Кристина Моисеева, Марис Морканс (фото, видео)
Раймонд Паулс, буржуазное наследие и бутерброд с лососем
Что такое шлягер-музыка и почему ее так любят в Латвии
Незатейливые тексты про яркое солнышко, улыбку девушки и чаек в синем небе, простые мелодии — примерно так можно описать самый популярный музыкальный жанр в Латвии. Без этих песен не обходится ни один танцевальный вечер под открытым небом (zaļumballe). Играющие шлягер-музыку исполнители — желанные гости на городских или семейных праздниках, а фестивали с участием звезд жанра собирают десятки тысяч зрителей. Что же это такое — шлягер-музыка и почему ее так любят в Латвии?
У них и у нас
В русском языке термином «шлягер» обозначают популярную в какой-то период времени эстрадную песню, в то время как в Германии, откуда слово schlager (в переводе с немецкого — удар, ходовой товар, гвоздь сезона и т. п.) пришло в другие языки— это отдельный жанр музыки. Шлягер-музыка популярна во многих странах Европы. Именно этот стиль поначалу объединял формат конкурса «Евровидение».

В Латвии такую музыку также называют sirdsdziesma — душевная песня, что, похоже, намного точнее отражает суть этих композиций. Они сентиментальны, просты и их легко петь хором на семейном застолье. К тому же в большой компании всегда найдется кто-то владеющий гитарой или аккордеоном, ведь большого мастерства и виртуозного владения инструментом эти мелодии чаще всего не требуют.
Конечно, шлягер шлягеру рознь. Есть, например, Раймонд Паулс и его «Миллион алых роз» (Dāvāja Māriņa meitenei mūžiņu), а есть, Duets Sandra с песней про бутерброд с лососем. И если в первом случае текст латышского оригинала принадлежит перу недавно ушедшего из жизни знаменитого поэта Леона Бриедиса, то незатейливую песенку Lašmaizīte вряд ли можно считать образцом поэзии. И профессиональный эстрадный шлягер зачастую весьма далек от того, что принято называть шлягер-музыкой. Которая тоже бывает разной.
Es pie galda sēdu, lašmaizīti ēdu.
Vai kā garšo tā, nevajag nekā.

Сижу за столом, ем бутерброд с лососем.
Ой, как же вкусно, больше ничего не нужно.

Именно этот коллектив мы взяли в качестве пример неслучайно. По признанию профессионалов музыкального рынка, таких любительских групп по всей Латвии не счесть — практически в каждом городке или крупном селе есть свои «звезды», готовые за небольшое вознаграждение приехать с недорогим синтезатором и выступить на свадьбе или местном празднике. Но именно Duets Sandra каким-то необъяснимым образом несколько раз побеждал в опросах Latvijas Radio 2 (LR2 – канал общественного радиовещания, транслирующий музыку только на латышском языке).

Объяснить популярность дуэта не может никто. Критиковать коллег открыто никто не хочет — неэтично, но многие предполагают, что есть в этом что-то от ярмарочного шутовства. Причем в конкретном случае возведенного в энную степень, благодаря тому, что сами участники искренне верят в то, что занимаются музыкой по-настоящему. Оттого дуэт выделяется даже на фоне прочих музыкантов-любителей и безошибочно узнаваем. Говорят, что на празднование своего дня рождения в кругу близких друзей Duets Sandra позвал выступить один очень известный музыкальный деятель, официально отмечавший юбилей масштабными концертами в Arēna Rīga.
Дуэт был создан в 1991 году Андрисом Бринумсом и его супругой Сандрой, которая была солисткой и автором большинства композиций. Три года назад после тяжелой болезни она ушла ушла из жизни. Ее место в коллективе занял Андрис Рога. По признанию Бринумса, вынужденная смена состава не сказалась на гонорарах, но выступлений стало меньше. Когда-то дуэт давал около 300 концертов в год, сейчас получается примерно 150. При этом раньше весь гонорар оставался в семье, теперь его надо делить на два.

Подобные группы стали возникать как грибы после дождя в 1990-е годы, рассказывает музыковед и ведущая программ LR2 Дайга Мазверсите. Она автор нескольких книг о популярной музыке Латвии в XX веке.

Однако корни латышской популярной музыки надо искать в конце XIX века а зародилась она благодаря «отцу латышского театра» — актеру, режиссеру и драматургу Адольфу Алунансу, создававшему театральные постановки на бытовые темы с развлекательными песенками. «И достоверно неизвестно, сочинял ли он их сам или заимствовал мелодии из немецких песен и переводил тесты на латышский, — рассказывает Мазверсите. — Таким образом возникли первые образцы национальной развлекательной музыки». К 1930-м годам эта музыка окончательно прижилась в Латвии — при этом большинство песен пришли в страну из Германии, и их авторов зачастую установить крайне трудно. Такие композиции были и в репертуаре Альфреда Винтерса. В конце 1920-х годов он одним из первых начал писать и собственные песни.
«Их можно назвать шлягерами, ведь определение этого слова — то же, что и хит, популярная песня», — поясняет Мазверсите. Наиболее распространенными были песни в ритме вальса, польки и фокстрота. В студенческой среде большой популярностью пользовались застольные и романтические песни. Интересно, что некоторые из них знают и поют и по сей день. Например, популярная в Латвии в 30-е годы прошлого века Tiki tik, tiki tak (Meitene, zeltene), пришедшая из английского фольклора, и сейчас звучит на концертах местных групп. Во второй половине 1980-х группа Līvi сделала на нее рок-кавер.
После второй мировой войны местные шлягер-музыка несколько отошла на второй план. Как поясняет Дайга Мазверсите, по двум причинам. Во-первых, местные джазмены пытались привить населению любовь к джазу. Второй причиной было отношение советской власти, которая считала любое наследие буржуазной Латвии вредным для народа. Популярные песни тех лет попали под запрет для публичного исполнения, разве что звучали в ресторанах, но из эстрадного репертуара были изъяты полностью, так как считались образцом дурного вкуса.

Небольшая «оттепель» наступила в конце 50-х годов, когда министром культуры ЛССР был Волдемар Калпиньш, который хотел наладить культурные связи с эмигрантами. В 1960 году в Латвийской филармонии с огромным успехом прошли концерты Альфреда Винтерса, уехавшего в Швецию в конце войны. Однако спустя год во время чисток, инициированных Арвидом Пелше, Калпиньша обвинили в национал-коммунизме и сняли с должности с формулировкой «за ошибки буржуазно-националистического характера». На этом «оттепель» закончилась, и популярная в довоенные годы легкая музыка снова попала в немилость. Вместо этого народ стали развлекать эстрадой, включавшей в себя также цирковое искусство, танцы и разговорный жанр. А развлекательную музыку писали композиторы, проходившие конкурсный отбор.

В то же время песни, хоть и носившие идеологический характер, должны были быть массовыми и нравиться публике. Эту потребность тонко чувствовал Раймонд Паулс, создавший в середине 50-х годов первый профессиональный эстрадный коллектив — Эстрадный секстет Латвийского радио, который чуть позднее вошел в состав Рижского эстрадного оркестра при Латвийской государственной филармонии, просуществовавшего с 1957 по 1976 год. Вокалисты оркестра были настоящими звездами эстрады — Нора Бумбиере, Лариса Мондрус, Виктор Лапченокс, Маргарита Вилцане и другие. Ушедший из оркестра в 1958 году Паулс вернулся через 6 лет, чтобы возглавить его — и в последующие три года, до ухода композитора и пианиста, коллектив исполнял преимущественно его песни.
«Можно сказать, что именно Раймонд Паулс несет ответственность за то, как формировался музыкальный вкус населения», — говорит Дайга Мазверсите. Сам он всегда тяготел к джазу и даже делал джазовые обработки народных песен, но в то же время умел создавать легкие мелодии, которые были невероятно популярны. И именно он организовал в начале 90-х фестиваль Latvju ziņģe, который вернул на сцену музыку, которая была любима и понятна всем. Как рассказывает музыковед, концерты фестиваля, проходившие в разных городах страны, имели огромный успех и открыли дорогу к зрителю группам и музыкантам, для которых в советское время профессиональная эстрада была закрыта.

По словам Дайги Мазверсите, термин ziņģe (от немецкого singen - петь), бывший предшественником «шлягера» еще в XIX веке, больше подходит для того жанра, который завоевал массовую аудиторию по всей Латвии. А термина "шлягер-музыка" в профессиональной классификации нет, это понятие слишком размыто для четкого определения.

Дайга Мазверсите. Фото из личного архива
Тогда же, в начале 1990-х, полупрофессиональные и любительские группы получили доступ к эфиру Латвийского радио. От конкурса Mikrofona aptauja, куда попадали лишь прошедшие строгий отбор песни, отделился конкурс Šlāgeraptauja. Позже он получил эфир на Латвийском телевидении, где существует и по сей день — правда, в новом формате и с другим названием: Latvijas Sirdsdziesma.

Конкурс невероятно популярен, а его летние финальные концерты, где объявляют победителя зрительского голосования — песню года, собирает многотысячную аудиторию. Трансляция этих выступлений по числу телезрителей иногда даже превышает аудиторию Праздника песни. В прошлом году самой любимой "душевной песней" зрители назвали "Письмо стрелка девушке" Артиса Шимперманиса.
Расцвет шлягер-музыки в начале 1990-х связан еще и с тем, что после развала СССР в прошлое ушли цензура и худсоветы, а индустрия звукозаписи начала стремительно развиваться. По сути, это позволило всем, кто хотел стать звездой шлягер-музыки, получить доступ к широкой аудитории.

Одним из первых издателей латышской музыки в независимой Латвии стала компания Mikrofona ieraksti. Ее глава Элита Милграве признает, что сейчас, когда все можно делать буквально "на коленке" при помощи синтезатора и компьютера прямо дома и тут же выложить в Интернет, некачественной музыки действительно стало много. И, конечно, это не идет на пользу тем, кто готов вкладываться в технику, студию, специалистов и работать над качеством.

"В свое время, — говорит она, — свой вклад в текущую ситуацию сделало и Латвийское радио. Чтобы обеспечить объем музыкального контента, радиостанция брала в эфир в том числе и сомнительные с точки зрения качества композиции".
"На самом деле, — утверждает глава Mikrofona ieraksti, — есть много групп, которые работают на высоком уровне. Именно они попадают в список лауреатов ежегодной премии индустрии звукозаписи Zelta Mikrofons. Хотите узнать, что такое хорошая шлягер-музыка? Откройте в Spotify плейлист Vislabākā Latviešu Šlāgermūzikas Izlase. Они все там, от Labvēlīgais Tips и Dakota до Нормунда Рутулиса и Lauku muzikanti".

Милграве не согласна с теми, кто считает шлягер-музыку близкой родственницей народной песни. Шлягеры, по ее словам, слишком просты и, скорее, призваны служить бытовым потребностям. Народная песня очень поэтична и многослойна.

Скорее, можно провести параллели с так называемым русским шансоном, где есть как те, кто работает с очень хорошими музыкантами и собирает залы (например, Елена Ваенга), а есть такие же любители с "чинчидрилками", готовые выступить на юбилее односельчанина за небольшое вознаграждение.
Заработки латвийских артистов, работающих в жанре шлягер-музыки, очень разные - от 100 до 1500 евро за выступление. При этом многие музыкой на жизнь не зарабатывают, а постоянный доход им приносит официальная работа. Слишком маленькая у нас страна.
Группа Klaidonis. Фото из личного архива
Лидер группы Klaidonis ("Бродяга") Марис Слока говорит, что популярность шлягер-музыки совершенно естественна, так как практически каждый латыш с ней растет и взрослеет. Любимые песни, которые звучат на семейных праздниках, переходят из поколения в поколение: многим из них — несколько десятков лет.

"Думаю, у каждого народа есть своя популярная музыка, — рассуждает музыкант. — Так сложилось, что у нас это шлягеры. Конечно, сейчас у молодежи уже другие предпочтения, на концертах их бывает мало, но на фестивалях и танцевальных вечерах, где мы выступаем, они есть. И они довольно активны".

То, что в стране очень много любителей, дискредитирующих жанр шлягер-музыки, Мариса Слоку не очень беспокоит. "Да, кто-то из них может быть известен, но скорее как юмористическое шоу, которое приходят посмотреть 10-15 человек. Но, знаете, — признается он, — у меня самого есть песни, за которые мне стыдно. Часть из них я изъял из публичного доступа. Просто, думаю, каждый музыкант должен относиться к себе с самокритикой, хотя вкусы авторов и исполнителей нередко совершенно не совпадают с вкусом слушателей".
"Вы только не представляйте Duets Sandra как образец латвийской шлягер-музыки, — говорит руководитель Latvijas Šlāgerkanāls Игорс Линга. — Она совсем другая. Лучше приходите к нам 1 мая на юбилей телеканала, где выступят действительно самые популярные шлягер-группы — Apvedceļš, Galaktika, Klaidonis, Bruģis, Zeļļi, Baltie lāči, Kantoris 04, Liepavots, Rumbas kvartets и Dakota. И тогда все увидите и поймете".

В этом году телеканал, круглосуточно показывающий клипы и концертные записи в жанре шлягер-музыки, отмечает 10-летие. По словам Линги, он не может соперничать с общественно-новостными телеканалами, но имеет свою немалую и очень преданную аудиторию. Когда людям хочется расслабиться и не думать о проблемах, поясняет он, они включают для фона Latvijas Šlāgerkanāls. Часто его выбирают в заведениях бытового обслуживания и общепита. По словам Линги, нередко в эфире канала можно увидеть объявления и на русском языке — например, от людей, которые ищут романтические знакомства (телеканал предоставляет сервис sms-объявлений, транслирующихся на экране). При этом сказать, что канал популярен преимущественно в селах и маленьких городках, нельзя — своя аудитория есть у него и в Риге, и в других больших городах.
«Я бы сказал, что это музыка для взрослых людей, — дает свое определение Игорс Линга. — Сам я вырос на роке и панк-музыке, которые мне ближе всего по ощущениям, нравится джаз и дабстеп. Но и шлягер-музыка мне не мешает. Как правильно говорит мой брат (рок-музыкант Гвидо Линга, лидер группы Linga), для нас это ржаной хлеб с луком. Есть всякие пирожки и пирожные, но ржаной хлеб — это основа. Просто в свое время некоторые любительские группы, как я их называю «чинчидрилкас», извратили понятие шлягер-музыки некачественным исполнением. И многие очень хорошие музыканты, которые работают на высоком уровне и всегда вживую, не хотят, чтобы их причисляли к этому жанру. Само слово приобрело негативный оттенок».

При этом, отмечает Линга, есть вечные хиты, которые знает и молодежь. Например, песня Zemenes групы Apvedceļš или Kaija группы Bruģis».
Но, нравится профессионалам или нет, спрос на музыку диктуют все же потребители. А они хотят простых мелодий и текстов.

И именно ритмичные запоминающиеся композиции становятся хитами и помогают получить известность и любовь публики певцам, говорит композитор Раймонд Паулс.
Сам он, по его же признанию, про Duets Sandra не слышал, от шлягер-музыки довольно далек, предпочитая слушать американских джазовых пианистов.
Легенда шлягер-музыки — Čikāgas piecīši
Настоящей легендой и народными любимцами в Латвии во второй половине XX века была американская группа Čikāgas piecīši (образована в 1961 году в Чикаго), куда вошли молодые латыши из среды эмигрантов — Алберт Легздиньш, Модрис Авотиньш, Улдис Иеванс и Янис Ринкушс. Поначалу они выступали на молодежных мероприятиях диаспоры, но затем стали гастролировать. На своих концертах Čikāgas piecīši исполняли как свои песни, так и популярные американские композиции в стиле кантри, но с текстами на латышском языке, перемежая музыку юмористическими скетчами. Группа быстро стала популярной не только среди латышей в США, но и в других странах, где жили эмигранты.

В Латвии, где в советское время записи Čikāgas piecīši были практически под запретом. Первый концерт в Риге состоялся в 1989 году, и на эстраду в Межапарке пришло около 100 тысяч зрителей. К тому времени группа уже была легендой: песни знали почти все латыши, несмотря на то, что хранить пленки с записями было рискованно. По признанию участников группы, такая популярность среди жителей Латвии для них стала открытием.

В 2011 году группа отметила 50-летний юбилей большим туром по Латвии и заявила о прекращении активной гастрольной деятельности. В честь круглой даты в том же году был снят документальный фильм, посвященный Čikāgas piecīši. В прошлом году 30-летие их первого выступления в Латвии отметили постановкой музыкального спектакля «Čikāgas piecīši – atgriešanās». За время существования участниками легендарного коллектива побывали более 30 музыкантов и исполнителей. Часть из них уже ушли из жизни.
Это пятая статья проекта KOД.LV, которым портал DELFI знакомит русскоязычную аудиторию с самыми любопытными и массовыми увлечениями, традициями и тенденциями латышского мира. Теми, что составляют современный код нации. Как понять, почему накануне Лиго латыши ходят на спектакль "Дни портных в Силмачах"? Чем затягивают в тёмные залы латвийские картины "Свингеры" и "Души в снежном вихре"? Над какими своими качествами смеются типичные латыши? Почему они так неравнодушны к шлягерам и интеллектуальным играм? И, наконец — помните, для чего последней женой надо обязательно взять латышку?
Над проектом работали: Кристина Худенко, Кристина Моисеева (текст), Марис Морканс (фото, видео), Наталия Шиндикова (дизайн), Карина Ляшук (IT), Анатолий Голубов.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.