Кристина Худенко, Марис Морканс (фото, ВИДЕО)
Два Грина
"Алые паруса" или Dvēseļu putenis. Кто твой Александр Грин?
КРИСТИНА ХУДЕНКО, МАРИС МОРКАНС (ФОТО, ВИДЕО)
Два Грина
"Алые паруса" или Dvēseļu putenis. Кто твой Александр Грин?
Один из них не был Александром, но был — Грином. Второй — наоборот. Один родился в России под Вяткой, второй — тоже в Российской империи, но на территории современной Латвии: под Екабпилсом. Оба стали писателями: один — российским Александром Грином, автором "Алых парусов". Второй — латвийским Александрсом Гринсом, автором романа "Души в снежном вихре" ("Dvēseļu putenis"). После Второй мировой войны оба оказались под запретом. Портал DELFI рассказывает об удивительном переплетении судеб двух Александров Гринов.
Историческая драма "Dvēseļu putenis" ("Души в снежном вихре") по роману Александрса Гринса вышла на киноэкраны Латвии осенью 2019 года. К январю фильм посмотрели более 230 000 человек: он стал самой кассовой латвийской картиной в новейшей истории Латвии. Режиссер картины Дзинтарс Дрейбергс узнал о существовании другого Александра Грина только в разговоре с DELFI. "Oho! Nekad par tādu neesmu pat dzirdējis!" ("Ого! Никогда про такого не слышал!"), — честно признался он. Кроме кинообразования, у Дрейбергса диплом престижной Стокгольмской школы экономики. Русским языком он вполне владеет.

Сценарий для картины "Dvēseļu putenis" написал профессор Нью-Йоркского университета, бывший рижанин Борис Фрумин. Для него Александр Грин всегда был автором "Алых парусов": "Раньше латышского писателя Александрса Гринса я не знал, и книжку его не читал. Перевода "Dvēseļu putenis" на русский или английский нет". В работе над сценарием картины Фрумин пользовался конспектом книги Гринса, составленным Дрейбергсом.

Фрумин и Дрейбергс не одиноки: Грин и Гринс для многих слились в одного человека. Многие русскоязычные рижане уверены, что проходящий вдоль Парка Победы рижский бульвар в 1995 году был назван в честь Александра Грина.

В школах нацменьшинств дети до сих пор с удовольствием поют на праздничных концертах песню барда Владимира Ланцберга "Ребята, надо верить в чудеса!". А некоторые едут отмечать выпускной в Санкт-Петербург на бриге "Алые паруса". Ученики латышских школ тем временем охотно зябнут в снегах и болотах, снимаясь в массовке "Dvēseļu putenis".

Опрос прохожих на трамвайной остановке рижского бульвара Александрса Грина в ближнем Задвинье озадачил. Оказалось, что подавляющее большинство рижан не знают ни русского, ни латышского Гринов. И если даже догадываются, что улица названа в честь писателя, то книгу "Dvēseļu putenis" вспомнить не могут. Несмотря на то, что афиши фильма висят по всему городу.
Более того, в биографиях Александров Гринов есть удивительные совпадения. И тот, и другой были выгнаны из своих училищ за конфликты с преподавателями. Обоих товарищи описывали, как мрачных и грубых снаружи, но тонких и добрых внутри. Оба не сошлись во взглядах с советской властью. Оба были редакторами юмористических журналов: российский Грин — "Нового сатирикона", латышский Гринс — Vecpuisis.

Неизвестно, были ли они знакомы между собой и знали ли вообще о существовании друг друга. Но оба в 1917-м году оказались в революционном Петрограде. Почему бы им не встретиться сейчас — по случаю выхода фильма "Dvēseļu putenis", через 60 лет после премьеры картины Александра Птушко "Алые паруса" с Анастасией Вертинской и Василием Лановым в главных ролях?
Александрс (Екабс) Гринс
Александр Грин (Гриневский)
15 августа 1895 года. Родился на хуторе Ziedi под Екабпилсом
23 августа 1880 года. Родился в городке Слободской под Вяткой.
1910 год.
Исключен из Торгового училища Екабпилса за споры с учителями
1915 год.
После военного училища в Москве воевал в Видземском батальоне латышских стрелков царской армии
1917 год.
Тяжело ранен и эвакуирован в Петроград, откуда уехал весной 1918 года
1919 год.
Первый рассказ "Veļi" о Рождественских боях и их участниках
1919-1924 годы.
Был военным журналистом в Латвийской армии
1932 год.
Издан первый том романа Dvēseļu putenis ("Души в снежном вихре")
1941 год.
Репрессирован и расстрелян в Астраханской тюрьме
1941-1990 годы.
Книги были запрещены и не издавались
1892 год.
Исключен из реального училища Вятки за оскорбительный стих в адрес учителей
1906 год.
Первый рассказ "Заслуга рядового Пантелеева" о бесчинствах армии среди крестьян
1917 год.
Вернулся в Петроград, пишет очерк "Пешком на революцию".
1919-1920 годы.
Связной в Красной армии, пока не заболел сыпным тифом
1923 год.
Впервые вышла книгой повесть-феерия "Алые паруса"
1932 год.
Умер от рака желудка в Старом Крыму
1944-1956 годы.
Книги были запрещены и не издавались
Александр Грин
Российский писатель
Настоящее имя
Александр Гриневский (23 августа 1880 года, Слободской, Вятская губерния Российской империи — 8 июля 1932 года, Старый Крым, СССР).
Псевдоним
Получил еще во время учебы в реальном училище — Грином его прозвали одноклассники.
Произведения

"Алые паруса", "Бегущая по волнам", "Зеленая лампа", "Капитан Дюк", "Веселый попутчик"…
Цитата

"Все, что неожиданно изменяет нашу жизнь, — не случайность. Оно — в нас самих и ждет лишь внешнего повода для выражения действием".
Александр Грин родился в Вятской губернии в семье польского шляхтича, отправленного в ссылку за участие в вооруженном восстании. Александр увлекся чтением с шести лет, первым делом осилил тетралогию "Путешествия Гулливера" Джонатана Свифта. С тех пор мечтал о дальних странствиях и не раз порывался сбежать из дома. В Вятском земском реальном училище он успевал только по закону Божию, истории и географии, а через несколько лет его выгнали за плохое поведение — он сочинил лихой стишок о преподавателях. Позже его еще дважды исключали из городского училища за разные проделки.

Когда Александру было 15 лет, умерла его мать. Не поладив с мачехой, он покинул семью и отправился искать себя: работал переплетчиком, грузчиком, рыбаком, железнодорожником, землекопом, артистом бродячего цирка… В Одессе пытался стать моряком, но скоро почувствовал отвращение к прозе матросского труда. Поступил на солдатскую службу, но дезертировал. Связавшись с революционерами, занялся подпольной деятельностью, был сослан на 10 лет в Сибирь, откуда сбежал по чужим документам. В отчетах жандармерии его характеризовали как "натура замкнутая, озлобленная, способная на все, даже рискуя жизнью".

В 1914 году Грин стал сотрудником популярного журнала "Новый сатирикон", в котором издавал свой отдельный сборник "Происшествие на улице Пса". С началом Первой мировой войны его рассказы становятся отчетливо антивоенными. В 1916 году за непочтительный отзыв о царе Грин был выслан из Петрограда и уехал в "тихую заснеженную Финляндию", откуда после Февральской революции вернулся пешком. Позже он написал об этом рассказ-очерк "Пешком на революцию".

В Петроград Грин вернулся полный надежд на перемены к лучшему, но скоро разочаровался в революции. После Октябрьского переворота Грин пишет заметки и фельетоны, осуждающие жестокость и бесчинства новой власти: "В моей голове никак не укладывается мысль, что насилие можно уничтожить насилием". В 1918 году журнал был запрещен, Грина снова арестовали и чуть не расстреляли. Вскоре его призвали в Красную армию связистом, но через несколько месяцев службы он заболел сыпным тифом и больше не воевал.

Первый свой рассказ "Заслуга рядового Пантелеева" Грин написал в 1906 году — про нарушения, которые творятся на солдатской службе. Над своей самой известной повестью-феерией "Алые паруса" — про любовь простой девушки Ассоль и знатного моряка Артура Грея — Грин работал с 1916 до 1922 года. Он посвятил ее второй жене Нине. Первая супруга Грина Вера стала прообразом главной героини рассказа "Сто верст по реке" — Гелли.
Грин и Санкт-Петербург
В Санкт-Петербурге, где в 1917 году оказались оба Александра Грина, память о российском писателе увековечена в двух местах.

На доме на улице Декабристов, 11, где Грин жил в 1921 и 1922 годах, в наши дни размещена мемориальная табличка. Сегодня здесь находятся музыкальный магазин "Дом нот" и винмаркет "Ароматный мир".

Бульвар Александра Грина находится в районе новостроек Васильевского острова. Правда, пока это название фигурирует лишь на доме "Я — романтик" жилого комплекса "Светлый мир". Пейзаж вокруг дома не слишком романтичен.
В 1920-х годах Грину становилось все труднее издавать романы — цензоры считали, что он "не сливается с эпохой". Его семья жила впроголодь. Ради пропитания приходилось даже отстреливать птиц на улице. На просьбу жены писателя о пенсии Союз писателей дал ответ: "Грин — наш идеологический враг. Союз не должен помогать таким писателям! Ни одной копейки принципиально!".

Александр Грин умер от рака желудка в 1932 году в Старом Крыму. По легенде, незадолго до смерти он послал в Москву телеграмму: "Грин умер вышлите двести похороны". Его жена Нина во время Второй мировой войны была угнана на работу в Германию, вернулась, была репрессирована и попала в лагеря на Печоре.
Судьба книг. После второй мировой книги Грина были признаны антисоветскими и противоречащими идеям пролетариата. Писателя реабилитировали лишь после смерти Сталина. В 1961 году по феерии "Алые паруса" был снят фильм с Анастасией Вертинской и Василием Лановым в главных ролях.
Не только книги
Начиная с 1968 года в разгар белых ночей в Санкт-Петербурге проходит праздник выпускников "Алые паруса". Центр города буквально переполняют вчерашние школьники и туристы: в прошлом году за праздником с мостов и набережных наблюдало полтора миллиона зрителей. В концерте для выпускников, кстати, принял участие и латвийский исполнитель Маркус Рива. Кульминация — появление корабля с алыми парусами: именно такой парусник в романе Александра Грина ждала Ассоль.
Александрc Гринc
Латвийский писатель
Настоящее имя
Екабс Гринс (15 августа 1895 года, Биржская волость, Курляндская губерния — 25 декабря 1941 года, Астрахань).
Псевдоним
Есть версия, что Гринса не вдохновляло полученное при рождении имя — оно по традиции досталось ему от крестного отца Екабса, который был неудачником. Будущий писатель решил позаимствовать имя у командира своего батальона Александра Плеснера. Впрочем, известный культуролог и литературовед Борис Инфантьев утверждал, что псевдоним Гринс выбрал под влиянием российского коллеги.
Произведения

"Кольцо Намейса", трилогия "Души в снежном вихре", трилогия "Обрученные", "Тобаго"…
Цитата

"Никогда не поздно исправить сделанную ошибку, отомстить врагам и поцеловать девушку, если она тебе понравилась". (Nekad nav par vēlu labot nodarītu kļūdu, atriebt ienaidniekam un noskūpstīt meiteni, ja viņa tev iepatikusies.)
Александрс Гринс родился в крестьянской семье на хуторе Ziedi Фридрихштатского уезда (в районе нынешнего Екабпилса). Брат-близнец Гринса Мартиньш умер в три года. Главной детской компанией Екаба были Библия и старый черный пес Паканс. Когда Гринс учился писать, выяснилось, что он — амбидекстр, одинаково хорошо владеет обеими руками и может строчить ими попеременно. ("А как иначе он мог успеть так много написать!" — объяснял позже невероятную продуктивность писателя его старший брат Янис.)

Поступив в 1906 году в Екабпилсскую школу торговли, Гринс через четыре года был из нее исключён за вздорный характер и споры с преподавателями. Образование продолжил в Цесисском реальном училище, после которого собирался поступать в Тербатский (Тартуский) университет на медика. Планы нарушила война.

После учёбы в военном училище в Москве его в 20 лет зачислили в Видземский батальон латышских стрелков царской армии. Батальон участвовал в боях в Смарде и Олайнских болотах, и Гринс на собственном опыте испытал все тяготы солдатской жизни. Всё это он позже использовал в своем романе Dvēseļu putenis.

В июле 1917 года Гринс был тяжело ранен в голову и эвакуирован в госпиталь князя Голицына в Санкт-Петербурге. Встретившись позже с братом Янисом, он рассказал, как латышские солдаты в какой-то момент стали брататься с немецкими, а он начал стрелять, за что и получил пулю. На память о ранении остались глубокий шрам на лице и дефекты речи. Дезертировав из рядов армии ЛССР, Гринс вступил в ряды латышских стрелков, боровшихся за независимость.

В то время Александрс активно трудился военным корреспондентом и был членом редколлегий многих изданий, в том числе армейской газеты "Latvijas Kareivis". В ее первом номере (от 1 февраля 1920 года) он написал: "Целых три блестяще проведенных военных операции, успешные бои с десятикратно превосходящими силами противника, в войне, которую мы начали с четырьмя орудиями и закончили, отняв у противника 40, — это надежный залог и гарантия нашей независимости".

С 1924 года Гринс вышел в отставку и занялся литературной деятельностью. В том числе был издателем и редактором юмористического журнала Vecpuisis под девизом "Дамам читать строго воспрещено! Холостяки всех сортов, объединяйтесь!", где сам печатался под смешными псевдонимами вроде "хн-хм". Написанный Гринсом в 1932-1934 годах роман "Dvēseļu putenis" во времена Первой республики был практически в каждом доме. В названии произведения использован образ из "Ночной баллады" поэта Эдварта Вирзы. Тот писал, что каждый год он под Рождество видит метель в Тирельских болотах, в которой сражаются мертвые солдаты — "души в снежном вихре".
В своих исторических произведениях Гринс рассказывает о разных временных периодах — про борьбу северных земгалов с епископским Орденом ("Кольцо Намейса"), про колонию Курляндского герцога Екаба ("Тобаго"), про Северную войну ("Обручённые")… Издательство Grāmatu draugs выпустило под редактурой Грина четырехтомник "Всемирной истории", где параллельно мировым событиям отражены исторические страницы Латвии. Другие работы в это жанре — "Земля и народы" и "История культуры и нравов"… Гринс перевел на русский сказки Карлиса Скалбе, а с немецкого на латышский — роман Ремарка "На Западном фронте без перемен".

За свои заслуги перед Латвией Александрс Гринс был награжден орденами Трех звезд и Виестура, а за отражение героической истории литовцев — орденом Гедиминаса. Он был преданным сторонником хозяйственной политики Карлиса Улманиса, которого сравнивал с героем своих романов "Тобаго" и "Три сокола" герцогом Екабом. С началом Второй мировой писатель вернулся в ряды Латвийской армии и участвовал в охране границ своего государства. С приходом советских войск в 1941 году был арестован НКВД, сослан в Астрахань и там в Рождество расстрелян.
Судьба книг. Для советской власти интерпретация событий Первой мировой, в которой командиры российской армии тысячами отправляют латышских стрелков на верную смерть, была неприемлемой. Вплоть до восстановления независимости Латвии произведения Александрса Гринса оказались под строжайшим запретом.
Викторина
Александр Грин или Александрс Гринс?
Угадайте, кто написал эти строки?
Начать
"Заплаканная и расстроенная, Мери сказала, что идет в город заложить обручальное кольцо. Она прибавила, что Меннерс согласился дать денег, но требовал за это любви..."
Нет, это не Александрс Гринс. Это "Алые паруса" Александра Грина.
Правильно. Это "Алые паруса", повесть-феерия о том, как бедная девушка Ассоль дождалась своего капитана Грея
Дальше
Проверить
Результаты
"Князь обнял Марию так крепко, что почувствовал боль в левой руке. Посмотрел на нее, потом — на правую, где блестело кольцо с парой переплетенных ужей, образом сокола и золотым венком из колосьев. Медленно снял кольцо и одел на палец девушки..."
Нет, это не Александр Грин. Это "Кольцо Намейса" Александрса Гринса.
"Кольцо Намейса", Александрс Гринс. История о том, как потомок земгальского вождя борется с захватчиками родины. И магическое кольцо — ему в помощь.
Дальше
Проверить
Результаты
"Если бы их души были цветами, сегодня бы они дрожали у нас на груди, качались над головами и бежали к причалу!"
"Души в снежном вихре", Александрс Гринс. Взросление и патриотизм Артура Ванагса в отчаянной борьбе латышских стрелков за независимость.
Нет, это не Александр Грин. Это фрагмент романа "Души в снежном вихре" Александрса Гринса
Дальше
Проверить
Результаты
"Твои стихи, подобно тупой пиле, дергают душу, не разделяя ее"
"Блистающий мир", Александр Грин. О человеке, наделённом чудесным даром полета, подобного полёту во сне, и о преследованиях его бездушными богачами, правящими миром.
Нет, это не Александрс Гринс. Это "Блистающий мир" Александра Грина.
Дальше
Проверить
Результаты
"Прощайте! – сказала Фрези. – Не знаю, что делается со мной, но отступить уже не могу". С этими словами она спрыгнула и, вскрикнув, остановилась на волне, как цветок».
"Бегущая по волнам", Александр Грин. Роман о несбывшемся, который современные критики отнесли бы книгу к жанру фэнтези.
Нет, это не Александрс Гринс. Это "Бегущая по волнам" Александра Грина.
Дальше
Проверить
Результаты
"Счастливого пути, сын, и не забудь, что на этом конце света у тебя есть родина", - сказал он, спускаясь с корабля на землю, и тогда настало время поднять флаг и отдать якорь".
"Тобаго", Александрс Гринс. Роман про победоносный заокеанский поход герцога Курляндского Екаба.
Нет, это "Тобаго" Александрса Гринса.
Дальше
Проверить
Результаты
Увы...
Советуем вам прочесть что-нибудь из Грина.
Начать заново
Неплохо, но вы можете лучше!
Советуем вам прочесть что-нибудь из Грина.
Начать заново
Неплохо, но вы можете лучше!
Советуем вам прочесть что-нибудь из Грина.
Начать заново
Впечатляет!
Похоже, вы прекрасно знакомы с творчеством Грина и Гринса
Начать заново
Отлично!
Похоже, вы прекрасно знакомы с творчеством Грина и Гринса
Начать заново
Фантастика!
Вы либо фанат Гринов, либо работник DELFI :)
Начать заново
Традиция. Кольцо для латышских сынов
За год до "Dvēseļu putenis" на экраны кинотеатров вышел фильм по мотивам другого романа Александрса Гринса "Кольцо Намейса" (1931). Исторический эпос пользовался большим успехом: за первые полгода его посмотрело более 80 тысяч человек.

С этим романом Грина, который в 30-е годы переводился и на русский язык, тесно связана история традиционного латышского мужского украшения. Своим названием кольцо обязано вымышленному персонажу — главе земгальского рода Намейсу, чей потомок хочет вернуть земли. Магический символ власти рода Намейсов — кольцо, которое в книге описывается как "два сплетенных серебряных ужа с рубиновыми глазами, золотым венком из колосьев над их головами, по центру — ястреб в полете".

Фото: LETA
В честь этого украшения были названы два серебряных витых кольца, найденных в 1938 году на раскопках городища Даугмале. Хотя датированы они были 12-13-м веками, когда мифический Намейс еще не родился. Кольцо получило распространение среди ссыльных латышей — оно стало символом для опознавания своих. К примеру, в общине соотечественников Мельбурна кольцо дарили старшим членам, в Стокгольмской латышской школе — выпускникам. В современной Латвии это кольцо отцы дарят достигшим совершеннолетия сыновьям.
Это первая статья проекта KOД.LV, которым портал DELFI знакомит русскоязычную аудиторию с самыми любопытными и массовыми увлечениями, традициями и тенденциями латышского мира. Теми, что составляют современный код нации. Как понять, почему накануне Лиго латыши ходят на спектакль "Дни портных в Силмачах"? Чем затягивают в тёмные залы латвийские картины "Свингеры" и "Души в снежном вихре"? Над какими своими качествами смеются типичные латыши? Почему они так неравнодушны к шлягерам и интеллектуальным играм? И, наконец — помните, для чего последней женой надо обязательно взять латышку?
Над проектом работали: Кристина Худенко, Кристина Моисеева (текст), Марис Морканс (фото, видео), Наталия Шиндикова (дизайн), Карина Ляшук (IT), Анатолий Голубов.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.