нарушителей — обо всем сообщается общественности. Договор о границах между Латвией и Белоруссией заключен — никаких спорных вопросов. Не захват же приграничных территорий готовят соседи!

Странно еще и то, что сотрудники данной организации решили завербовать такого неподходящего для этой миссии человека — глуповатого трепача. Ведь Геннадий делился впечатлениями о своих встречах с КГБ даже с водителем рейсового автобуса, на котором приезжал в Латвию! (Они настолько разоткровенничались, что водитель рассказал, что и к нему приходили из КГБ и просили привезти газеты, но тот отказался. "Мне жизнь дорога, у меня семья — кормить надо", — мотивировал он свой отказ, и его оставили в покое.)

Одним словом, "раскусить" такого шпиона для латвийских властей не составит особого труда. Так зачем белорусскому КГБ так себя подставлять? Ведь узнай Латвия о шпионаже, разразится международный скандал, и отношениям двух государств будет нанесен серьезный ущерб.

На эти вопросы, пожалуй, смогут ответить только белорусские спецслужбы. Однако кое–какие размышления на этот счет имеются и у нас.

Как мне удалось выяснить, так сказать, из неофициальных источников, начальник даугавпилсской полиции Имант Бекеш и начальник местного Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией Николай Казенко — большие друзья одного из руководителей КГБ в Белорусском приграничном районе. Мало того, поговаривают, что Казенко — двоюродный брат этого самого начальника соседнего КГБ. Они неоднократно бывали у того в гостях, охотились в браславском заказнике (Браславский район, Белоруссия). Их отношения были настолько тесными, что Бекеш и Казенко вроде бы переправлялись в Белоруссию чуть ли не со своим оружием. Как говорится, дружба на самом высоком уровне! А чего не сделаешь ради настоящего друга?..

Задержание белорусского шпиона в Латгалии могло бы стать очень шумным делом, большим скандалом. О работе двинских военизированных структур, осуществивших такое задержание, заговорили бы в каждой избе. Ну еще бы! Полицейские задержали шпиона, угрожавшего безопасности и независимости Латвии! Логично предположить, что, осуществись такая операция, полицейские чины получили бы звезды на погоны и денежные премии. Престиж их работы тут же повысился бы. А заодно даугавпилсская Полиция безопасности смогла бы отчитаться перед налогоплательщиками в том, что она по–настоящему работает и бдит! Другое дело, что сам шпион особо–то не прятался и настоящих секретов не выведывал. Но кто об этом узнал бы, если бы Геннадий не "напоролся" на меня? Сельчанам и в голову не пришло заподозрить простого парня Гену, ведь в его интересе к районным газетам нет ничего необычного. Да и что там можно такого секретного выведать?

Можно, конечно, предположить, что сотрудники КГБ просто вербовали Гену в свои ряды, чтобы потом держать на каких–то мелких поручениях. Но зачем им такой наивный агент, который даже язык за зубами держать не умеет? Что–то плохо верится, что прошедшие хорошую "советскую" школу кагэбисты соседнего государства связались бы с таким ненадежным человеком.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form