Перебежчик о Северной Корее: режим живет террором, наркотиками и оружием
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Привычка к секретности у Ким Кук Сона глубоко в крови. Потребовалось несколько недель, чтобы договориться об интервью с самым высокопоставленным перебежчиком из Северной Кореи. Бывший полковник сразу поинтересовался, кто пришел со мной, и так и не снял очки перед телекамерой. Лишь два человека в нашей команде знали его подлинное имя.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Ким Кук Сон прожил последние 30 лет в атмосфере глубокой секретности, работая на северокорейскую разведку — "глаза, уши и мозг Верховного лидера", как он сам ее называет.

Он рассказывает, что охранял секреты режима, подсылал убийц к его критикам и создал лабораторию по производству наркотиков, чтобы добывать деньги "для дела революции".

И вот бывший старший полковник [воинское звание в Китае, Вьетнаме и КНДР, а также в Аргентине и Марокко] решил поведать свою историю Би-би-си. Это первый в истории случай, чтобы высокопоставленный северокорейский военный дал интервью одному из ведущих СМИ.

Я был "краснее красных", говорит он о себе. Верный слуга коммунистической власти.

Но в КНДР ни высокий чин, ни безоговорочная преданность властям не гарантируют безопасности.

Ким Кук Сон — будем называть его так — бежал в 2014 году, спасая свою жизнь, и с тех пор живет в Пхеньяне, где сотрудничает с южнокорейской разведкой.

По его словам, северокорейская верхушка отчаянно нуждается в деньгах и зарабатывает всеми способами — от наркоторговли до продажи оружия на Ближний Восток и в Африку.

Он также рассказал, как принимаются решения в Пхеньяне, об атаках режима на Южную Корею и о том, что северокорейский агентурный шпионаж и хакерство проникли повсюду в мире.

Би-би-си не может самостоятельно проверить его слова, но нам известно его настоящее имя, и мы, где возможно, нашли подтверждение им из других источников.

Мы обратились за комментариями в посольство КНДР в Лондоне и ее миссию при ООН в Нью-Йорке, но не получили ответа.

"Команда убийц"


В последние годы своей службы Ким Кук Сон наблюдал изнутри ранние этапы становления Ким Чен Ына на посту главы КНДР. По его словам, молодой человек всегда стремился показать себя "воином".

В 2009 году, сразу вслед за тем, как отец нынешнего лидера Ким Чен Ир перенес инсульт, и Ким Чен Ын сделался его признанным преемником, была создана новая спецслужба — Генеральное разведывательное бюро. Его начальником был назначен Ким Ён Чхоль, по сей день остающийся одним из наиболее доверенных людей правящей семьи.

Бывший полковник рассказал, что в мае 2009 года сверху пришел приказ создать группу ликвидаторов, чтобы тайно убить сбежавшего на Юг правительственного чиновника Хван Чжан Ёпа.

По его словам, наследник стремился продемонстрировать этим свою решительность и сделать подарок больному отцу. "Я лично курировал это задание", — рассказал он.

Хван Чжан Ёп некогда был архитектором всей политики КНДР и одним из первых лиц в государстве. Побега в 1997 году семья Кимов ему так и не простила. Живя в Сеуле, он резко критиковал северокорейский режим.

Покушение провалилось. Два северокорейских майора, которым оно было поручено, по сей день отбывают сроки в южнокорейской тюрьме. Официальный Пхеньян всегда утверждал, что он ни при чем, и называл инцидент южнокорейской провокацией.

Теперь Ким Кук Сон подтверждает, что за попыткой убийства стояли его бывшие начальники.

"Терроризм был и остается в Северной Корее инструментом политики и охраны высочайшего достоинства Ким Чен Ира и Ким Чен Ына", — говорит он.

Дальше — больше. 26 марта 2010 года корвет ВМС Южной Кореи "Чхонан" был потоплен в Желтом море торпедой, погибли 46 моряков. Пхеньян заявил, что не имеет к этому отношения.

23 ноября того же года несколько десятков артиллерийских снарядов обрушились на южнокорейский остров Ёнпхендо. Были убиты два морских пехотинца и двое гражданских лиц, ранены 16 военных и трое мирных граждан.

В этом случае скрывать причастность КНДР было невозможно, но споры о том, кто конкретно отдал приказ, продолжаются по сей день.

По словам Ким Кук Сона, этими делами он непосредственно не занимался, но сотрудники Генерального бюро ими гордились и хвастались.

Подобные вещи не могли произойти без санкции с самого верха, уверен он.

"В Северной Корее нельзя даже построить дорогу без личного одобрения Верховного лидера. А уж потопление "Чхонана" и обстрел Ёнпхендо — точно не те решения, какие мог принять кто-то из подчиненных. Такие операции планируются и осуществляются только по особому приказу Ким Чен Ына и рассматриваются как достижение исполнителей", — заявил высокопоставленный перебежчик.

Шпион в Голубом доме

По словам Ким Кук Сона, он занимался выработкой стратегии в отношении Южной Кореи, цель которой определялась как "политическое подчинение".

Естественно, это подразумевало необходимость иметь там глаза и уши.

"Во множестве случаев я направлял на Юг шпионов и проводил через них те или иные операции", — утверждал наш собеседник.

О характере этих заданий он не распространялся, но привел один впечатляющий пример.

"В начале 1990-х годов был случай, когда северокорейский агент внедрился в Голубой дом [резиденция и канцелярия президента Южной Кореи], проработал там пять или шесть лет, а затем благополучно вернулся и получил должность в 314-м офисе связи Трудовой партии Кореи [кодовое название подразделения, занимающегося компьютерной разведкой]", — поведал он.

"Могу уверить вас, что северокорейские агенты широко проникли в государственные учреждения и организации гражданского общества Южной Кореи", — заявил он.

У Би-би-си нет возможности проверить это утверждение, но мне доводилось видеться с разоблаченными северокорейскими шпионами, а основатель интернет-портала North Korea News Чэд О'Кэрролл в недавней статье написал, что в южнокорейских тюрьмах их десятки.

По данным North Korea News, их периодически продолжают арестовывать. Недавно был задержан еще один агент, засланный с Севера. Но с 2017 года таких случаев стало меньше. Вероятно, северокорейская разведка частично переключилась на высокотехнологичные способы сбора информации.

Армия хакеров

КНДР — одна из беднейших и изолированных от мира стран, но предыдущие перебежчики уверяли, что Пхеньян не поскупился на создание целого войска из примерно 6 тысяч квалифицированных хакеров.

По словам Ким Кук Сона, отец нынешнего правителя Ким Чен Ир еще в 1980-х годах дал приказ начать подготовку персонала и "готовиться к кибервойне".

"В университет Моранбон стали брать самых способных молодых людей со всей страны и обучать их в течение шести лет", — говорит он.

По мнению аналитиков британской разведки, нашумевшие компьютерные атаки на корпорацию Sony Pictures в 2014-м и на Национальную службу здравоохранения и другие организации Соединенного Королевства в 2017 году осуществили северокорейские хакеры, известные как "группа Лазарус", которую направлял 314-й офис.

"Между собой мы называли его "информационным центром Ким Чен Ына", рассказал Ким Кук Сон, добавив, что руководитель законспирированного отдела имеет прямую телефонную связь с Верховным лидером.

"Я слышал, что сотрудники 314-го офиса, помимо территории КНДР, работают из Китая, России и стран Юго-Восточной Азии. В их обязанности входит также поддержание и обеспечение безопасности связи с северокорейской заграничной агентурой", — заявил он.

Метамфетамин за доллары

В апреле Ким Чен Ын призвал сограждан готовиться к тяжелым временам и сравнил нынешнюю экономическую ситуацию с "трудным походом" — катастрофическим голодом середины 1990-х годов.

"Производство наркотиков в Северной Корее достигло пика в период "трудного похода". Получив задание, я привез в страну трех иностранных специалистов и с их помощью создал на территории учебного лагеря под кодовым названием "715-й офис связи" лабораторию по изготовлению метамфетамина. Вырученные доллары считались личным подарком Ким Чен Ыну", — поведал нам он.

Рассказ выглядит правдоподобно. Северная Корея имеет давнюю историю производства героина и опиума. Бывший сотрудник посольства КНДР в Лондоне Тхэ Йон Хо, оставшийся на Западе, в 2019 году заявил на Форуме свободы в Осло, что в его стране экспорт наркотиков организуется государством.

Я спрашиваю Ким Кук Сона, куда шли вырученные деньги? Перепадало ли что-то простым людям?

"Чтобы вам было понятно, все деньги в Северной Корее принадлежат Верховному лидеру, — ответил бывший разведчик. — На них он строит виллы, приобретает заграничные автомобили, деликатесы, одежду и предметы роскоши".

По разным данным, в годы "трудного похода" в КНДР умерли голодной смертью от нескольких тысяч до миллиона человек.

Подлодки для аятолл

Другим источником дохода, по словам Кима, являлась нелегальная продажа оружия Ирану.

"Это были прежде всего мини-субмарины и подводные аппараты специального назначения. Северная Корея достигла больших успехов в их создании", — рассказал он.

Здесь мой собеседник, возможно, преувеличил, поскольку северокорейские подлодки оснащаются шумными дизельными двигателями.

Однако он утверждал, что торговля была весьма успешной. По его словам, один представитель северокорейской разведки в Иране похвастался ему, что вел переговоры с партнерами в своем бассейне.

Один из ведущих мировых экспертов по Северной Корее, российский профессор Андрей Ланьков, работающий в сеульском университете Кунмин, замечает, что оружейные сделки между КНДР и Ираном не являются особым секретом с 1980-х годов, включая даже поставки Тегерану баллистических ракет.

Несмотря на строгие международные санкции, Пхеньян продолжает создавать оружие массового поражения. В сентябре этого года он протестировал четыре системы: крылатую ракету большой дальности, баллистическую ракету железнодорожного базирования, гиперзвуковую и противовоздушную ракеты. Северокорейские военные технологии становятся более совершенными.

По словам Ким Кук Сона, Пхеньян продавал оружие и военные технологии не только Ирану, но и другим государствам, находящимся под санкциями или где велись затяжные гражданские войны. За последние годы ООН называла в данном контексте Сирию, Мьянму, Ливию и Судан.

Обида верного слуги

У себя на родине Ким Кук Сон принадлежал к привилегированной элите, пользовался "мерседесом", принадлежавшем тете Ким Чен Ына, и ездил за границу без всяких ограничений, продавая редкие металлы и уголь и привозя наличные в своем чемодане.

По меркам страны, где миллионы недоедают, он вел сказочное существование.

Связи в высших кругах, приобретенные им через удачную женитьбу, позволяли ему переходить с повышением из одной спецслужбы в другую. Но эти же связи однажды сделались опасными.

Вскоре после своего прихода к власти в 2011 году Ким Чен Ын решил избавиться от всех, кого считал опасными, включая своего дядю Чан Сон Тхэка, который, по оценкам экспертов, фактически руководил страной в последние годы жизни Ким Чен Ира. Государственные СМИ упоминали его чаще, чем наследника.

"Я чувствовал, что Чан Сон Тхэк долго не продержится, но думал, что его сошлют в деревню", — говорит Ким Кук Сон.

Неожиданно для всех в декабре было объявлено о казни вчера еще всесильного правителя.

"Сказать, что я изумился — значит ничего не сказать, — рассказал Ким Кук Сон. — Это был смертельный удар, я пришел в ужас. Сделалось ясно, что опасность грозит и мне, и что Северная Корея превратилась в место, где невозможно жить".

Разведчик узнал о расстреле Чан Сон Тхэка из газет, находясь за границей с очередным заданием. Он стал обдумывать план побега в Южную Корею со своей семьей.

"Покинуть страну, где похоронены мои предки, и переселиться в Южную Корею, всегда остававшуюся для меня чужой, было большим горем и стрессом", — говорит он.

Даже сквозь его темные очки я видела, что ему тяжело дается это воспоминание.

"Ни на сотую процента"

Мы встречались несколько раз и провели вместе много часов. Я спросила, почему он решился заговорить именно теперь.

"Это мой последний долг, — ответил он. — Я хочу помочь моим братьям на Севере избавиться от диктатуры и вкусить свободы".

В Южной Корее живут свыше 30 тысяч северокорейских перебежчиков, но лишь единицы отваживаются говорить со СМИ. Чем более высокое положение занимал человек в прежней жизни, тем сильнее риск.

К тому же некоторые южнокорейцы сомневаются в их рассказах, которые невозможно проверить.

Ким Кук Сон прожил необыкновенную жизнь. Его история дает редкий шанс взглянуть изнутри на северокорейский режим и на то, какими способами он обеспечивает свое выживание.

"Вся политическая культура Северной Кореи, их суждения обо всем, их образ мышления целиком строятся на безусловном повиновении Верховному лидеру, — говорит он. — На протяжении поколений вырабатывается то, что называется там "преданным сердцем".

Наше интервью состоялось в примечательный момент. Ким Чен Ын заявил, что готов в ближайшем будущем вернуться к переговорам с Югом при выполнении некоторых условий.

Но Ким Кук Сон настроен скептически.

"За те годы, что я живу здесь, Северная Корея нисколько не изменилась, — говорит он. — Продолжает проводиться стратегия, к которой я и сам приложил руку. Они не изменились ни на сотую процента".

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Ким Чен Ын КНДР
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form