О чем умолчал президент Лукашенко в "Большом разговоре"
Foto: Sputnik/Scanpix/LETA

Президент Беларуси Александр Лукашенко 1 марта несколько часов рассуждал на публике об отношениях с Россией, угрозах региональной безопасности, разработке новой конституции. О чем еще шла речь - в репортаже Deutsche Welle.

"Большой разговор с президентом" Беларуси в пятницу, 1 марта, проходил в выставочном центре "БелЭкспо", который специально для этого за неделю превратили в самую большую телестудию страны. По формату это была не пресс-конференция, так как, помимо журналистов, среди 200 участников были общественные деятели, эксперты, лидеры религиозных конфессий и даже несколько оппозиционеров.

Формат позволял и главе государства, и его собеседникам вступать в дискуссию, но нельзя сказать, что она проходила на равных. В зале было холодно, что было особенно заметно на седьмом часу беседы. Один раз президент делал перерыв на 10 минут, после чего терпеливо почти столько же дожидался возвращения участников.

Президент сохранил интригу с датой выборов

В интервью DW накануне мероприятия глава пропрезидентского объединения "Белая Русь" Геннадий Давыдько сказал, что ждет от беседы "ответов на вопросы, по которым еще нет ясности, а ведь неясность "постепенно отравляет душу".

Трудно сказать, получил ли Давыдько необходимые ответы. Белорусский политический класс гадает, когда пройдут очередные президентские и парламентские выборы и в какой очередности (точный срок отсутствует, выборы главы государства должны быть не позднее 30 августа 2020 года, а в Палату представителей - не позднее 10 сентября 2020 года. - Ред.). Лукашенко сказал, что "в марте-апреле обсудят этот вопрос и будут принимать решение".

Выходит, оказалась права глава Центризбиркома Лидия Ермошина, заявившая ранее, что ясность в этом вопросе проявится только после выступления президента с посланием парламенту. Все еще неизвестно, какие из выборов будут раньше, но, как следует из слов Ермошиной, одна из кампаний будет в декабре 2019 года.

Глава государства рассказал также о поручении Конституционному суду разработать проект новой конституции, в которой предполагается перераспределение полномочий между ветвями власти и даже возможен переход на выборы по партийным спискам.

Если Россия не друг, а брат

Львиная доля "Большого разговора" была посвящена объяснениям, почему Беларусь не является нахлебником России (кредиты получает под больший процент, чем "у врагов"), и утверждениям, что после подписания в 1999 году с Борисом Ельциным Договора о создании Союзного государства именно Россия отказалась его реализовывать, боясь подарить белорусскому лидеру "шапку Мономаха". Тогда, по словам Лукашенко, наши страны могли построить конфедеративное или федеративное государство, но время уже упущено, так как после обретения независимости выросли два поколения, которые уже не поймут отказа от суверенитета. "Белорусы хотят быть вместе с Россией, но жить в отдельной квартире", - сказал он.

Лукашенко утверждал, что у него с российским коллегой Владимиром Путиным полное взаимопонимание относительно курса Беларуси на международной арене, а также что "нет никаких намерений огромной страны поглотить Беларусь".

Отношения с Западом Лукашенко не противопоставляет отношениям с Россией. "Там (на Западе. - Ред.) нас не ждут. Нас просто могут использовать против России", - сказал президент.

Он напомнил, что в Беларуси находятся два российских военных объекта, срок аренды которых заканчивается в следующем году: 43-й узел связи военно-морского флота России "Вилейка" (радиостанция "Антей") и радиолокационная станция "Волга". По словам Лукашенко, сейчас Россия ничего не платит за их аренду, и "мы с вас ни копейки не возьмем", даже если не будет урегулирован вопрос с компенсацией белорусской стороне за "налоговый маневр" (Россия обнуляет пошлины за экспорт нефти, но вводит налог на недра, в результате чего белорусский бюджет теряет порядка 310 млн долларов. - Deutsche Welle).

Россиян пугали белорусскими националистами

Президент с явным удовольствием обращал внимание российских гостей "Большого разговора" на вопросы, которые задавали "представители оголтелой националистической оппозиции". Он неоднократно ссылался на присутствовавших в зале своих бывших коллег, депутатов по Верховному Совету на момент распада СССР Валентина Голубева и Олега Трусова, которые якобы ратовали за мгновенную белорусизацию. Себя же Лукашенко представлял как более удобного партнера для России, чем подобные политики. При этом президент убеждал войти в его положение, так как он вынужден отстаивать интересы страны, которой руководит.

Еще одним негативным примером на "Большом разговоре" выступал либеральный экономист Ярослав Романчук. Он призывал раскрепостить малый и средний бизнес, прекратить поддержку заведомо нерентабельных предприятий. Лукашенко противопоставил ему одного из самых успешных белорусских бизнесменов Александра Мошенского (владелец компаний "Санта Бремор" и "Савушкин продукт". - Ред.), которого "силой" заставил взять семь нерентабельных колхозов. Мошенский признался, что некоторые результаты дал один колхоз после 40 млн долларов инвестиций и по истечении 10 лет.

Позже в интервью DW Мошенский сообщил, что "это не сладкий опыт работы, но он положительный". По его словам, инвестировать в Беларусь можно. "Моя задача как человека практического была сказать о том, что можно работать - раз, второе - мы идем по пути постепенного улучшения условий", - сказал он.

Соседей успокоили, что курс не изменится

В соцсетях уже отметили, что из "Большого разговора" можно сделать вывод о сворачивании прошлогодней политической либерализации. По крайней мере, Лукашенко сказал, что не позволит повторить массовое празднование столетия провозглашения Белорусской народной республики: дескать, отметили 100 лет БНР - и хватит. США несколько раз прямо были названы противником, как и блок НАТО.

Вместе с тем, как отметил в интервью DW руководитель минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий, подтверждены гарантии невозможности использования территории Беларуси для агрессии против соседних стран.

"Даже несмотря на антизападную риторику, к которой периодически прибегал президент, очевидно, что каких-то серьезных изменений во внешней политике ожидать не стоит. По-прежнему будет проводиться курс на балансирование на международной арене, особенно в контексте достаточно сложных, противоречивых и неопределенных отношений с Россией", - прогнозирует Сивицкий.

Source

Deutsche Welle

Tags

Россия Александр Лукашенко Беларусь Борис Ельцин Владимир Путин НАТО Отношения СССР США
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form