— "Юрас перле" дважды сожгли, а то, что осталось, через несколько лет пустили под бульдозер. "Кабур" взорвали. "Юрмала" стоит пустая, а нынешние владельцы не видят смысла вкладывать деньги в этот объект… "Лидо" сегодня являет собой пустую, сгнившую, чудом еще не рухнувшую кому–нибудь на голову будку, до которой никому нет дела. Один мой очень состоятельный знакомый, американец, хотел купить "Лидо" — с тем чтобы смог сделать там театр–варьете. Так ему загнули… миллион долларов! За крошечный кусочек земли — больше там платить не за что. Мало того: дали нам координаты владелиц, двух старушек, общаться с которыми абсолютно бесполезно. "Neko nezinam", "Mums japiezvan" — и весь сказ. И вот стоит в центре города некогда престижный ресторан — захламленный, заросший чертополохом, забитый мусором. Хотя по закону там давно должно быть все расчищено!

Для меня это тройная боль. Во–первых, за Юрмалу как город, в котором раньше буквально бурлила жизнь, а теперь 9 месяцев в году — сонное царство. Во–вторых, за прекрасные рестораны, в которых я ставил первые в СССР программы варьете. Представьте: когда я гастролировал со своим коллективом "Марк–шоу" по Италии, Швейцарии, Швеции, Финляндии, Польше, Болгарии, куда бы мы ни приезжали, нас спрашивали: "Ну как там Юрмала? Как "Юрас перле"? Представляете, каково мне было отвечать на такие вопросы?!

А еще болит сердце за варьете как жанр. Прекрасный жанр, который в Латвии погиб. И, думаю, безвозвратно.

— В свое время москвичи, ленинградцы, кавказцы, да и местная публика занимали очередь уже с раннего утра, платили фантастические деньги — чтобы только попасть в ночной бар и посмотреть программу варьете. В "Юрас перле", "Кабуре", "Латвии", "Щецине" и др. Почему же в независимой Латвии этот жанр оказался "за бортом"?

— На мой взгляд, причин здесь было несколько. Первая — в составе СССР Латвия виделась всем остальным неким западным форпостом (по крайней мере в области культуры уж точно). Варьете обожали все наши руководители — первые секретари и проч. К нам водили всех "шишек" из дружественных стран, чтобы продемонстрировать, что мы тоже Запад, а не какая–то глухая провинция. Кто только не побывал на моих программах — Иосиф Броз Тито, Дьердь (премьер Венгрии), Хонеккер… Ресторан закрывался, и мы давали для них программу. Варьете людям нравилось: ведь это просто очень красиво! Еще в застойные 70–е годы у нас уже был светящийся пол с меняющимися, как в калейдоскопе, цветными переливами, множество других уникальных спецэффектов, у исполнителей — прекрасные костюмы… А профессионализм! У нас никто не знал, что такое петь под фонограмму. Как можно: ведь публика вокруг, услышат, стыда не оберешься! Там были и танец, и музыка, и вокал, и драматические номера — словом, незабываемое шоу. Бьющее фонтаном веселье, праздник души, на который люди шли зарядиться положительными эмоциями. Потому–то туда так и стремились.

А что теперь? Мы уже не "островок Запада на Востоке", мы — бедные родственники на задворках Европы. И общая деградация не смогла не отразиться и на этой области.

— "Деградация" — не слишком ли жестко сказано?

— Скорее, мягко. Сейчас эстрада вообще сходит на нет. Выходит певица — ей подтанцовывают четыре мальчика, выходит певец — подтанцовывают четыре девочки… Ну прямо бездна фантазии! У нас все это было, извините, еще в 1969 году…

Больших ресторанов с нормальными сценами у нас тоже давно не строят. Вместо них — маленькие "едальни": откушал и гуд бай. Живой музыки практически нет — сплошные ночные клубы и дискотеки, в большинстве которых исполнители в лучшем случае споют две–три песни "вживую", а потом только открывают рот. Все просто: "залетные пташки" сколотили компашку и запорхали по клубам, презентациям… Прочешет этакая шоу–группа три–четыре клуба за ночь — и никакая большая сцена ей не нужна…

Да, было хорошее варьете в "Адмиралю клубс". Шикарные костюмы, техника отличная, постоянная труппа, состав хороший. Но туда, извините, один только входной билет 25 латов стоил. А сколько в Латвии по–настоящему богатых людей? Единицы…

Словом, варьете как жанр в Латвии в принципе ликвидирован. Границы закрыты, рестораны разрушены. Жанра, как говорится, больше нет и не предвидится… Зато стриптиз — это да. Он нам все заменил: все ночные заведения — один сплошной стриптиз. Самое забавное, что на Западе, куда мы так стремимся, на стриптиз приходят поглазеть в основном знаете кто? Чернорабочие, гастарбайтеры, нелегальные иммигранты из стран третьего мира. Приличные люди туда не ходят.

А Рига пошла по такому пути. По количеству казино мы уже обогнали даже Питер — хотя населения у нас на порядок меньше. Доморощенный стриптиз и "фанера" заполонили большинство шоу–площадок. Осталось только гастарбайтеров да нелегалов дождаться; ну да за этим дело не станет — дайте только в Европу обеими ногами запрыгнуть. Вопрос только, куда теперь ценителям НАСТОЯЩЕГО шоу податься.