"Отравленная Камчатка". Как ищут и почему не могут найти источник заражения океана
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

На Камчатке несколько недель продолжаются поиски неизвестного вещества, отравившего десятки людей и вызвавшего гибель тысяч морских животных. Сейчас на первый план вышла версия об отравлении природным токсином, продуктом цветения микроводорослей, но это все еще не финальный вывод. Как ученые, экологи и обычные люди ищут источник масштабного заражения океана и почему так долго не могут его найти, разбиралась Русская служба Би-би-си.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

8 октября гигантский Халактырский пляж почти пуст. По черному песку к океану идет высокий мужчина в гидрокостюме и с доской для серфинга. За ним — целая процессия.

Впереди — несколько журналистов, которые спрашивают мужчину, не страшно ли ему идти в воду. Он их игнорирует. За журналистами идет группа местных серферов во главе с Антоном Морозовым — первым серфером Камчатки, который катается тут около 15 лет. Мой ученик, с гордостью кивает на мужчину Морозов.

Кто-то из серферов сообщает, что этого человека зовут Рамиль и в обычной жизни он — высокопоставленный чиновник Росприроднадзора. Рамиль какое-то время позирует с доской на берегу, на вопросы журналистов отвечает односложно и подчеркивает, что пришел сюда как "гражданское лицо". Потом забирается в воду.

Волны слишком сильные, Рамиль долго не может встать на доску, поэтому возвращается на берег, чтобы передохнуть и согреться. "Хорошие ощущения, вода соленая, да! Средне хорошая, запах чувствую. Частые волны, прибой, выйти тяжело, я же не серфер такой, не мастер", — жалуется он в разговоре с Би-би-си. Потом снова заходит в океан.

На следующий день те же серферы собираются на обследование в краевой больнице. Сами они уже давно не катаются: в середине сентября у них начались проблемы с глазами, затем у многих поднялась температура и появились симптомы отравления.

В больнице серферы передают друг другу телефон с сообщением местных СМИ о том, что заместитель главы Росприроднадзора Светланы Радионовой пострадал, занимаясь серфингом на Халактырском пляже — у него теперь тоже проблемы с глазами.

У Радионовой действительно есть заместитель по имени Рамиль Низамов. Русская служба Би-би-си не нашла его контактов в открытом доступе.

Сама Радионова в тот же день 8 октября проводила импровизированную пресс-конференцию на берегу океана, рассказывая журналистам, как ее ведомство ежедневно берет пробы в бухтах и реках Камчатки, пытаясь установить источник загрязнения, которое привело к отравлению людей и массовой гибели морских животных.

Найти источник заражения пытается не только Росприроднадзор. На Камчатку съехали экологи, журналисты, чиновники, пробы воды и почвы изучаются на местном и на федеральном уровне. Собственное расследование ведет Greenpeace. Ученые почти через день устраивают экспедиции, чтобы понять масштаб заражения. Губернатор ежедневно проводит совещания и отчитывается о происходящем в соцсетях.

Уже прошел почти месяц с момента, когда камчатские серферы начали жаловаться на резь в глазах, две недели — с момента, когда на местных пляжах стали находить выброшенных волнами мертвых обитателей океана. Но до сих пор окончательно не названа причина, по которой вода стала опасной для людей и животных, и не понятен масштаб заражения.

Все оценки возможного ущерба основаны на нескольких погружениях водолазов и дайверов в различных точках Авачинского залива, а также на исследовании небольшой области дна около Петропавловска-Камчатского с помощью подводного дрона.

Камчатские власти советуют жителям полуострова пока не заходить в воду, а лучше даже не подходить к океану.

Люди болеют до сих пор

В массе своей местные и сами не стремятся заходить к океан, хотя бывают исключения. Антон Ланкин занимается на Камчатке туристическим бизнесом: у него дайвинг-клуб. Он уже в начале октября ходил по местным бухтам на лодке с несколькими журналистами.

"Ходили в Гротовую, в бухту Безымянная. Погода была очень тяжелая, ветер сильный. Нас просто обливало водой", — говорит он. От окружающих Антон заметно отличается ярко-красными воспаленными глазами.

На соседней с Ланкиным больничной скамейке сидит мужчина в черной спортивной куртке. Он поднимает ее рукава, чтобы показать корреспонденту Би-би-си следы заживающих ожогов. После он достает телефон и показывает фотографии рук с ярко-розовыми пятнами на кистях. Мужчину зовут Юрий Кретов, он рассказывает, что неделю назад рыбачил в бухте Малая Лагерная.

"Буквально через два часа после контакта с водой появилось сильное жжение рук. Был в защитных перчатках, снял перчатки, увидел раздражение как будто кислотой намазали. Перестал контактировать, приехал домой, вздулись волдыри", — вспоминает Юрий.

Он говорит, что в травмпункте ему обработали руки, поставив диагноз "химический ожог обеих кистей рук". В больницу Юрий приехал, чтобы провериться и сдать анализы — вдруг отравление будет иметь какие-то долгосрочные последствия.

"Количество [обращений] ежедневно увеличивается. Вот сейчас у нас уже 16 человек, а детишек из них — трое. Это те, кто гулял по берегу или были на лодках", — рассказывала Би-би-си 9 октября временно исполняющая обязанности министра здравоохранения края Марина Волкова.

"У каждого свои симптомы. У кого-то уже объективно нет никаких симптомов, у кого-то конъюнктивит или ожог роговицы легкой степени, первой степени. Вся медицинская помощь им оказывается", — говорит она.

Серферы, которые начали болеть в сентябре, жаловались на массовые отравления и температуру. Волкова говорит, что такие симптомы были только у них и больше не выявлялись.

"Першило в горле, был очень странный привкус, не знаю, на что похож, в жизни я такого не встречал. Явно отдавал железом, какой-то химией. Потом стали чесаться руки, сыпь какая-то была", — вспоминает серфер и основатель школы Snowave Антон Морозов.

По его словам, у людей, живущих в лагере на берегу Халактырской бухты и в соседних лагерях, в середине сентября началась рвота и появились температура. А проблемы с глазами и горлом начались затем даже у тех, кто не катался на волнах.

По словам Морозова, только в их лагере было около 200 человек — пострадали далеко не все, но как минимум у пяти десятков людей появились те или иные симптомы.

Администратор Snowave Екатерина Дыба рассказала Би-би-си, что одной из первых в лагере заболела пятилетняя девочка, который даже не заходила в океан. У самой Дыбы были симптомы отравления и температура. Она вспоминает, что недомогание было почти у всех, кто постоянно работал в лагере.

На первом этапе мало кто обращался к врачам, говорит Дыба: многие изначально не соотнесли свои симптомы с возможным заражением от воды. Кроме того, до лагеря нет асфальтированной дороги, далеко не все местные водители готовы туда ехать, к тому же люди не хотели ехать в больницу на фоне эпидемии коронавируса.

Собеседник Би-би-си, близкий к местному минздраву и не авторизованный говорить со СМИ, утверждает, что из Москвы приехали врачи, токсикологи, которые сейчас проверяют пострадавших, в том числе серферов. Но выявить у них токсины почти невозможно, так как они пришли в больницы слишком поздно. Поэтому недавно заболевшие, вроде Ланкина и Кретова, и представляют для медиков особый интерес.

"Мы не знаем, что на больших глубинах"

"Вот лежат асцидии, они такие красивые, как цветы подводные, высокие. А сейчас уже сморщенные, страшненькие", — ученый Сергей Коростелев указывает на серую массу, которая лежит между мертвыми морскими звездами и останками морских ежей на центральной набережной Петропавловска-Камчатского.

Коростелев работает во Всемирном фонде защиты дикой природы и курирует устойчивое рыболовство в Камчатско-Берингийском экорегионе. В Петропавловске-Камчатском он живет уже 25 лет, но такое количество выброшенных на берег мертвых животных видит впервые.

На центральной набережной города они лежат слоями, став добычей для собак и птиц (при этом массовой гибели птиц или собак в городе не наблюдается), развлечением для местных детей и предметом изучения — для ученых и экологов.

Сотрудники научных организаций и представители Greenpeace разыскивают на пляжах наиболее крупные и хорошо сохранившиеся экземпляры мертвых морских животных. Находки складывают в пакеты и отправляют на анализ в Москву, Санкт-Петербург или Владивосток, где в лабораториях будут пытаться выяснить, какой токсин их убил.

По останкам морских животных можно сделать косвенный вывод и о том, как сильно пострадал океан. Сейчас на пляжах находят в основном животных, которые живут на глубине до 20 метров. "Мы не знаем, что происходит на больших глубинах. Эту информацию сложно собрать, нужны специальные исследования", — объясняет Коростелев.

Через несколько минут он находит останки краба-стригуна — этот краб обычно живет глубже, чем остальные выброшенные животные. "Это, скорее всего, молодь, которая могла попасть в эту 20-метровую зону", — говорит ученый, но допускает, что это может быть и признаком более масштабного, более глубокого поражения океана.

Губернатор Камчатки Владимир Солодов в разговоре с Би-би-си признавал, что изучение дна на глубине больше 20 метров пока не проводилось, что там происходит — пока не знает никто.

5 октября экспедиция сотрудников местного Кроноцкого заповедника и ряда институтов выходила в море для изучения дна Авачинской бухты. Водолазы совершили погружения в четырех точках южнее мыса Налычева на глубине до 10-15 метров, сообщив затем о гибели 95% всего бентоса — живых организмов, обитающих на дне — в местах погружения.

Насколько массовой была гибель бентоса — пока не ясно. Местный дайвер Сергей Клепас в начале октября нырял в бухте Спасения в месте, где раньше ловил морских ежей, и не нашел ни одного живого. "Все мертвое полностью, достал мертвого осьминога", — говорит он.

Но 9 октября местные ученые вместе с Василием Яблоковым из Greenpeace и сотрудником Следственного комитета совершили еще шесть погружений в северной части мыса Налычева и в трех точках вокруг острова Крашенинникова, и в основном обнаружили живой бентос.

"Массовой гибели донных организмов отмечено не было", — говорится в отчете, который есть у Би-би-си. Правда, ученые не могут ответить на вопрос, стало ли этих организмов меньше, потому что фоновые исследования в этих местах раньше не проводились.

Начальник научного отдела "Кроноцкого заповедника" Дарья Паничева, принимавшая участие в обеих экспедициях, рассказала Би-би-си, что "кладбища" животных на дне океана на севере залива не было, но не исключила, что останки уже могло вынести на берег. Но она говорит, что и живые организмы были не такими, как обычно: многие не были прикреплены к дну океана, а у ежей начинали опадать иголки.

С 11 по 13 октября группа ученых, в которую входили представили Кроноцкого заповедника и Greenpeace, совершили экспедицию уже на юг полуострова. Там они также нашли мертвые придонные организмы, но в то же время живых и на вид здоровых млекопитающих — сивучей, каланов, ларг и серых китов. Согласно отчету, который есть в распоряжении Би-би-си, в нескольких точках они выловили живых рыб.

Ученые говорят, что основной жертвой пока не известных токсинов стал бентос. "Те организмы, которые не могли смотаться, не могли убежать от этого загрязнения, то есть прикрепленные и те, кто медленно двигаются", — объясняет Василий Яблоков.

Потери бентоса все равно ударят по всей пищевой цепочке, объясняет Коростелев. Например, каланы питаются ежами и моллюсками, даже если они ими не отравятся, то корма для каланов станет меньше. Если же погибшими животными можно отравиться, то есть токсин накапливается в пищевых цепочках, последствия могут быть намного более серьезными. Однако нужно дождаться определенности в том, что же это за вещество, оговаривается эколог.

Именно из-за разрушения части пищевых цепочек Greenpeace называет сложившуюся на Камчатке ситуацию "экологической катастрофой".

Как экологи расследуют катастрофу

"Когда мы сюда приехали, думали, что собственными глазами найдем этот источник, или совместно с госорганами, или еще как-то. Но пока мы тут находимся, ситуация не становится яснее", — рассказывает Василий Яблоков, который вместе с коллегами приехал на Камчатку в начале октября. На момент беседы с Би-би-си на полуострове работали пять сотрудников Greenpeace, удаленно им помогал московский офис.

По его словам, экологи Greenpeace за неделю на полуострове осмотрели множество различных мест, включая речки и мусорные полигоны, брали пробы, опрашивали местных жителей. "Мы обращали внимание на все детали. И мы не можем сделать какого-то однозначного вывода, что произошли какие-то серьезные изменения на суше, которые могли бы привести к такой ситуации в океане", — говорит Яблоков.

В среду, 14 октября, Greenpeace отчиталась о промежуточных результатах. Во взятых пробах нашли множество различных веществ — от нефтепродуктов до различных веществ, которые могут входить в состав биопестицидов. Но ни одно из этих веществ в обнаруженной концентрации не могло привести к таким последствиям.

Яблоков говорит, что загрязнение наблюдалось в 70 км от Халактырского пляжа — судя по всему, зараженное пятно не растворяется в океане. Чтобы вызвать такое поражение океана, утечка с суши должна быть в "огромных объемах", объясняет он. А такого масштабного загрязнения на суше экологи не видят.

"С каждым днем как будто мы куда-то приближаемся, но очень-очень медленно", — полагает эколог. Расследование идет не так быстро, как это показывают в кино или сериалах, где ученые с помощью новейших технологий почти мгновенно получают ответ на любой вопрос, объясняют ученые. Весь процесс занимает много времени: нужно собрать пробы, упаковать их, отправить самолетом в Москву или Владивосток. Там анализ в лабораториях тоже может занять недели, сам образец может не подойти, а изначальная гипотеза ученых — не подтвердиться.

Помимо Greenpeace ведут расследования и местные экологи. На Камчатке создан научный штаб по экологической безопасности края во главе с директором института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН Алексеем Озеровым.

Губернатор Камчатки Владимир Солодов тоже активно участвует в расследовании и почти ежедневно проводит совещания о ситуации. В интервью Би-би-си он рассказал, что пригласил к участию в расследовании иностранных экспертов.

Солодова назначил на должность временно исполняющего обязанности губернатора в апреле этого года президент Владимир Путин. В сентябре он пошел на выборы как самовыдвиженец. Как раз во время выборов в регионе и начали болеть серферы, а всего через несколько дней после вступления в должность появились сообщения о выброшенных на берег животных.

Яблоков и другие экологи говорят, что правительство края и Солодов не мешают им в расследовании, даже пытаются всячески помогать. "Нет препятствий для нашей деятельности, мы везде свободно проезжаем, где это разрешено, конечно", — говорит он.

Все-таки водоросли?

Окончательного вывода о причинах экологической катастрофы пока нет, но и местные ученые, и эксперты Greenpeace постепенно отходят от версии о техногенном заражении океана с берега. Все чаще звучит версия о токсичных водорослях.

Губернатор Солодов рассказал Би-би-си, что изначально он сам не воспринимал эту версию всерьез. Он говорит, что некоторые биологические токсины уже были обнаружены, а также были обнаружены микроводоросли, способные их продуцировать.

Но пока выявлен лишь один токсин — окадаевая кислота, которая образуется в процессе цветения некоторых видов водорослей, и которая может вызывать кишечные отравления и гибель моллюсков.

"Цветение было, токсины обнаружены, но эти токсины в небольших концентрациях", — заявил на пресс-конференции 12 октября директор Тихоокеанского института биоорганической химии Павел Дмитренок. Других токсинов ученые пока не нашли.

Ученые выявили метиловый эфир окадаевой кислоты в пробе воды в бухте Жировой, но концентрация была далека от предельно допустимой. Этот же токсин они нашли в образцах погибших животных — в трех мидиях, найденных на Халактырском пляже.

Дмитренок уточнил, что ученые продолжат и дальше искать токсин. Он допустил, что причиной загрязнения могло стать вещество, которое в принципе не известно ученым.

В отчете научного штаба также говорится, что ученые сейчас будут пытаться определить, что это были за водоросли, а также типичные ли они представители в этих местах или были перенесены сюда с каких-то других территорий.

Ранее глава научного штаба Алексей Озеров заявил на заседании комиссии, что токсичные водоросли вышли на первое место среди других версий.

Ранее на Камчатке уже фиксировались "красные приливы", которые были связаны с выделением биологических токсинов. Причем и раньше из-за них отмечалась гибель рыб, но такой масштабной гибели морских организмов не наблюдалось.

Greenpeace тоже не исключает версию с водорослями, но прорабатывает и другие. Появление водорослей может быть связано со многими причинами, например глобальным изменением климата, поясняет Яблоков.

Еще одна возможная причина — загрязнение воды химическими веществами, которые попадают в нее в небольших концентрациях и приводят к цветению водорослей.

Один из экологов, который не уполномочен давать комментарии СМИ, говорит, что "очень хотел бы, чтобы это версия подтвердилась". Хотя эта же версия выглядит самой безопасной для официальных властей, так как исключает конфликты, например, с минобороны или другими структурами, которые могли бы оказаться виноваты в выбросах.

"Некоторые люди говорят, ну слава богу, что это природное", — говорит Арина Шурыгина. Но это, по ее мнению, намного хуже, чем любая версия с гептилом или другими веществами — в этом случае можно было бы просто найти виноватых и очистить территорию, а вот размножение токсичных водорослей может быть свидетельством гораздо больших экологических проблем региона.

"Это значит, что в мире что-то сильно поменялось, а нам надо к себе применять другие требования", — говорит она.

"Это убивает все"

"Это будет офигенно, мы выдохнем, если это водоросли", — считает Антон Морозов.

Ему и другим серферам природная версия катастрофы нравится больше — заражение Камчатки техногенными отходами может отпугнуть от полуострова туристов.

За последние годы лагерь серферов на Халактырском пляже сильно разросся: помимо собственно лагеря Snowave появились новые школы серфинга, туристический центр и кемпинги. В сентябре на Халкатырском пляже прошел джазовый фестиваль Pacific Ocean Jazz Festival, который организаторы планируют сделать ежегодным.

В самом Петропавловске-Камчатском строят пятизвездочную гостиницу со спа-центром. В начале октября регион посетил вице-премьер Марат Хуснуллин. Ему в том числе презентовали проект нового аэропорта.

Но экологический кризис грозит добить и так сильно пострадавший от пандемии туристический сектор.

"Это убивает все!" — заметно нервничает владелец дайвинг-клуба Антон Ланкин. У него есть несколько лодок, а туристический сезон для него длится до середины октября. "Мы людям показываем красоты нашего края. Нас просто лишают этого. Сами же туристы не поедут сюда, они же понимают все. Отравленная Камчатка", — говорит Ланкин.

Snowave и соседние лагеря серферов были вынуждены закрыться примерно на месяц раньше окончания сезона. "Это единственный наш доход — и вообще вся жизнь связана только с этим", — говорит Морозов, который пока не может оценить возможные финансовые потери.

"Я родился здесь, это мой дом. Я живу на океане. Это весь смысл жизни, мы продвигаем серфинг, продвигаем край. Сюда люди прилетали со всего мира, до ситуации с вирусом", — говорит Морозов. — И мы гордимся этим местом и страной тоже, ну реально, мы все топим за Россию. У нас даже есть традиции, когда человек по волне проезжает в первый раз, который пришел к нам, мы все кричим — Россия".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Tags

Россия
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form