Foto: LETA

Перспектива запрета транзита с Россией и Беларусью вызывает опасения, что это негативно скажется на сборе налогов и показателях безработицы. Политики осторожно относятся к жестким решениям в транзитной сфере и надеются на действенность санкций ЕС. Экономисты же говорят, что в последние годы влияние России на латвийскую экономику идет на спад, сообщает rus.LSM.lv со ссылкой на Латвийское радио.

По словам экономиста банка Citadele Мартиньша Аболиньша, влияние России на экономику Латвии снижается. Если в 2015 году по железной дороге перевозилось 50 млн тонн грузов в Россию, то в прошлом году — лишь 15 млн тонн. И в текущем году объемы продолжают сокращаться.

"Сейчас внутренний валовой продукт Латвии будет выше 40 млрд евро, бюджет у нас 15-16 миллиардов, и вклад сотрудничества с Россией в экономику — порядка 400-600 миллионов, сейчас менее 2% ВВП. С одной стороны, это большое число, с другой — не так уж много", - сказал Аболиньш.

Данные Банка Латвии тоже показывают, что за семь лет, до 2021 года, транзит между РФ с Беларусью и странами Балтии упал на 60%. Тенденция не меняется: за последний год объем грузоперевалки в Вентспилсском порту упал на треть.

Мартиньш Аболиньш считает, что запрет транзита станет политическим решением. Бизнес с РФ сокращается год от года, он уже не долгосрочный, нужно переориентироваться на другие рынки. У всего, по словам экономиста, есть своя цена — война уже отразилась в формате инфляции, но стоит надеяться, что нее обойдется дорого в других форматах, и есть еще вопрос безопасности, пояснил он.

Как отрыв деловых связей с Россией отразится на занятости? В Латвии трудоустроено порядка 800 тысяч человек, и такое решение скажется на 20 тысячах, считает Аболиньш. В том числе в отрасли транзита, железнодорожных перевозок и ряде других сфер.

Безработицы вырастет, но в других отраслях не хватает рабочих рук, поэтому, возможно, людям не слишком трудно будет найти другие рабочие места. Но остается вопрос, будут ли находиться эти новые безработные в тех регионах, где ощущается дефицит рабочей силы. Второй вопрос — о квалификации и зарплатах.

Министр благосостояния Улдис Аугулис признал, что подсчетов возможных убытков от закрытия транзита пока нет: "Я не ясновидящий, который пытается угадать, сколько это может быть".

Ранее в интервью Латвийскому радио министр признал, что ему неизвестно, сколько людей занято в транзитной отрасли. Но, по его мнению, хуже будет, если Латвия будет действовать несогласованно с ЕС. Если же запрет будет-таки введен — потребуется переходный период, время для переориентации на другие рынки:

Аугулис считает, что необходимо участие ЕС в решении этого вопроса.

Нужно взвесить, и что будет с налоговыми поступлениями, если окажутся приняты столь жесткие решения. Министр финансов Арвилс Ашераденс выразил опасения, будут ли налоговые сборы выполнены в запланированном размере, инфляция ведь снижается. Минфин уже подготовил сниженный прогноз экономического роста: вместе ожидавшихся ранее 2,4% ВВП увеличится на 1,4%. В условиях, когда экономика приближается к дефляции, если транзит остановится — можно оказаться в больших минусах, опасаются в министерстве.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!