Корона и религия. Почему во время пандемии сплоченность верующих оборачивается против них и как с этим быть
Foto: AFP/Scanpix/LETA

Израильская армия несколько дней назад по специальному указу правительства оцепила город Бней-Брак, фактически взяв его в блокаду. На въездах установлены блок-посты. За порядком следят сотни полицейских и солдат. Улицы пусты — власти Израиля взяли город под контроль для борьбы со свирепствующим здесь коронавирусом.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

В Бней-Браке живут почти исключительно ультраортодоксы — представители одного из течений иудаизма, ведущие обособленный, даже архаичный образ жизни. Большая часть мужчин здесь посвящает все свое время изучению Торы и молитвам. Женщины в основном занимаются домашним хозяйством, рожают и воспитывают многочисленных детей. Ультраортодоксы редко работают и почти не служат в армии, хотя в Израиле эта служба является обязательной для всех остальных граждан вне зависимости от пола. Живут в Бней-Браке бедно, скученно, порой по 8-12 человек в небольшой квартире, получая дотации от государства и пожертвования от заграничных еврейских фондов и филантропов.

Этот обособленный образ жизни вызывает немалое раздражение остальных израильтян. Про ультраортодоксов говорят, что они паразитируют на других, не отдавая обществу ничего взамен. Нередко их называют невеждами, застрявшими в XVII веке (ультраортодоксы, как правило, не получают светского образования, даже школьного, а также почти не пользуются благами цивилизации). С недавних пор для недовольства и осуждения появился еще один, причем крайне серьезный повод — стремительное распространение коронавируса.

Именно религиозные города и районы стали рассадниками эпидемии в Израиле. Бней-Брак и Иерусалим, в котором тоже очень много ультраортодоксального населения, занимают первые две строчки в невеселом списке лидеров по числу зараженных. Причем в сравнительно небольшом Бней-Бараке на 195 тысяч жителей — 1386 зараженных, почти столько же, сколько в Иерусалиме, где живет 900 тысяч. На третьем месте светский и либеральный Тель-Авив — но здесь всего 393 случая заражения на 450 тысяч жителей.

Ультраортодоксы не признают над собой светскую юрисдикцию. Часть из них — правда, не все — и вовсе отрицают право Израиля как светского государства на существование, ожидая прихода Мессии. Указания раввинов для этих людей безусловно важнее всех предупреждений премьер-министра. А потому, когда в стране было объявлено чрезвычайное положение и правительство ввело меры против распространения коронавируса — большинство ультраортодоксов пропустили их мимо ушей.

Пока остальные израильтяне учились соблюдать ограничительные меры и не собираться больше 10 (а потом и больше двух), ортодоксы продолжали собираться по несколько десятков человек и вместе молиться в синагогах. Когда по всей стране закрылись школы и детские сады — в их районах продолжали работать иешивы (религиозное учебное заведение, — прим. "Спектра").

И потому, когда в целом Израилю эпидемию удалось более-менее сдержать, в Бней-Браке и других религиозных районах она вышла из-под контроля. Не уберегся даже министр здравоохранения Яаков Лицман, сам выходец из ультраортодоксальной общины. Оказалось, что даже после строгих указаний собственного ведомства не покидать дом без необходимости и сохранять режим самоизоляции, Лицман продолжал посещать синагогу. В результате и у него, и у его жены был диагностирован коронавирус, и вся руководящая верхушка Израиля, включая премьер-министра, командующих армией и разведкой, была отправлена на карантин.

Иудеи — не единственное религиозное сообщество, которое сегодня обвиняют в чуть ли не умышленном распространении коронавируса. В Индии, где у власти находится националистическая индуистская партия "Бхаратия джаната парти", главную угрозу многие увидели в мусульманском меньшинстве. В соцсетях начали писать, что они якобы нарочно распространяют вирус, чтобы стать доминирующей силой в стране. Дело дошло до блокировки в соцсетях хештегов и записей, признанных разжигающими ненависть на религиозной почве.

Борьба с коронавирусом, по мнению экспертов, в разных частях света может сегодня принимать форму борьбы с представителями тех или иных религиозных сообществ. "Негативные реакции верующих на карантин и самоизоляцию, конечно, переживаются обществом острее и ярче, — рассказал в интервью „Спектру" религиовед, социолог, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин. — Масс-медиа и общественность, скорее, привыкли к восприятию церкви и религии как чего-то архаического, мешающего прогрессу. Поэтому даже самые микроскопические случаи неповиновения легко воспринимаются публикой".

В российских соцсетях бурно обсуждали — а то и осуждали — людей, которые тысячами приходили в Казанский собор в Санкт-Петербурге, чтобы приложиться к ковчегу с частицами мощей Иоанна Крестителя. Верующие, среди которых было много пожилых людей, попадающих в группу риска заражения коронавирусом, не только проводили долгие часы в тесной очереди к святыне, но и целовали ее, один за другим. Позднее рядом с ковчегом поставили добровольца, который протирал защитное стекло святыни, прежде чем к ней подходил следующий верующий.

Религиовед и социолог Роман Лункин убежден, что ответственность в данном случае — не столько на прихожанах, сколько на властях, которые вовремя не провели разъяснительную работу и не ввели строгие ограничительные меры. Кроме того, по мнению эксперта, пренебрежение эпидемиологичесой угрозой и недостаточно серьезное отношение к ситуации не является особенностью именно религиозного сознания.

"Безрассудными в наше время могут быть и религиозные деятели, и светские политики. От этого никто не застрахован, — говорит эксперт. — Так, премьер Великобритании Борис Джонсон не хотел сначала бороться с пандемией, а руководство Евросоюза вместо того, чтобы оперативно объявить о программе всеобщей солидарности, снова, как и ранее, вступило в споры и препирательства со странами ЕС по поводу их бюджетов и долгов".

По его мнению, религиозные лидеры оказались во многом дальновиднее, чем политики. "Они сразу заговорили о солидарном разрешении корона-кризиса, социальные проекты церквей были переориентированы на помощь людям, находящимся в самоизоляции. Ортодоксы в Израиле, некоторые православные ревнители, пасторы в США, которые не хотели подчиняться карантину и проводили богослужения — это исключения, подтверждающие общее правило, — говорит Лункин. — Религиозное сознание предполагает существование крайних точек зрения. И консерваторы-фундаменталисты по-своему правы — они не хотят сомневаться в своих молитвах, в силе своего служения. Однако в наше время абсолютное большинство лидеров религий и конфессий в России и в мире выбрали человека и его здоровье, а не скрупулезное соблюдение традиций. А вот к чему приведет политика властей, это еще большой вопрос".

"Можно сделать предварительные выводы о том, что религиозные организации намного более четко и последовательно реагируют на масштабный кризис, чем светские власти в разных странах, — продолжает религиовед Роман Лункин. — Католики, протестанты, православные смогли предоставить и психологическую помощь, и быстро уйти в онлайн, особенно евангелисты. РПЦ быстро развернула гуманитарные центры помощи в регионах для нуждающихся самоизолированных граждан. Это значит, что как институт гражданского общества объединения мусульман, православных, иудеев, протестантов, католиков оказались эффективны. Государствам в разных странах мира следует извлечь уроки из корона-кризиса и учитывать интересы и возможности церквей и общин".

Папа римский Франциск недавно провел службу на пустой площади Святого Петра в Ватикане, призвав верующих всего мира к солидарности в борьбе с коронавирусом. "Мы поняли, что находимся в одной лодке", — сказал понтифик.

Саудовская Аравия закрыла границы для паломников, которые обычно миллионами съезжаются в священный город Мекку, что приносит немалые деньги в государственную казну. У Стены плача в Израиле впервые в истории иудеи молятся, сохраняя предписанную нынче дистанцию в два метра друг от друга.

Коронавирус на данный момент диагностирован у ультраортодокса, министра здравоохранения Израиля Яакова Лицмана, у вполне светского премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, у мусульманки, вице-президента Ирана Масуме Эбтекар, у жены канадского премьера Софи Трюдо… Коронавирус не избирателен. И, видимо, особенно важно не забывать об этом накануне весенних религиозных праздников, которые принято отмечать в кругу родных и друзей.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

коронавирус Израиль Пасха
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form