Ты в любой момент можешь получить гражданство страны — достаточно лишь зайти в паспортный стол. У власти стоят коммунисты, а партия ярых националистов только одна, да и то ее мало кто уважает.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
У русского языка здесь статус официального, поэтому в городе все вывески обязательно должны быть на великом и могучем, а в органах власти можешь говорить и заполнять документы так, как тебе удобнее.

Центральный парк столицы — имени Пушкина. Здесь не искажают русские фамилии, не закрывают нетитульные школы и не вводят никаких билингвальных моделей. Только это не Латвия в будущем. А Молдова сейчас…

В стране уже несколько лет активно работает Молдавское латышское общество Stars ("Луч"). Возглавляет его Максим Еркалов. Его отец русский, мама — латышка, а Максим — гражданин Молдовы. 20 лет назад он жил в Риге, в Пурвциемсе, как раз отправился в первый класс в местную школу рядом с домом. Но вдруг пришлось уехать в Молдавию. У мамы Максима резко стало ухудшаться здоровье. Врачи сказали женщине, что сырой климат Латвии ей не подходит, и порекомендовали переехать за полторы тысячи километров от родины. Во второй класс Максим пошел уже в Кишиневе… Именно там, в столице Молдовы, на прошлой неделе ваш автор и познакомился с главой общества Stars. Не поверите, первое, что я услышал, оказавшись за три страны от Латвии, это… латышская речь. На выходе из автобуса Максим меня поприветствовал на родном языке своей мамы. По–латышски он говорил свободно и практически без акцента. Мы сели в такси, и Максим рассказал, что учить латышский он начал несколько лет назад, когда почувствовал необходимость создания в стране латышского общества.

Иностранный язык (за 20 лет латышский для Максима стал именно таким) он стал изучать одновременно по букварям, разговорникам, сохранившимся у мамы произведениям художественной литературы, Интернету. В этом деле помогло и посольство Латвии (оно находится в Киеве, а в Кишиневе — лишь консульство), где, узнав о создании общества Stars, тут же подарили разные книжки и аудиокассеты с курсом латышского языка. Оказалось, Максим и за жизнью в Латвии следит весьма пристально, читает в "сетях" газету "Вести Сегодня".

— До того как я начал серьезно заниматься изучением языка, практически не знал латышского, мог сказать разве что "свейки, лудзу и палдиес — отправляйтесь вместе в лес", — улыбнувшись, говорит Максим. — Сейчас в нашем обществе, зарегистрированном в Министерстве юстиции Республики Молдова, состоит более 20 человек. Все эти люди, как, например, и моя мама, — выходцы из Латвии, для которых теперь Молдова — вторая родина. У многих в Латвии до сих пор живут родственники.

Мы постоянно общаемся друг с другом, помогаем решать разные проблемы. Ведь пока не появилось общество, все были очень сильно разобщены, никто даже не знал, сколько латышей находится в Молдове. Соотечественник мог жить от меня за углом через улицу, но я о нем и не подозревал! — подчеркивает парень. Главная цель общества — восстановление связей со своей родиной, ведь долгие годы, особенно в смутное время 90–х, молдавские латыши даже не знали, что происходит в Латвии, не представляли — можно ли вернуться на родину или же пригласить родственников к себе, например, в Кишинев и Приднестровье. У некоторых людей, когда рухнул Союз, вообще пропала надежда вновь оказаться в Латвии, а порой и с документами возникали проблемы, тянувшиеся годами. Однако несколько лет назад удалось наладить очень теплые отношения с консульством и посольством Латвии, и проблем, по крайней мере с документами, стало куда меньше.

— Сейчас у нас довольно большой подъем, налажена связь с Латвией. А летом прошлого года, спустя двадцать лет, я побывал в Риге! Можете представить мои ощущения, когда я вновь прошелся по улице Лиелвардес в Пурвциемсе, легко нашел свой дом и школу! Не могу пересказать, что я почувствовал! Кроме того, я встретился в Министерстве интеграции ЛР с Кристиной Вагнере. Пообщался, рассказал о проблемах, договорился о сотрудничестве. Осенью в Кишиневе в консульстве Латвии проходило торжественное мероприятие по поводу Дня независимости ЛР, куда прибыли разные госдеятели да и простые наши земляки. Опять же все согласились нам помогать и рады дружить!

А благодаря новому автобусному маршруту Рига — Кишинев, который у вас в столице открыла фирма Europass (ее бренд Gardens), теперь будет намного легче перемещаться из одной страны в другую. Сейчас мы думаем открыть свою страничку в Интернете, посвященную выходцами из Латвии, живущим не только в Кишиневе, но и в Приднестровье и даже в городах Румынии, — обещает Максим. Пока мы с Максимом прогуливались по городу, поговорили о том, готовы ли молдавские латыши вернуться в Латвию и даже стать ее гражданами. Тогда ведь им, латышам, в нашем Управлении натурализации придется вновь доказывать на экзаменах, что они… латыши.

— Моя семья к этому готова. Кроме того, теперь активно работает программа репатриации. Но на самом деле я не знаю, будем ли мы переезжать в Латвию, поскольку в странах очень разный уровень жизни… Но многие люди хотели бы поменять свое место жительства. Это правда. Кстати, ты знаешь, как мы все стали гражданами Молдовы? Когда страна стала независимой, всем сказали прийти в паспортный стол с документами и получить гражданство. Никаких экзаменов сдавать не надо было, просто поменяли паспорта — и все. Понятно, теперь мы можем стать гражданами Латвии, лишь отказавшись от гражданства Молдовы… Могут быть проблемы… — вздохнув, заметил Максим. Одна из них — это язык. Хотя Максим владеет латышским лучше, чем многие жители Латвии, но все же придется в себе очень многое ломать. И, увы, отчасти надо будет отвыкать от "многого русского". Дело в том, что в стране, где живет Максим, государственный язык — молдавский, его должны знать все (правда, многие граждане Молдовы вполне обходятся исключительно русским, а молдавский знают постольку поскольку), но русский–то — официальный! Хотя местные коммунисты, занимающие в парламенте абсолютное большинство, обещали, что русский язык будет вторым государственным, но поленились это осуществить.

— А молдавским ты в совершенстве владеешь? — спрашиваю у Максима.

— Могу нормально общаться, читать. В советские годы я на нем практически не говорил, зато теперь осваиваю. Хотя у нас ведь есть люди, которые вообще не владеют молдавским, но живут нормально, учатся на русском языке, участвуют в политической жизни. Кстати, долгие годы, как известно, даже грамота молдавского языка была кириллической. Но теперь она, как в румынском языке (во всем идентичном нашему), стала латинской, — замечает собеседник. С молдавским и румынским языками вообще было немало приключений. Как–то раз президент Молдовы Воронин "пошутил" во время приезда президента Румынии Илиеску, когда зашел вопрос о разнице языков. Что же, Воронин потом порекомендовал местным фирмам издать молдавско–румынский словарь. Издали. Так 90% слов полностью совпадало, отличались лишь диалектные формы. Конечно, словарь торжественно передали Илиеску. Вспыхнул небольшой скандал, румыны даже начали какие–то экономические санкции применять к Молдове, но потом все успокоилось. Разумеется, ваш автор рассказал Максиму о статусе русского языка в Латвии. Но молодой человек обо всем и так знал. Зашла речь и о латышских националистах в парламенте ЛР, вроде TB/DNNL.

— Так и здесь есть похожие. Правда, у нас, в отличие от Латвии, только одна националистическая партия — ХДНП (Христианская демократическая народная партия), которая выступает против русского языка, а молдавский считает диалектом румынского. ХДНП поддерживает Ющенко, даже вставила в свою символику оранжевый цвет… Но эту партию в Молдове не уважают. В частности, за то, что она выступает за объединение Румынии и Молдовы, что в общем–то из области фантастики.

Отдельная статья — Приднестровье, ведь у этой части Молдовы вообще особый статус. Там в ходу как на политическом, так и на бытовом уровне — только русский язык, а молдавским и не пахнет. "Граждане" этой области считают себя россиянами, поскольку живут по другую сторону Днестра. Есть даже идея построить федеральную Молдову, где русский должен стать государственным языком.

Кстати, о негражданах. Они есть и в Молдове. Правда…

— Они либо приезжие, либо те, кто считает себя румынами. Но получить гражданство Молдовы не составляет никакого труда: если у тебя есть прописка, то надо лишь зайти в паспортный стол. Существуют лишь какие–то юридические нюансы, правда, и они весьма расплывчаты. Однако теперь очень многие люди принимают второе гражданство — румынское. Некоторые это делают по убеждению, но чаще — чтобы легче было устроиться на работу в странах ЕС (хотя Румыния еще не состоит в Евросоюзе, но у страны уже существуют многие преимущества, в частности — по вопросам трудоустройства). Легче всего получить гражданство Румынии тем, кто жил в Молдавии до 40–го года, но и на это не всегда смотрят. И, оформляя румынское гражданство, от молдавского отказываться не надо.

С Максимом мы целый день гуляли по Кишиневу. И мифы о Молдове, якобы и по сей день ультранационалистической в отношении русских в стране, рушились один за другим. Максим перелистывал странички жизни в родной республике, и ваш автор не переставал удивляться. В какой–то момент даже подумал: а не переехать ли в Молдову…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form