Чего ждать Кремлю от нового президента США? Отвечают российские и американские эксперты
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Кандидат от Демократической партии Джо Байден победил республиканца Дональда Трампа на выборах президента США. О том, как это скажется на внешней политике страны, отношениях Вашингтона и Москвы, Русской службе Би-би-си детально и по пунктам рассказали ведущие американские и российские международники. Если совсем коротко, то, с одной стороны, они прогнозируют усиление давления на Россию, с другой — большую предсказуемость и продление договоров СНВ. Но, как обычно, есть множество нюансов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Когда в субботу, 7 ноября, Джо Байден набрал необходимое число голосов на выборах президента США, мировые лидеры стали поздравлять его с победой. Новому лидеру США уже звонили премьер-министр Канады Джастин Трюдо, премьер Великобритании Борис Джонсон, президент Франции Эмманюэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель.

Но Кремль пока сохраняет молчание — отношения двух стран остаются плохими в течение многих лет (утром 9 ноября пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков попытался объяснить, почему Кремль молчит). И избрание 46-м президентом США кандидата от Демократической партии Джо Байдена вряд ли серьезно изменит эти отношения — в этом уверены эксперты-международники с обеих сторон, с которыми поговорила Русская служба Би-би-си.

Большинство из них ожидает ужесточения взаимной риторики Вашингтона и Москвы. Вместе с тем в отдельных аспектах двусторонних отношений предполагается большая предсказуемость. Эксперты допускают и возвращение дипломатов, взаимно депортированных в последние годы после шпионских и санкционных скандалов.

Отношения двух стран


Спойлер: риторика ужесточится, отношения не восстановятся

Андрей Кортунов, гендиректор Российского совета по международным делам:

Общая риторика ужесточится. Она была жесткой у Байдена как кандидата в президенты, такой будет и после вступления в должность.

Вернется политика более жесткого давления на Россию по линии прав человека. Двусторонних саммитов, по всей видимости, не будет. По крайней мере, в ближайшем будущем. Максимум — встреча на многостороннем мероприятии.

Андрей Сушенцов, директор Института международных исследований МГИМО:

Отношения между странами не вернутся к состоянию полнофункциональных и полностью рабочих, какими они были при Буше-младшем или Обаме до 2014-го. Над ними всегда будет довлеть 2016 год [то есть победа Трампа на президентских выборах в США, по итогам которых демократы обвиняли Россию во вмешательстве в избирательный процесс]. С тех пор сама международная среда стала другой, страны больше поглощены собой.

Россия уже меньше возлагает надежд [на улучшение] в отношениях с США. Прорывов ждать неоткуда. Важно избегать конфликтов и бессмысленности. И вернуть здравомыслие в двусторонние отношения, поскольку в последние годы они были наполнены скандалами.

Поэтому я бы назвал эти отношения так: взаимно дистанцированы и взаимно отрешены друг от друга.

Томас Пикеринг, экс-заместитель Госсекретаря США и бывший посол в России:

Необходимо остановить взаимное преследование дипломатов и вернуть в отношения достоинство и уважение друг к другу. Также нужно противостоять вмешательству в выборы в США и искать возможности для поиска областей для сотрудничества — возможно, через доверенных представителей на высоком уровне или посредников.

Мэттью Рожански, директор Института Кеннана в Вашингтоне:

Я не жду больших изменений. Те, кто отказался от улучшения отношений между США и Россией, сейчас не найдут повода для надежды. А те, у кого надежда еще есть, могут долго ждать каких-либо позитивных сигналов.

Связи Кремля с руководством Демпартии


Спойлер: Из-за победы кандидата-демократа в США в Москве вряд ли сменятся кураторы внешней политики

Андрей Кортунов:

Если говорить о взаимодействии на высшем уровне — конечно, между Путиным и Байденом и Демократической партией в целом "химии" нет. Отношения еще в годы президентства Барака Обамы были не очень позитивными.

Но если говорить о взаимодействии на уровне чиновников, то тут может быть полегче — не только потому что какие-то симпатии, а просто Байден будет больше делегировать.

Но станет ли Кремль менять истеблишмент под Байдена? Это вряд ли. Если нынешние исполнители российской внешней политики поменяются, то не из-за Байдена.

Александр Дынкин, президент ИМЭМО РАН:

Деление на истеблишмент под демократов и под республиканцев — изобретение политтехнологов, и оно очень искусственное. Есть те, кто говорят, что теперь надо все отношения прекратить со Штатами, и таких немало.

Считаю, что мы связаны одной цепью — это уравнение баланса стратегических потенциалов, и здесь необходимо поддерживать баланс, транспарентность и контроль. Россия и США — единственные две страны, которые могут уничтожить друг друга за 30 минут.

Андрей Сушенцов:

Мы никогда не были заточены на работы с какими-то группами. У нас централизованный интерфейс внешней политики.

Российские элиты и руководство не ожидают никаких прорывов ни со стороны ЕС, ни США, и после [экс-президента Дмитрия] Медведева не ориентируются на какой-то внешний эффект. Главное для России — устойчивость, стабильность и оборона на внешнем контуре. Не думаю, что здесь какие-то будут перемены.

Томас Пикеринг:

Россия захочет наладить контакты, обсудить стратегические вопросы и сотрудничество, возобновить регулярные дипломатические обмены. Но [там] не ожидают, что дела будут идти как когда-то.

Санкции против России


Спойлер: санкции точно не ослабнут, можно ждать ужесточения

Андрей Кортунов:

Во время избирательной кампании Байден все время говорил о необходимости усиления санкционного давления на Россию. Не исключено, что вслед за европейцами США введут санкции из-за отравления Алексея Навального. Возможно, более активное использование списка Магнитского вплоть до его расширения.

Видимо, будет разговор о том, готов ли Байден поднять санкции на новый уровень — в отношении банков, в отношении российского экспорта ресурсов, санкции о возможном вытеснении России из международных расчетных систем. И здесь мнения расходятся.

Если будут приняты секторальные санкции — это будет всерьез угрожать американским национальным интересам, так как может начаться дестабилизация рынков, в том числе глобальных. Неясно, готов ли будет Байден за все это платить. Большинство экспертов считает, что не готов, а значит, санкции будут носить более символический, чем сущностный характер.

Александр Дынкин:

Думаю, эта политика [санкций] будет продолжаться. Байден уже сделал ряд резких заявлений. Здесь пальма первенства принадлежит демократам. Если при Трампе было введено шесть раундов санкций, то при его предшественнике-демократе Обаме — 46 раундов.

Андрей Сушенцов:

Я бы воспринимал их [санкции] как константу, при которой будем жить всегда — такой новый торговый тариф.

Томас Пикеринг:

Скорее всего, [санкции] будут сохраняться, если только не будут устранены причины по которым их ввели — Восточная Украина и Крым.

Мэттью Рожански:

Конгресс не будет отменять какие-либо из уже принятых санкций, а министерство финансов продолжит обеспечивать их соблюдение и обновлять.

Однако по сравнению с необычайной напряженностью между Конгрессом и президентом Трампом из-за отношений США и России, после января между Белым домом и Конгрессом могут быть более нормальные отношения. Это означало бы большее уважение к исполнительной власти в том, как проводить внешнюю политику, и меньшее давление в отношении санкций.

Но, конечно, все зависит от того, что делает Россия. Если будет какая-то дополнительная провокация, например, в Беларуси, ждите новых санкций.

Возвращение дипломатов


Спойлер: эксперты ждут восстановления численности сотрудников посольств

Андрей Кортунов:

Можно ожидать, что Байден восстановит полноценное дипломатическое присутствие. На это будут давить и напирать чиновники, которым война посольств доставляет большое число неудобств.

Думаю, что Байдену это будет сделать легче, чем Трампу, потому что он не рассматривается в США агентом Путина. Такая нейтральная вещь может пройти.

Андрей Сушенцов:

Приход Байдена может способствовать возвращению высланных дипломатов и доведению их количества до необходимого числа. Это и несложно, и никто не пострадает. Но в связи с пандемией весь туризм и уровень бизнес-коммуникаций между странами "лежит на боку".

Политика в СНГ


Спойлер: США сохранят поддержку прозападных сил в постсоветских странах

Андрей Кортунов:

Видимо, будет увеличена поддержка Украины и других стран, которые противостоят России. Дипломатически и экономически будут поддержаны те силы, которые ориентируются на Запад.

Условно говоря, поддержка может оказываться Координационному совету оппозиции Беларуси в том случае, если он такую поддержку будет готов принять.

Александр Дынкин:

Избрание Байдена сулит большую идеологическую конфронтацию по разным вопросам — и в первую очередь по постсоветским странам: Украине, Молдавии, Грузии, Белоруссии.

Томас Пикеринг:

Слишком велико недоверие в урегулировании на востоке Украины, чтобы увидеть какой-то интерес и стремление к достижению урегулирования.

Мэттью Рожански:

Украина стала политически чувствительным вопросом для Байдена, и поэтому он, вероятно, будет ограничивать свою личную роль в этом вопросе, предоставив решать его, как и сейчас, чиновникам среднего звена и карьерным дипломатам. Это означает широкую преемственность с прошлой политикой США, поддержку украинских реформ, умеренную поддержку борьбы Украины с Россией на Востоке и продолжение давления на Россию.

В любом случае переговоры по Украине явно ведут Германия и Франция, а не Вашингтон.

НАТО


Спойлер: После Трампа Байден смягчит риторику по НАТО, но не снимет вопрос финансирования Альянса

Андрей Кортунов:

Несмотря на негативные высказывания, Трамп серьезного вреда НАТО не нанес. При Байдене изменится риторика, но не более.

Андрей Сушенцов:

С приходом Байдена в Европе, думаю, все [с облегчением] выдохнут. И скажут: наконец-то ты пришел!

Но тезис, что европейцы должны тратить больше на НАТО, останется. Трения между США и Европой сохранятся. Европейцы размышляют над новыми налогами для США, вопросы носят стратегический характер — это стоит сотни миллиардов долларов.

Томас Пикеринг:

Атаки на членов альянса по поводу увеличения финансирования, которые были при Трампе, прекратятся. Но частично давление будет продолжено. Никакого расширения.

Мэттью Рожански:

Ожидайте более традиционного отношения США к НАТО, возможно, визита в Европу в самом начале президентства Байдена, с посланием "мы любим и поддерживаем наших союзников".

Но США все равно захотят, чтобы союзники пошли на разделение [финансового] бремени и повышение расходов на оборону, поскольку эта политика была последовательной в администрациях Буша, Обамы и Трампа.

Договоры о нераспространении или ограничении вооружений
Спойлер: договор СНВ, скорее всего, продлят, не исключены попытки урегулировать проблемы с Ираном и КНДР

Андрей Кортунов:

Победа Байдена может принести более высокую предсказуемость в выстраивании двусторонних отношений. И прежде всего в вопросах контроля вооружений и стратегической стабильности, если, конечно, Байден останется в рамках своих предвыборных обещаний.

Андрей Сушенцов:

Байден обещает, что СНВ будет продлен. Что неплохо. Но на этом позитивная повестка будет закончена.

Александр Дынкин:

Трамп за четыре года не начал ни одной вооруженной кампании и пытался вывести свои войска. Думаю, он столкнулся с большим сопротивлением в этом отношении. Ему удалось частично сократить контингент в Афганистане.

Думаю, у Байдена не будет таких намерений. Он будет смягчать отношения с союзниками — с Францией и Германией.

Захочет ли он вернуться к ядерной сделке с Ираном — я в этом не убежден, но это было бы неплохо. Думаю, он разблокирует ВТО, может вернуть США в соглашение по климату и будет менее аррогантен [высокомерен] к таким международным соглашениям.

Томас Пикеринг:

Не исключаю возможности возвращения США к совместному плану по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (СВПД) с дальнейшим переходом к следующему этапу.

Что касается КНДР, здесь трудно [чего-то добиться] даже с помощью России. Скорее всего, стоит рассматривать поэтапный подход, а не идею грандиозной сделки Трампа.

Также Россия постарается продлить СНВ-3 на пять лет.

Мэттью Рожански:

Новый договор СНВ, вероятно, будет продлен не позднее начала февраля, когда он истечет.

Могут начаться переговоры по другим возможным соглашениям — таким как замена договора о ракетах средней и меньшей дальности — и обсуждение более широких вопросов стратегической стабильности: космос, кибернетическое и гиперзвуковое оружие.

Сирия


Спойлер: Из-за позиции Турции и без заинтересованности России ситуация вряд ли изменится

Андрей Сушенцов:

И при Трампе США там не были решающей силой на земле. Клубок слишком тугой — с участием Турции, которая ведет автономную политику и доставляет неудобства не только России, но и Ирану, и США. Турция поссорилась со всеми, но обладает там инициативой.

Томас Пикеринг:

Перспектива взаимодействия в Сирии неопределенная, если только Россия не проявит явной заинтересованности в совместной работе, начиная с всеобщего прекращения огня и заканчивая назначением переходного правительства. Но недоверие слишком велико.

Мэттью Рожански:

Я не жду здесь больших изменений. Хотя администрация Байдена может быть менее мотивирована к выводу немногих оставшихся американских войск из страны. Но и ждать заметного увеличения военного присутствия США не стоит.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Tags

Россия президент США Путин выборы в США Джо Байден Кремль Санкции
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form