Стоит какому–то лицу сесть в чиновничье кресло, как тут же от него следует запрет по его ведомству — все равно какой, лишь бы видно было, что оно, это лицо, "работает". Запреты становятся синонимом работы ведомств, властей самых разных уровней — от городских до домоуправленческих.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
И что только не вызывает запретительскую инициативу! То кому–то мерещится, что понастроили слишком много торговых ларьков, то бельмом на глазу становится "блошиный рынок", то кого–то не устраивает продажа сигарет на рынках, то раздражают плевки на тротуарах или "дымок от папиросы" на троллейбусной остановке, то ночная продажа пива смущает, то некой персоне досаждает езда маршруток по его улице (гудение донимает — пусть у других под окнами гудят)… И т. д. и т. п. Словом, несть числа всевозможным запретам — как готовящимся, так и уже законодательно оформленным. Прямо по Салтыкову–Щедрину — "держать и не пущать". А между тем, по старинной пословице, на запретный товар — весь базар; особенно это относится, конечно, ко всякого рода торговым запретам.

Каждый запрет обставлен, разумеется, солидными обоснованиями, учеными расчетами, экономическими, экологическими, моральноэтическими и прочими выкладками. А народ… народ ничему этому не верит: он привык, что запреты вводятся не для его пользы, а исключительно потому, что это нужно, выгодно кому–то из власть имущих.

Взять, например, тот же запрет на продажу табачных изделий на рынках — в целях борьбы с контрабандой, видите ли. Так разоблачайте контрабандистов, господа экономические стражи, вам же и положено этим заниматься, считает народ. Но — нет: к чему стараться, напрягаться? Прихлопнул — и шабаш, проблем нет. И плюс ко всему народ считает также, что данный запрет на руку неким монополистам табачной торговли.

А ведь все равно она останется, эта проблема. Потому что запретами никогда еще ничего не удавалось решить. Или "блошиный рынок": его хотят закрыть, ибо там, по сведениям полиции, торгуют пиратскими аудио- и видеотоварами. Так ловите же, профессионалы и специалисты, этих тайных продавцов, выходите через них на поставщиков и дальше — на непосредственных производителей незаконной продукции.

Разоблачайте мошенников — вы же для того и существуете, и зарплату за это получаете. Нет, зачем им, профессионалам, такие хлопоты, когда проще простого ликвидировать данный беспокойный объект — и дело с концом. А то, что люди толкуют, будто этот "блошатник" очень им нужен, очень популярен и от покупателей всяких хозмелочей (основной, кстати, продукции рынка) отбоя нет, — так и пусть себе толкуют, это их, людей, заботы…

Но есть и запреты (или проекты таковых) отнюдь не бытового порядка — скажем, запреты (или проекты) на проведение встреч депутатов с избирателями или запреты (проекты) на участие в митингах школьников и проч. А то и вовсе негласные запреты, но то уже совсем другая тема…

Недавно нашей редакции рассказали подлинно анекдотический случай. Одному бизнесмену запретили строить киоск — соответствующую бумагу подписал некий чин из самоуправления. Потом оказалось, что другой чин, рангом повыше, ранее дал добро на злополучный киоск. И тогда первый чин стал оправдываться, что допустил "досадную оплошность": в спешке, мол, подписал, среди прочих, бумагу на запрет, не глядя — принесли, мол, кипу бумаг, ну и…

Это напомнило мне опус из "Рассказов из недавней старины" (Русский архив, 1882). Речь там идет о том, как к члену тогдашнего правительственного Сената обратилось некое лицо с просьбой посодействовать в его деле, назначенном к слушанию в Сенате. И сенатор обещал. Дело было провалено, и оказалось, что под этим определением стояла и подпись гаранта. Проситель был изумлен: — Ваша светлость! Вы обещали мне помочь!
— Обещал, братец.
— Как же, ваша светлость, вы подписали определение против меня?
— Не читал, братец, не читал, вот и подписал.
— Как же, ваша светлость, вы подписываете, не читая?
— Пробовал иначе, братец, — хуже выходит…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form