Стоит ли говорить, что составление карт — наука сложная, только поиск названий для географических объектов — темный лес даже для ведущих специалистов. И одна из тех немногих, кто действительно знает нашу страну — ее реки и озера, болота и пещеры, холмы и долины, — Рута Авотиня.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В советские годы она организовала множество экспедиций, чтобы заштриховать белые пятна на картах. Прикладной топонимикой Авотиня занимается более сорока лет, а сейчас работает над составлением новых карт, где путешественники найдут немало неизвестных ранее названий.

"Историческая справедливость" запутывает

Рута Авотиня сейчас работает в лаборатории топонимики департамента картографии Агентства геопространственной информации Латвии. А когда–то, спустя десять лет после окончания ЛУ в 1960 году, чуть ли не в одиночку составляла по распоряжению Совета министров ЛССР картотеку физико–географических названий республики.

— Тогда мне поручили грамотно адаптировать латышские названия мест на русский язык, к примеру, если Kisezers, то Киш–озеро. Также надо было определить, какие названия можно точно передать на русский, а какие — нет, допустим, сделать из Velna ala Чертову пещеру — пожалуйста, но трогать Gaizinkalns нежелательно. Знаете, какой у самой высокой точки Латвии "исторический перевод"? "Воздушные новости с горы" — "gais zinas kalns", просто со временем отдельные буквы пропали из названия… Жители окрестных мест прозвали гору так, поскольку, взобравшись на нее, можно было узнать "новости" вроде прогноза погоды на следующий день — точно из "воздуха". Впрочем, у меня об этой горе и многих других объектах написано в книге о Мадонском крае, — рассказывает специалист.

Первых пять лет Авотиня занималась названиями разных объектов фактически в одиночку, но потом, когда накопилось чересчур много материала, при Географическом обществе ЛССР создали специальную топонимическую комиссию. Главная задача комиссии — создание единой системы физико–географических названий Латвии, к примеру, выбрать главное название для реки, а все остальные — второстепенные… Кстати, спустя десятилетия, уже в начале 90–х, у географов возник спор по поводу исторических названий объектов в Латгалии.

Вот Рута Авотиня всегда следовала принципу: записывать названия крупных географических объектов (носящих названия уже десятилетия) так, как их произносят местные жители, но на литературном языке. Этого же мнения и сотрудники Академии наук. Правда, сейчас отдельные специалисты полагают: когда даешь название тому или иному объекту, важно ориентироваться на произношение местных жителей, диалекты и особенности данного региона, а литературный язык ни при чем. В итоге на картах частенько появляется путаница.

— Я очень недовольна тем, что в Латгалии постоянно норовят переименовать даже давно известные объекты, например озера. Так, есть Дридзес, но сейчас его хотят переделать в Дрейзс, поскольку этого требует местный диалект. Или же было озеро Эжэзерс, а стало — Эша. Будто бы в озере есть какое–то растение "эша", от него якобы и произошло название водоема. Можно поспорить. Я, например, знаю, что озеро назвали так, поскольку в нем много островов и с большой высоты кажется, что водоем усыпан ими, словно еж колючками. Именно поэтому его в стародавние времена прозвали "Ежовым озером"… Нельзя вот так, вдруг, переименовать давно известные объекты, помеченные ранее на картах! В Латвии ведь хватает безымянных рек, озер, пещер, водопадов, холмов. Вот им и придумывайте названия, выясняйте, как они, возможно, именовались в прошлом, раскрывайте фонетические и лексические значения! — призывает собеседница.

Со временем многие места вообще теряют свои названия, поскольку ранее они не были нигде указаны. И вот, чтобы на картах стереть знаки вопросов (их Авотиня всегда рисовала, когда не могла сразу определить точного названия того или иного объекта), географ организовывала экспедиции. Уже во время первых поездок, а потом — еще и еще, стало ясно: безымянных мест в Латвии полно!

Зачастую названия вообще нигде не фиксировались, но передавались из уст в уста, от родителей — детям. Правда, как быть, если название небольшой речушки в латвийской глубинке знали лишь старики в нескольких домах, но они ушли в мир иной и унесли с собой всю информацию? Или же, что теперь особенно актуально, многие люди уезжают из обжитых мест, а их земли скупают граждане других стран. Здесь характерный пример — Курземе, где огромные территории у местных выкупили литовцы и жители Скандинавских стран, и они, понятно, не особенно интересуются топонимикой Латвии.

Река одна — имен десятки

Но совсем другое дело, когда у одной реки или озера сразу несколько названий, бывает — десятки. Это особенно характерно для малых рек. Например, Риежупе также называется Риежа, Режупе; Петерупе — Петри и Мелнупе (а речек Мелнупе в Латвии — 12, у одной из них, протекающей в Цесисском районе, еще три имени — Меллупе, Дзирнупе и Пиенупе); Пикурга — Пичурга, Пичуга, Смерделес, Улброка; Погулянка — Салиена, Яунборне, Ольшанка. Это лишь несколько примеров, а так фактически у всех 12 400 рек Латвии есть вторые и третьи названия. Поди разберись! Однако в 1993 году у Руты Авотини вышла замечательная книга "Реки Латвии" (издана ЛУ в соавторстве с З. Гобой), где даже уважаемые путешественники, прошедшие немало водоемов, обнаружили столько нового, что ранее им и предположить было сложно!

— Как появляются разные названия у одних и тех же рек? Часто имена им давали по названию ближайших хуторов, поместий, фамилиям владельцев земель и баронов, — говорит Рута Авотиня. — В итоге получалось: в одном месте речку называют так, через несколько километров, около другого хутора за холмом, — иначе, а дальше еще как–нибудь.

Путаница в Латвии с "чертовыми местами" — это и камни, и холмы, и пещеры, и речки. Ваш автор насчитал их во время поездок в разные части Латвии более 20! Кстати, знаете, как русские люди, сплавлявшие в царское время лес по Даугаве, прозвали "поющую скалу" Стабурагс (позже затопленную в процессе строительства Кегумской ГЭС)? "Чертовой бородой"! Видимо, нашли сходство… Из–за этого уже в советские годы специалисты спорили: может, переименовать Стабурагс? Между прочим, недавно Рута Авотиня решила написать книгу о Стабурагской волости — с названиями всех географических объектов, о которых даже местные жители стали забывать!

У специалистов возникли проблемы и с поиском истока самой длинной реки Латвии — Гауи (452 км). Одни топографы считали, что река вытекает из озера Алаукстс. Но! Авотиня с коллегами выяснила во время экспедиции: исток реки, которая на небольшом участке называется Арнишу, — это родник в зарослях кустов на горе Элкас в Скуенской волости Цесисского района, потом она втекает в очень живописное озеро Зоболс, из него — фактически в пересохшее Лайдис. Сперва через группу небольших озер течет Гауиня, которая потом, обогатившись водой из ручьев, расширяется и уже тогда называется Гауей!

Раскрыть все секреты!

— Одно время я указывала на картах названия всех водохранилищ Латвии, потом — рек, затем — болот и так далее. Эта работа продолжалась до начала 90–х, но потом, поскольку в стране было смутное время, возникли проблемы с финансированием, и многие труды так и не увидели свет, — печалится топограф. Было дело, Рута Авотиня занималась и составлением секретных карт — работала в спецотделе при ЛУ. Могла использовать карты лишь в здании вуза, а выносить их строжайше запрещалось. Более того, она внутри здания не могла выносить записанную информацию и использовать ее. На этих картах названия небольших географических пунктов, в частности, вблизи стратегических объектов, не указывались, а все данные со сносками шли в отдельном приложении. Таким образом перестраховывались… В свою очередь, на картах для общего пользования писали названия таких рек, как, например, Даугава или Гауя, но небольших — нет, в частности, "отсутствовали" многие притоки Венты. Географы на простых картах не имели права и точно указывать месторасположение мостов, а сдвигали их на двести метров в одну или другую сторону…

— А сейчас я занимаюсь тем, что пишу названия на новых подробных картах. Здесь в процессе используются не только старые советские военные карты, но и четкие снимки, сделанные с самолетов и из космоса. На подробных картах будет указано все, вплоть до названий всех хуторов, в том числе новых, — обещает географ.

Что же, когда отправлюсь в очередной поход, проверю, насколько точны карты!

Игорь МЕЙДЕН.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form