Исследователь сталинских репрессий Юрий Дмитриев приговорен к 15 годам колонии строгого режима
Foto: TASS/Scanpix/LETA

Городской суд Петрозаводска огласил третий вердикт по делу карельского историка-поисковика Юрия Дмитриева. Суд признал его вину в изготовлении порнографии и хранении оружия и добавил два года к уже вступившему в силу 13-летнему сроку по обвинению в насильственных действиях сексуального характера. Ужесточения приговора добилась прокуратура. В итоге 66-летний историк приговорен к 15 годам колонии строгого режима.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Из этого срока будет вычтено время, которое Дмитриев провел в СИЗО — там он находился без малого пять лет. Точные расчеты, по словам его адвоката Виктора Ануфриева, поступят позже.

Подсудимый принял приговор спокойно и сказал, что решение судьи ему понятно. "Спасибо за то, что приходили сюда все это время", — сказал он, обращаясь к журналистам.

Публику в зал суда не пустили. Пришедшие поддержать историка люди кричали "позор" приставам, когда те выводили Дмитриева из зала суда. "Невиновен", — скандировали несколько десятков сторонников.

"Подобный результат прогнозировался мною, — признал адвокат Ануфриев. — Было ясно, что после апелляции в этом суде будет назначено именно два года [по обвинениям в порнографии]. — Это для того, чтобы показать силу, влияние, значение силовых структур, которые попросили изначально, во время второго процесса, дать Дмитриеву 15 лет".

Историк с самого начала отрицал вину по всем обвинениям. Его сторонники убеждены, что дела против Дмитриева сфабрикованы и преследование носит политический характер.

Адвокат Дмитриева сказал, что приговор будет обжалован.

Уже пять лет в СИЗО

Дело Дмитриева тянется уже пять лет, и все это время (за исключением двух с половиной месяцев) 66-летний исследователь сталинских репрессий провел в СИЗО.

Суд по обвинениям в изготовлении порнографии и хранении огнестрельного оружия в апреле 2018-го закончился оправданием Дмитриева по первому обвинению и незначительным наказанием по второму.

В июне 2018-го Дмитриев был арестован снова, и в суд ушло дело и о порнографии, и о насильственных действиях сексуального характера, и о хранении оружия (на самом деле — части старого ружья).

После двух лет слушаний в июле 2020-го суд постановил, что в эпизоде с насильственными действиями Дмитриев все-таки виновен. Но тогда судья Александр Мерков дал наказание "ниже низшего" порога, приговорив подсудимого к трем с половиной годам тюрьмы вместо запрошенных обвинением 15-ти.

Сторонники историка посчитали это фактическим оправданием, так как с учетом отсиженного под арестом он мог выйти на свободу уже в ноябре прошлого года.

В Верховном суде Карелии тот вердикт опротестовали и защита, и сторона обвинения. В сентябре 2020-го суд поддержал требования прокуратуры, постановив, что применять статью УПК, разрешающую давать наказание ниже определяемого статьей, не стоило, и увеличил тюремный срок по эпизоду, в котором Дмитриева признали виновным, до 13 лет.

Дело по так и недоказанным обвинениям в изготовлении порнографии ушло на новое рассмотрение, завершившееся сегодня.

История предыдущих двух дел

Как и предыдущие два процесса, третий был закрыт от публики и журналистов, так как предмет рассмотрения — отношения Дмитриева с приемной дочерью, которой еще не исполнилось 18 лет.

В декабре 2016 года в результате обыска в квартире историка на его компьютере были обнаружены фотографии девочки в обнаженном виде. Обыск был проведен на основании анонимного заявления о том, что Дмитриев фотографирует свою дочь в обнаженном виде.

Поиски не заняли у оперативников никакого времени, из чего защитники Дмитриева заключают, что полиция точно знала, где и что надо искать. Снимков было около 200.

Дмитриев называл их частью своеобразного "дневника здоровья" ребенка на случай каких-либо претензий в том, что за девочкой, у которой были проблемы в развитии, не ухаживают должным образом. Столь необычный способ контроля за состоянием ребенка он объяснил привычкой к фотодокументации, сложившейся за годы поисковых работ.

Но в следственное дело были включены лишь девять изображений, которые обвинители называли порнографией. На нескольких снимках девочка была в обнаженном виде, сидя в кресле, на других была сфотографирована промежность ребенка.

На судебных слушаниях Дмитриев объяснил появление этих фото жалобами ребенка на боль в паху, и сказал, что он документировал отсутствие видимых травм после жалоб девочки.

Обвинение построило дело на заключении привлеченных экспертов, которые назвали эти фотографии порнографическими. Защита отмечала, что выбранные следователями эксперты не обладали специальными познаниями, и ходатайствовала о проведении новой экспертизы на этот счет, не признавая фотографии непристойными.

Проведенные психологические обследования не нашли у подсудимого педофильских наклонностей. В конце 2017 года еще одна экспертиза, проведенная в учреждении, выбранном прокуратурой, также заключила, что порнографией снимки не являются.

Виктор Ануфриев, адвокат, представляющий Юрия Дмитриева все эти годы, подчеркивал, что на первом процессе приемная дочь говорила, что очень любит отца и что он никогда не относился к ней плохо. Высказывания девочки поменялись в опросах, проведенных на следствии по второму делу.

К тому времени ребенок уже полтора года жил у родной бабушки. Именно с заявления последней о том, что Дмитриев допускал в отношении внучки какие-то развратные действия, началось второе дело.

Следователи и привлеченные следствием психологи опросили ребенка. Ануфриев отмечал, что речь девочки в расшифровках видео опросов изобилует выражениями, не свойственными подростку, а беседовавшие с ней, вероятно, старались навести ее на определенные ответы.

Экспертиза этих опросов была проведена независимыми специалистами, которые также сделали вывод о том, что беседовавшие с ребенком следователь и специалисты, привлеченные следствием, подталкивали девочку к высказываниям.

Между тем самого Дмитриева подвергли еще одному обследованию, и оно вновь не обнаружило у него никаких расстройств психики на сексуальной почве.

"Новая газета", сумевшая получить доступ к материалам второго дела незадолго до завершения процесса, сообщила, что основой очередных обвинений против Юрия Дмитриева были утверждения девочки, что приемный отец несколько раз касался ее промежности.

Дмитриев объяснил, что таким образом всего-навсего проверял, не описалась ли дочь, в то время страдавшая недержанием.

"В какой-то из дней, утром, когда [дочь] пришла ко мне и как обычно села ко мне на колени, я почувствовал запах мочи, я понял, что она описалась. Естественно, я потрогал руками трусики и спереди и сзади в области половых органов, я понял, что ребенок описался, после чего мы пошли мыться", — цитировала "Новая" показания Дмитриева на суде.

По третьему кругу и дальше

Обвинения в изготовлении порнографии ушли на третье рассмотрение в их первоначальном виде, подчеркивает адвокат Роман Масалев, который присоединился к процессу недавно, пока основной защитник Дмитриева болел коронавирусом.

"Новых экспертиз не проводилось, весь вопрос — в оценке представленных доказательств. Суд первой инстанции [в 2020-м году] оценивал их одним образом, апелляция не согласилась с этим".

Год с лишним продолжались попытки защиты оспорить обвинительный вердикт по статье о насильственных действиях сексуального характера. Первую неудачу защита потерпела в кассационном суде Петербурга, который оставил решение Верховного суда Карелии, увеличившего срок Дмитриеву, в силе.

После этого жалоба на решение ВС Карелии была направлена в Верховный суд России. В середине октября, после полуторамесячного ожидания, Верховный суд отклонил жалобу.

19 октября с жалобой уже на этот отказ адвокат Ануфриев обратился непосредственно к председателю Верховного суда. В этом состоянии обращение защиты Дмитриева застыло в картотеке ВС.

Невзирая на это, судья Екатерина Хомякова повела процесс в Петрозаводске к завершению.

"По-хорошему, можно было бы и подождать, — говорит адвокат Масалев. — Не знаю, почему наш суд занял такую позицию, что дело должно быть рассмотрено здесь и сейчас. Все наши ходатайства на финальной стадии были отменены, коротко и, я считаю, немотивированно".

На ознакомление с делом из 27 томов Масалеву дали четыре дня. "Это нереальные сроки", — говорит он.

Отдельная жалоба на то, как рассматривалась апелляция на прошлогодний приговор, подана в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Адвокат Марина Агальцова поясняет, что Дмитриев плохо слышит и практически не мог разобрать то, что говорилось в Верховном суде Карелии в сентябре прошлого года.

Он просил доставить его в суд из СИЗО (расстояние меньше километра), но ему было разрешено участвовать в заседании лишь посредством трансляции. "Мы пожаловались на то, что в апелляции не было нормального доступа к правосудию", — объясняет юрист.

Вероятно, после сегодняшнего приговора эта жалоба будет дополнена. Когда ЕСПЧ коммуницирует этот материал и когда приступит к рассмотрению, пока неизвестно.

Отдельно, по словам Агальцовой, планируется обращение в Конституционный суд с жалобой на то, как расширительно толкует суд понятие насильственных действий сексуального характера.

Поиски неудобной правды

Сторонники Дмитриева, собирающиеся перед каждым заседанием суда в Петрозаводске последние пять лет, уверены, что реальная причина для преследований историка — его правозащитная деятельность и высказывания, которые на протяжении последних лет становились все более неудобными для властей.

Юрий Дмитриев известен прежде всего тем, что в 1997 году, опираясь на архивные данные, нашел расстрельный полигон в урочище Сандармох, где был уничтожен так называемый первый Соловецкий этап и тысячи других заключенных из сталинских лагерей.

Его усилиями Сандармох превратился в мемориал, где каждый год проводятся дни памяти жертв сталинского террора. Сосновый бор в Сандармохе собирает родственников тех, чьи тела находятся в 236 обнаруженных братских могилах, и людей, кто до сих пор не знает, что стало с их родными, убитыми по приказу Сталина.

Коллеги Дмитриева считают, что после геополитического разворота середины 2010-х, последовавшего за военными операциями России на Украине, особое раздражение у властей вызывали усилия Дмитриева по интернационализации памятных событий и мемориалов — он приглашал в Сандармох делегации из стран бывшего СССР и приграничных с Россией государств, чьи соотечественники погибли в годы Большого террора.

В течение 20 лет после обнаружения могил в Сандармохе Дмитриев работал над поиском других захоронений заключенных, часто — вдалеке от Карелии.

Коллега и единомышленник Дмитриева историк Анатолий Разумов в интервью Би-би-си отмечал, что именно Юрия Дмитриева, с его опытом сочетания архивной деятельности с работой "в поле" привлекало новгородское общество жертв сталинских репрессий для поиска тех, кто мог быть расстрелян на территории современной Новгородчины.

Много сил Дмитриев потратил и на то, чтобы отыскать могилы двух других этапов, которыми увозили приговоренных к расстрелу с Соловецких островов — предположительно один из них может находиться на севере Ленинградской области.

Архивы ФСБ, в которых могут содержаться указания на места расстрелов, закрыты для исследователей.

На уже известных архивных данных Дмитриев работал над составлением книг памяти о погибших и репрессированных жителях республики. Второе издание книги "Место памяти — Сандармох" вышло, когда Дмитриев уже находился в заключении.

"Нам казалось, что темные времена остались в прошлом"

В мае этого года карельский правозащитник был награжден премией Сахарова. Осенью на церемонии вручения премии была зачитана речь Юрия Дмитриева, переданная им из СИЗО.

"Все эти годы я, по мере сил и способностей, возвращал имена и добрую память многочисленным жертвам коммунистического произвола, существовавшего в моей стране в прошлом веке, — писал он. — Искал, находил и превращал в места памяти могилы жертв политических репрессий. Возвращал ныне живущим людям из разных стран имена и память о пропавших во мраке коммунистических времен их родных и близких, рассказывал о судьбе, об их трагической кончине, о месте их захоронения. Писал книги, чтобы сохранить эту память".

"Нам казалось, что эти темные времена остались в прошлом. Но правы оказались те, кто говорит, что история развивается по спирали. Вновь в России заработал репрессивный механизм. Вновь арестовывают и бросают в тюрьмы людей, несогласных с сегодняшним политическим курсом правителей. Вновь поводом для ареста служат придуманные перепуганной властью причины. Снова в моей стране по желанию власти закрываются газеты и журналы, редакции теле- и интернет-изданий. Все больше людей вынуждены покинуть страну, опасаясь за свою жизнь, за своих детей, родных и близких".

Завершая свое послание, Дмитриев написал, что, как бы ни сложилась его судьба, он будет продолжать усилия по восстановлению трагической истории России.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

BBC News Русская служба:

Статьи по теме:
 
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.