Стало быть, получать пособие по безработице Елена права не имеет, на бирже труда на учете не состоит. Понятия не имеет, как ей дальше жить–быть, поскольку то, что она делать умеет, обществу вроде как не требуется. Елена чувствует себя совершенно не нужной этой стране.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Но ее, в отличие, может быть, от многих других, спасает семья. Муж, мастер по лифтам, неплохо зарабатывает, и Елена, сидя дома, занялась ремонтом квартиры. Однако представьте ужас положения тысяч и тысяч других неофициальных (незарегистрированных) безработных — особенно женщин! Даже по откровенно заниженным цифрам биржи труда, в Латвии остро стоит проблема скрытой безработицы. Особенно женской.

Настоящий мужчина состоит из мужа и чина

Досужие журналисты разведали, что ныне безработный бывший министр образования г–н Радзевичс получает пособие по безработице размером 900 латов. При этом он, юрист по образованию, имеет — это уже по слухам — собственное юридическое бюро. По крайней мере до того, как он сел в кресло министра, г–н Радзевичс был при своей адвокатской практике.

В обиде за социальную справедливость "Вести Сегодня" обратилась за разъяснениями на биржу труда (строго говоря, в Государственное агентство занятости). "Если он, будучи министром, получал зарплату 2000 латов и имел солидный стаж работы, за него все время платили налоги, то его пособие вполне объяснимо и законно, — сказала Солвейга Розите, директор одного из девяти департаментов (а именно — координации занятости) Госагентства занятости. — Что касается его собственного юридического бюро, то этого просто не может быть, либо оно зарегистрировано не на него, а на кого–то другого. Обман со стороны безработного (на самом деле имеющего работу) тут же обнаруживается Агентством соцстрахования, куда мы посылаем данные, и нашими собственными юристами, имеющими доступ в Регистр фирм. Нам г–н Радзевичс предоставил все бумаги, необходимые для статуса безработного: паспорт, налоговую книжку, трудовой договор и справку о прерывании трудовых отношений с последнего места работы (человек должен проработать 12 месяцев беспрерывно, из которых 9 месяцев за него платили социальный налог)".

Большому пособию г–на Радзевичса г–жа Розите не завидует. Во–первых, он, по общим правилам, будет получать пособие только 9 месяцев, причем каждые 3 месяца пособие будет таять где–то на 20%, а во–вторых… "Такую категорию безработных, как г–н Радзевичс, которые МОГУТ работать (есть образование и опыт работы), но НЕ ХОТЯТ, я называю ИНТЕЛЛИГЕНТНЫМИ БЕЗДЕЛЬНИКАМИ. Им получить работу — раз плюнуть, но… Знаете ли вы, что у нас стоят на учете даже выпускники элитарной Шведской высшей экономической школы? Они из тех 15% безработных наших клиентов, что имеют высшее образование. Выступая по телевидению, г–н Радзевичс сказал, что биржа труда не предлагает ему интересную работу, поэтому он и не работает. Вероятно, под "интересной работой" он понимает только деньги. Но ведь он юрист! Мест юриста — пруд пруди, а с образованием и опытом г–на Радзевичса и в Европе можно работу найти, но он предпочитает получать государственное пособие. Не понимаю я только одного: неужели г–н Радзевичс психологически комфортно себя чувствует как мужчина? Ведь он обязан каждый месяц приходить на биржу, и наш агент обязан с ним работать — предлагать работу. Потом он должен идти на переговоры с работодателем, и каждый раз, если не хочет работать, он каким–то образом должен исхитриться сделать так, чтобы работодатель сказал ему: "Нет, я вас не принимаю". Дальше — по новой: агент "пытает" его, какие у него проблемы. И так 9 месяцев. Потом он становится долгосрочным безработным, уже без пособия".

"Вообще же потребность в специалистах средней и высшей квалификации высока и все растет. Вот пожалуйста, последний запрос: нужны 12 конструкторов–металлообработчиков. Постоянно требуются экономисты. Каждый день в Риге 3000 всевозможных вакансий. О чем это говорит? Безработный в наше время, чтобы найти свое место в жизни, должен учиться, учиться и учиться".

Неинтеллигентные бездельники

Всего г–жа Розите насчитывает 4 категории безработных. Кроме "интеллигентных бездельников" есть еще такие, которые ХОТЯТ, НО НЕ МОГУТ; ХОТЯТ И МОГУТ; НЕ ХОТЯТ И НЕ МОГУТ. Эти последние — на противоположном полюсе от "интеллигентных бездельников". Люди без образования и без желания трудиться, своего рода социальный балласт. Наркомана–алкоголика с 5 классами образования не берет ни один работодатель. "Все, чего хочет такой безработный — зарегистрироваться и получить справку на соцобеспечение. У государства никогда не хватит никаких сил и денег, чтобы их трудоустроить. Им мы можем предложить только ПРОСТЫЕ РАБОТЫ, т. н. общественные, не требующие никакой квалификации: убирать дворы, кладбища. Служба занятости платит им минимальную зарплату, а работодатель платит за них социальный налог. Но, между прочим, таких работ много, особенно в Латгалии, поэтому работодателей мы отбираем по конкурсу. На общественных работах человек может отработать львиную долю своих долгов по квартире. Однако на этих работников жалуются: как только получил человек первую зарплату — идет сплошная выпивка и человек пропадает…"

Но все–таки ребята из группы НЕ ХОТЯТ И НЕ МОГУТ — еще не самые бедные безработные в стране. Самые бедные — безработные без статуса безработного, такие, которые вообще ничего от государства не получают, как моя соседка Елена. Сколько их, "скрытых", не показанных ни в каких статистических бумагах, "лишних", но от этого не менее живых людей? Никто не знает, но каждый их видит — бомжей, роющихся в мусорных контейнерах. По данным Госагентства занятости, в Латвии 90 тысяч безработных (по Риге держится цифра в 15 000), из них вожделенного статуса добились порядка 40%. Остальные — "долгосрочники" (безработные со статусом, но уже без пособия) и т. н. "ищущие работу" (это тоже статус без пособия, который при желании могут получить некоторые группы населения — от студентов и молодых мам до пенсионеров).

Женщина — она тоже человек

Самый бедный в стране безработный, если такого найти, наверняка окажется женщиной. "Сколько раз, пытаясь устроиться на работу, я слышала эту фразу: "Нам баба не нужна!" — горестно говорит Елена Мельник. Да и С. Розите отмечает проблему не (или мало) квалифицированных женщин как самую острую из спектра проблем безработицы. Натурально, необходимо издать закон, сурово наказывающий работодателей, избирающих себе работников по половому признаку. В США такой закон есть.

Моя соседка Елена по раскладу — типичный клиент категории ХОТЯТ, НО НЕ МОГУТ. Ей бы учиться, учиться и учиться, но… Но в том–то и дело, что Елена в принципе не может получить статус безработного. Она в замкнутом круге. Где бы от безысходности ни устраивалась — на базаре продавщицей или в кафе кухаркой, — работодатель не платит за нее налоги. По всем приметам трудовая инспекция в Риге работает очень и очень плохо. Выход у Елены один: продержаться год на любой работе — какой бы тяжелой она ни была, — где работодатель платил бы за нее налоги, а потом встать на биржу труда. Потом засесть за учебу: пройти курсы, получить какую–либо требующуюся в обществе квалификацию. Потом приложить все силы, но во что бы то ни стало трудоустроиться на каком–нибудь более–менее достойном человека месте. Муж и сын должны помочь ей пройти этот путь.

P. S. Продолжение темы о бирже труда читайте в ближайших номерах.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form