Поколение Z
Рожденные с "мышкой". Поколение Z в Латвии: особые приметы, как с ними жить и чего ждать?
Кристина Худенко, журналист
Марис Морканс, фото
"И закрой за собой дверь!" – самое частое выражение, которое адресуют родителям представители поколения Z (Gen Z), рожденные с конца 90-х до 2013 года. Их второе имя – "цифровые люди". Они с детства онлайн, чаще подвержены депрессиям, знают по два-три языка, не считая компьютерных, заботятся об экологии, но зациклены на себе и не спешат вырастать… Что про них надо знать? Как с ними взаимодействовать? Что придет вместе с ними? Портал Delfi обсуждает тему с экспертами и аналитиками.
Так сложилось, что все три мои дочери – представители цифрового поколения Z. Незадолго до появления на свет старшей, в редакции мне торжественно выдали редкий в ту пору мобильник, чтобы предупредила, если начну рожать до сдачи материала в номер. Покинув роддом, я почти сразу села к своему первому домашнему компьютеру – левой рукой укачивая новорожденного младенца, правой метаясь между "мышкой" и предательски заедающей клавиатурой.
У старшей дочери еще сохранились горы бумажных фотографий, а для видеосессии ее кормления пришлось на время одолжить у родственников камеру. От неожиданности малышка никак не могла справиться с икотой – такой и осталась для истории. Фотоархив младших почти весь цифровой. Вместо дворовой азбуки жизни, у них – сети, стримы, влоги, аппы, хаки… Короновирус добил их офлайновую жизнь – теперь вся она там, за мерцающим тачскрином. Впрочем, пижамные вечеринки с подругами и походы с палатками по-прежнему желанны. Но, возможно, больше в мечтах.
Сколько представителей Gen Z живет в Латвии?
По данным Центрального статистического управления, сегодня в Латвии проживают около 300 тысяч представителей Gen Z – молодых людей, рожденных с 1998 по 2013 годы. Это примерно шестая часть населения страны. Именно они, как потенциальные потребители, сегодня становятся главными героями для рекламных кампаний крупных корпораций, на них все надежды для зарождения новых политических и этических трендов. Предыдущее поколение миллениалов, поколения Y, к политике оказалось довольно равнодушно – выше всего оно ценит личную свободу.
Они появились на свет в очень разные для Латвии периоды. Первые – в конце небогатых 90-х, с "мамочкиной зарплатой" в 30 латов, подталкивавших матерей побыстрей возвращаться в строй. Следующим "цифровым детям" посчастливилось родиться в "жирные годы" середины 2000-х, когда государство озаботилось демографией и ввело такие пособия по рождению, что многие мамы позволили себе заняться новорожденными, не выходя на работу. Последние Gen Z появились в разгар экономического кризиса, когда многим пришлось для выживания задействовать все семейные ресурсы.
Несомненно, детали первых лет жизни отразились на новом поколении, но главным объединяющим мотивом стали технологии, которые, невзирая на все экономические перипетии, а может, и благодаря им, в этот период рванули вперед. К тому моменту, как малыши смогли держать "мышку" в руках, она уже была практически в каждой семье. Один клик и перед ребенком Gen Z открывался новый волнующий мир. А для родителей наступала умиротворяющая тишина с легкой тревогой: что он там делает?
Вещи и навыки, которые утрачивает GenZ
О каких вещах "зумеры" уже не вспомнят? Исследователь поколений профессор ЛУ Занда Рубене перечисляет предметы, которые есть в комнате бабушки, но вряд ли будут у внука.
Настенный календарь
"У меня он висит на кухне. Когда спрашиваю детей, какое число – они никогда туда не смотрят, сразу в телефоны залезают. Я им говорю: у вас же календарь под носом! А они: там же не отмечено, какая дата сегодня".
Часы с циферблатом
"Педагоги детсадов жалуются, что детей Gen Z все труднее обучать определению времени по циферблату – на электронных часах в телефоне все написано напрямую".
Домашняя библиотека
"Ленин говорил: кино – лучший вид искусства в ситуации безграмотности. Понятно, что визуальный эффект легче воспринимается, но что в такой ситуации станет с книгами? А ведь это важный навык интеллигентного человека – создавать образ в голове. Цифровая культура лишает навыка линеарного чтения".
Телефонная книжка
"Моя мама каждый год переписывает свою книжку по новой, выбрасывая ненужные номера. Поколение Z знает наизусть два, в лучшем случае – пять номеров. Сегодня вся наша память – в мобильном телефоне. Вы можете не знать, где физически находятся ваши дети и близкие, но если вы не знаете, где ваш мобильник, – это стресс".
Телевизор
"Он стал отмирать, а потом вернулся в новом качестве. Сейчас большой экран снова в каждом доме – в виде экрана со стрим-сервисами типа Netflix. Скажем, у нас дома три телевизора: у 89-летней мамы он показывает то, что показывает – в шесть вечера она смотрит новости. На своем я могу посмотреть что-то в архиве. Моя крестница сама программирует, что ей покажут".
Старые технологии связи
Давно умерли телеграф, факс и пейджер. "Последний при поколении X только появился. Но эти вещи никуда не пропадают – они компактно укладываются в новые технологии. А материальных вещей требуется все меньше". Поколение Z, по сути, минималисты. Им нужны чистый воздух, правильная еда (правда, кока-кола тоже), удобная кровать, но даже сувениры из поездок они не привозят. В центре их жилья и жизни – святой грааль, дорогие технологии.
Дети поколения Gen Z – новый свет в окошке
Неоспоримый факт: мы живем значительно дольше наших бабушек и дедушек. В Евросоюзе средняя продолжительность жизни – 84 года. Соответственно, растянулись и другие возрастные категории.
"Если вы решили, что в 50 лет жизнь закончилась и осталось лишь ждать смерти, то я вас расстрою: ждать придется лет 40, – смеется профессор Рубене. – В 90-е нас учили, что молодость – от 18 до 25 лет. Помню, когда моя двоюродная сестра вышла замуж в 24 года, родственники выдохнули: в последний вагон успела запрыгнуть. Сейчас создавать семьи никто не торопится. До 25 лет – длиннющее и беззаботнейшее детство, до этого возраста вам даже не продадут "энергетиков".
После 11 сентября 2001 года, запустившего эру терроризма, родители западного мира озаботились безопасностью своих детей. Если поколение X жило с мыслью "лишь бы не было войны", то тут появилось ощущение, что опасность может возникнуть везде и в любой момент – лучше пусть ребенок сидит дома. Впрочем, цифровое поколение и само предпочитает виртуальный мир. Профессор Рубене называет их "поколением домоседов" (indoor generation).
Главный исследователь поколений Латвии, автор цикла лекций на эту тему, продекан факультета педагогики, психологии и искусства ЛУ Занда Рубене. Фото - LETA
"Если в наше время идеальным считалось "воспитание по Споку", когда в центре всего – взрослые, которых надо слушаться, то сегодня ребенок руководит даже кормлением грудью. Потребности деточки – на первом месте, – отмечает профессор Рубене. – Понятно, что от такой роли отказываться никто не спешит – инфантилизм отличительная черта поколения Z.

Недаром в фейсбуке так популярен пост "Что умела 12-летняя девочка в конце 19-го века и что в начале 21-го века? Сто лет назад девочка и свиней пасла, и коров доила, и младенцев нянчила, и еду готовила, и сено косила… А сегодня компании стараются не производить детскую обувь со шнуровкой – зумеры не осилят.
Даже когда ребенок не дома, родители хотят, чтобы при нем был гаджет, позволяющий связаться в любой момент. И личная безопасность для Gen Z крайне важна. "Если поколения Х и У охотно посещают фестивали и спят в палатках, то Z лучше посмотрят фестиваль онлайн, – считает профессор Рубене. – Помню, как-то я порадовала студентку, что есть финансирование для поездки на конференцию. А она спрашивает: может ли ЛУ гарантировать мне безопасность поездки? У меня глаза на лоб – моему поколению можно зарплату не платить, лишь бы была возможность командировки".
Более беспомощные в реальной жизни, в жизни виртуальной они как рыба в воде. Им критически трудно подойти к кассе и заказать билет до нужного пункта. А если еще по пути надо сказать, чтобы автобус остановили по требованию – это суперстресс. Особенно если интернет в этом месте не в зоне. Зато купить билет онлайн и пройтись с "гуглом" – это проще простого.
"Когда я читаю свои лекции, вижу, что старшие поколения ждут, чтобы я сказала: да-а, наши дети испортились – сейчас я научу, как их починить, – говорит Занда Рубене. – И сердятся, когда я говорю, что они не испортились, просто мир поменялся так, что дети стали другими. Вопрос: если детство затягивается, когда эти дети будут рожать своих детей? История доказывает: чем благополучнее общество, тем меньше детей и тем позднее они рождаются. Демография не улучшится – это понятно".
Желания, потребности и ценности – что поменялось?
Миллениалы и Gen Z говорят, что их мало интересует политика, но это не совсем так, говорит профессор Рубене. Просто темы сегодняшних политиков – в большинстве своем представителей поколений Х и беби-бумеров – неактуальны для современной молодежи. Зацикленные на себе Gen Z транслируют все интересы через свое физическое и психологическое тело – им важно, как разные вещи, происходящие в мире, влияют "на меня любимого".
Победители "Евровидения-2021" группа Maneskin, все представители Gen Z: "Не плыть по течению, не бояться ломать сложившиеся устои, не быть тихими и паиньками". Фото - EPA/Scanpix/LETA.
Права человека для них не пустой звук. Наглядный пример – победа на "Евровидении" итальянской рок-группы Maneskin с композицией "Zitti e buoni", обращением к молодежи "Не плыть по течению, не бояться ломать сложившиеся устои, не быть тихими и паиньками (zitti e buoni)". Все участники группы – дети XXI века, представители поколения Z.

Одним из самых важных прав Gen Z считают использование интернета. При этом они не очень представляют себе своих обязанностей. "Тут я считаю виноватыми родителей и общество, которые слишком боролись за права для детей и не показывали им, что у родителей тоже есть права, – говорит профессор Рубене. – С рождения мы ориентируемся исключительно на потребности ребенка: дитя кричит – семь нянек бежит. Потом дитя приходит в детсад и осознает, что есть ситуации, когда ему надо, но никто не бежит – там еще 25 таких же с правами, а нянька одна на всех. Вот это стресс!"
Интернет и трепетность родителей порождают еще одну проблему поколения Z – нарциссизм, которая при учебе на "удаленке" лишь растет, считает профессор Рубене: "Человек в дигитальном мире ориентирован на себя. Он делает селфи и думает, выставить ли это на профиль, поздравляет на английском с днем рождения бабушку через пост в соцсетях (какой хороший внук!), cидят на лекции в zoom и смотрят не на тех, с кем общаются, а на себя любимого – как макияж лежит, как волосы уложены… Если наши политики захотят пробиться к таким избирателям, они должны это учитывать: развернуть политику в сторону этого нарциссизма – ответить на вопрос, как голосование повлияет на голосовавшего".
Что они потребляют?
Инфантильность Gen Z сказывается и на их стратегии потребления – они не особо заинтересованы в покупках, потому что многие живут у родителей и сами еще не зарабатывают.
В будущее Gen Z смотрит с опаской: 48% людей 15–24 лет считают, что близится конец света – у них этот показатель сильно выше среднего. Возможно, поэтому они делают выбор в пользу товаров социально ответственных брендов и предприятий, которые участвуют в решении важных вопросов климат-нейтральности, безотходности, дискриминации.
Им важно, чтобы бизнес был "прозрачен" – от производственных процессов и сырья до партнеров. В этом смысле Gen Z неплохие маркетологи – они быстро "вычисляют" марки, которые только берут, но ничего не дают обществу – такие в итоге проигрывают, говорится в исследовании компании Brand Capital, которая ежегодно оценивает важные тенденции и привычки.
"Скажем так: миллениалы (поколение Y) покупают яйца, которые пусть дороже, но куры росли в дружелюбных курам обстоятельствах, – говорит профессор Рубене. – Поколение Х покупает яйца, которые подешевле, без обстоятельств, – они пережили экономику СССР, знают, что такое дефицит и пустые полки в магазинах. При этом для своих детей поколения Z они готовы тратиться на дорогие и качественные продукты – детям все лучшее".
В отличие от миллениалов и поколения Х, поколение Gen Z значительно меньше зациклено на локальном патриотизме – они смотрят на мир глобальнее и чаще покупают произведенные за рубежом товары. Лишь 37% предпочитают местных производителей с богатой историей, в среднем по Латвии этот показатель 49%, говорится в исследовании Brand Capital. Не говоря уж о том, что зумеры значительно чаще следят за глобальными новостями, чем местными.
Опросы общественного мнения от SKDS показали, что представители Gen Z меньше всего готовы поступаться личными интересами во имя общественных. Но зачастую они готовы бороться за решение общих проблем, которые соотносят с собой и своим будущим. Они вдвое опережают все предыдущие поколения в использовании цифровых технологий – заказ еды, онлайн-покупки, подкасты… При этом именно они во время пандемии активнее других работали над укреплением навыков в работе с технологиями – этим занимались 59%, против 41% среднего по Латвии.
Как обучать детей, которые круче учителей в технологиях? "Все просто: когда я что-то не понимаю в компьютере – зову детей, – говорит профессор Рубене. – Когда они нажимают "неправильную кнопку жизни" – они зовут нас. У каждого из нас есть сфера превосходства. Воспитание методом послушности и авторитаризма уже не работает – сменилась иерархия общества, учителя и ученики теперь на одном уровне. Есть сферы, где ученики компетентнее. В новой культуре образования важна педагогика партнерства – обмен знаниями".
Куда инвестируют Gen Z?
В качестве бизнес-среды представители "дигитального поколения" зачастую выбирают знакомую им с детства онлайн-реальность. Пока одни пытаются монетизировать свои профили в Instagram или Youtube, другие пробуют силы в игре на кризисных колебаниях криптовалют и инвестиционных фондов.
"Молодое поколение всегда чутко следит за трендами, – считает Борис Люсин, руководитель отдела индивидуального управления активами и брокерских услуг Baltic International Bank. - И если говорить о поколении Z, то сегодня мы наблюдаем развитие тренда инвестирования, начавшегося в 2017 году на первой волне интереса к криптовалютам и технологии блокчейн".
"Тренд инвестирования стимулировали два фактора: рост цен на криптовалюты и доступность технических инструментов для начала инвестирования, - рассуждает Люсин. - Счет можно открыть с компьютера или телефона буквально за несколько минут, затем перевод средств в электронный кошелёк и все. Никаких тебе походов в банк, заполнения анкет и ожидания. По данным платформы торговли криптовалютами Mode, 64% ее пользователей – люди моложе 30 лет".
После того как криптовалюты подверглись массированным распродажам в конце 2017 года, интерес поугас. Молодые инвесторы обожглись. Но время лечит раны, через два года пошла новая волна интереса – теперь уже к классическим фондовым рынкам.
"Тут снова сработало два фактора, – объясняет Борис Люсин. – Первый, для выхода экономики из пандемии мировые центробанки напечатали рекордное количество денег. Часть из них идет по прямому назначению, но также средства оседают и у тех, у кого особой нужды в этом нет, и начинают циркулировать в системе в поисках инвестиций. По исследованию Bank of America, за последних пять месяцев в фонды акций было инвестировано столько, сколько за последние 12 лет вместе взятых.
Второй фактор – технологический. Появилось множество платформ, благодаря которым можно получить электронный доступ к мировым финансовым рынкам. Раньше такие инструменты были доступны узкому числу профессиональных участников рынка. Сейчас на гребне волны – молодое поколение. Вряд ли оно сможет изменить сегмент инвестиций, так как основной драйвер этого роста – технологии. Но ускорить процессы внедрения инноваций в этом сегменте рынка они точно смогут".
"Мы не из СССР!"
"В интернете они как рыбы в воде. Им кажется, что они все знают. Но зачастую эти знания поверхностны, в чем они сами признаются. Конечно, они очень разные – из разных социальных слоев, семей, с разными характерами, но складывается впечатление, что они какие-то более чистые – их интересует экология, они думают о будущем планеты, на которой им придется жить, рассуждают, что надо делать уже сейчас, чтобы не было поздно потом… Они легко обучаемые, открытые и готовые помочь", – так описывает своих героев журналист Марина Талапина, которая уже три года ведет передачу "Поколение Z" на радио LR4 (фото из студии - Даниэль Йоффе).
Программа изначально задумывалась, чтобы сблизить взрослую аудиторию 40+ с поколением детей, рожденных "с мышкой в руке". Чтобы родители узнали, о чем думают дети, как рассуждают, как и к чему относятся, чего хотят от жизни и отношений, что думают о родителях, какие у них амбиции... Герои передачи – школьники и студенты до 25 лет – рассуждают обо всем на свете. В том числе задают такие темы, на которые родители часто не решаются.
"Например, одна из последних серий "СексКультПросвет", – рассказывает Талапина. – Наши гости откровенно говорили о взаимоотношениях в интимной сфере: об ориентации, контрацепции, абортах, болезнях, порно, психологических проблемах… Одни считают, что надо проще относиться к этому, другие, наоборот, боятся этого. Накидали несколько вариантов, как преподавать тему в школах. Я восхищалась, насколько они искренни и свободны! К обсуждению привлекаем и специалистов в конкретных темах. Например, в программу "Мы не из СССР!" приглашали историка и сравнивали, чем жила молодежь тогда и сейчас. Экспертами в разных программах выступали психологи, сексологи, гинекологи…"
Частые гости в передаче – представители молодежных организаций: Young Folks, Молодежного парламента, акселератора социальных предприятий для молодежи… "Ригой не ограничиваемся. Например, лидер общественной организации New East Йорен Добкевич из Даугавпилса развернул такую активную молодежную деятельность в Латгалии, что хочется верить в будущее этого региона, что напрасно его называют депрессивным".
Талапина предполагает, что послушать передачу было бы полезно не только родителям, но и чиновникам Министерства образования перед тем, как проводить реформы: "Наши герои подают очень здравые и интересные идеи того, как их обучать. Например, рассказывали, как помогали преподавателям вести по-новому уроки химии, как ремонтировали компьютеры и устанавливали программы. "Недигитальные" учителя забывают, что вся информация есть в интернете. Выигрывает тот, кто неустанно развивается...
При всей "дигитальности" в период пандемии подросткам очень не хватает живых уроков, на которых можно переспросить учителя, поспорить. Сошлись во мнении, что у дистанционного обучения должен быть другой алгоритм и более адекватный объем.
"У поколения Z почти нет границы между онлайном и офлайном. Зачастую они не до конца осознают и риски интернет-общения, - предостерегает Марина Талапина. - Например, какие последствия могут быть от выложенных онлайн откровенных фотографий или видео. Этому их важно обучать".
Все герои программы признавались в искренних чувствах к Латвии, что не мешает им ехать учиться за границу и оставаться там работать. "Это не из стремления к легкой жизни и большему заработку – скорее, они там, где есть больше возможности реализоваться, – уверена Марина – Для них легко запустить свой Youtube-канал, заняться репетиторством, со школьных лет подрабатывать… Например, у нас была девочка, которая зарабатывала на новую мебель в свою комнату, чтобы родителям не надо было тратиться. Увы, было несколько историй, когда работодатели нечестно обходились с юными и неопытными ребятами – использовали их как рабов".
К теме негражданства латвийская молодежь относится менее эмоционально и более прагматично. "Была девочка, для которой нет никаких проблем сдать экзамен по языку и истории, но она не торопится менять статус, чтобы вместе со своей многодетной семьей ездить без виз к бабушке с дедушкой в Россию…"
"Мне они очень интересны, а им, похоже, любопытно пообщаться с нами, – подводит итог Марина Талапина. – Такой взаимный обмен знаний – это очень ценно. Уверена, нам есть чему друг друга научить".
Над проектом работали: Кристина Худенко, Алиса Илена (текст), Алиса Милюхина (художник), Анатолий Голубов (редактор), Марис Морканс (фото), Оскарс Дрегис (дизайн), Кришьянис Бушс (разработка).
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.