Foto: Vadims Kožins

Написанной на фоне Второй мировой войны пьесой Альбера Камю "Калигула" в постановке Сергея Голомазова, Рижский русский театр им. М.Чехова отметил свое 140-летие. Главную роль сыграл россиянин Шамиль Хаматов. В зале сидела его сестра Чулпан и многочисленные представители латвийского культурного бомонда. Абсурдность логики кровавого тирана на фоне трусливой покорности тех, кто еще недавно считал себя вершителем судеб, вызывала безусловные аналогии с днем сегодняшним.

"Ничего нет! Честь, совесть — как там ещё? — мудрость нации — всё исчезло перед лицом страха! Страх -это прекрасное чувство; без примесей, чистое, бескорыстное, животное чувство! Одно из тех редких чувств, которые лишают человека всякого благородства".

Увы, каждое слово из пьесы "Калигула" сегодня сыплет соль на кровоточащие раны. И неважно, что речь идет о событиях, случившихся почти две тысячи лет назад: между 13 июня 38 года и 24 января 41 года - днем убийства императора, среди званий которого было и "Отец отечества". А свою пьесу Камю писал с 1938 по 1944 годы — вряд ли надо объяснять, что послужило поводом и аналогиями.

В 1957 году, когда философу присудили Нобелевскую премию, в авторском комментарии к американскому изданию своих пьес он писал: "Будучи поначалу вовсе не злым правителем, после смерти Друзиллы, своей сестры и любовницы, Калигула понимает, что "люди умирают, и они несчастливы". Исходя из этого, обременённый абсолютной властью, отравленный ужасом и презрением, он пробует в полной мере насладиться абсолютной свободой, безнаказанно (как ему кажется) убивая и извращая все и всяческие ценности. В конце концов, он пресыщается и такой свободой…

Справедливо бунтуя против судьбы, он, однако, недооценивает людей… Впрочем, требуя от них логичных поступков, он логично вынуждает их убить и его самого. Это история сверхмощного самоубийства… Попытка в одиночку спастись от судьбы и достичь свободы за счёт других неизбежно приводит к смерти".

Калигула: от мальчишки-идеалиста до тирана-дракулы


Пережив шок от смерти сестры и любимой Друзиллы, юный император (Шамиль Хаматов) по прозвищу Калигула ("Сапожок") - так его окрестили за страсть переодеваться в костюм легионера - исчезает на три дня, а возвращается другим человеком. Он решает стать полностью свободным - от любых условностей. Благо, должность позволяет не церемониться ни с кем и ни с чем. Терпилы-патриции только бесят своими трусостью и стремлением угодить. "Однокашники" подыгрывают — то ли по безусловной любви и дружбе, то ли для иных бонусов. Народ, как водится, безмолвствует, а мудро управлять им — скучно и бессмысленно.

Foto: Vadims Kožins
Пластичный, с животной органикой Шамиль Хаматов, оставивший работу в московском "Современнике" и, следом за сестрой перебравшийся в Ригу, стал для труппы Рижского русского театра, наверное, не менее удачным приобретением, чем век назад бежавший от революции Михаил Чехов. Благодарностей современному воплощению Калигулы посылать не хочется, но несчастье на востоке снова помогло счастью латвийских театралов. При этом хочется верить, что аналогии с Чеховым не будут развиваться дальше (тогда усилившийся национализм заставил русского гения театра двигаться дальше — в Голливуд).

На глазах зачарованной публики Калигула-Хаматов перерождается: избалованный судьбой мальчишка, эдакий ученик элитарного колледжа, становится откровенным дракулой, который с трудом тянет ноги в ожидании свежей порции крови и страданий, дающих прописку если не в вечности, то в истории.

Как всегда, точна Екатерина Фролова — исполнительница роли Цезонии, боевой подруги Калигулы. Недаром свой букет на поклонах ей вручила сама Чулпан Хаматова. Палитра Фроловой — от любовной драмы до воландовского бурлеска. Вместе с Геликоном (Родион Кузьмин) Цезония откладывает детские игрушки в пыльный ящик и с аппетитом включается в предложенную Калигулой "Игру в кальмара", где кровь и слезы льются не понарошку. Те, кто не принимает игру — вроде страдающего нытика-поэта Сципиона (Максима Бусела срочно заменил Иван Стрельцов) - выходит вон. Над такими измываются (убивают отца), но не обязательно пускают в расход - то ли уважают позицию, то ли это вопрос времени.

Запоминается маленькая, но яркая роль Татьяны Лукашенковой, внешне чем-то напоминающей вечно всклокоченную Валентину Матвиенко — жены патриция, которую имеют буквально на глазах честной публики. Кто решится сказать хоть слово против?

Foto: Publicitātes attēli
Реклама спектакля построена на детских фото исполнителей главных ролей. В двух актах на сцене появляются симпатичные мальчики и девочка. Почему-то вспоминается обязательный к заучиванию в советских детсадах стишок Агнии Барто: "Когда был Ленин маленький, С кудрявой головой, Он тоже бегал в валенках. По горке ледяной". Как вовремя разобраться, из какой кудрявой головы вырастет тиран, а из какой — тот, кто вернет веру в человечность?

Этим вопросом задается режиссер спектакля Сергей Голомазов. Природу зла он изучает давно. Его другая постановка в Рижском русском театре спектакль по пьесе Артура Миллера "Это случилось в Виши" тоже была вдохновлена событиями Второй мировой. "В каждом есть возвышенное и ничтожное. И этому ничтожному надо найти место, которое будет все время под наблюдением, чтобы не проросло и не стало чем-то главным в жизни, как это происходило — в Италии, Греции, Чили, Германии…" - рассуждал тогда режиссер.

Сегодня под его лупой — проводники добра и зла. Как происходит выбор? Как принимаются решения? И в этом смысле притягательные персонажи Калигулы, Цезонии и Геликона заставляют не на шутку призадуматься — как в желании избавиться от бесполезных маразматиков-патрициев не возвести на трон энергичных проводников смерти.

От мраморных древнеримских колонн сегодня осталась лишь голая арматура, от богато украшенных стен — штукатурка под новые обои (элементы оформления сцены), антураж меняется, а сценарий повторяется вновь и вновь. Последние слова Калигулы "Я еще жив!" - наша реальность.

Театру - 140 лет: а теперь, Чайковский!


После премьеры публика собралась, чтобы отметить 140-летие Рижского русского театра им. М. Чехова. Два экс-президента (Затлерс и Вейонис) с супругами, экс-премьер Марис ГАйлис, актеры, режиссеры и руководители других театров Латвии и Эстонии, певцы Лайма Вайкуле и Интарс Бусулис…

Госсекретарь Министерства культуры Даце Вилсоне поздравила театр вручила его директору Дане Бйорк белую скатерть (для сплочения и праздников), глава Союза театральных деятелей Оярс Рубенис — ведро меда и "нормальный самогон" (чтобы было, чем угощаться), а председатель Общества гарантов Алексей Шейнин, назвавший театр "государственной ценностью", обещал продолжить помощь и вручил кофейный аппарат для всего коллектива.

Режиссекр Сергей Голомазов в своей рассудил, что Рижский русский театр, который выстоял в двух мировых войнах и продолжает держаться в столь непростое время, несомненно достоин занимать свое место в театральной палитре творческой жизни Латвии. Юбилейный торт разрезали под музыку Чайковского в исполнении группы Dagamba.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!