Пресса Британии: мир возвращается в эру ядерных кошмаров 1980-х
Foto: EPA/Scanpix/LETA

В обзоре британской прессы:НАТО не должна отказываться от договора о ядерном оружии; К новой гонке вооружений может присоединиться Китай; У поддержки Путиным президента Мадуро — давние корни.

Никто не может выиграть от возвращения к ядерной свободе для всех

"НАТО не должна отказываться от договора о ядерном оружии" — так называется редакционная статья Financial Times. По мнению издания, отказ от Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности может привести к новой гонке ядерного оружия.

Газета считает, что если у Дональда Трампа и есть какая-то внешняя политика, то она импульсивная. Последнее столкновение между президентом США и старшими чинами разведки по поводу главных угроз национальной безопасности США иллюстрирует мировоззрение, в котором предрассудки и раздражительность преобладают над холодным стратегическим анализом.

К сожалению, продолжает издание, есть во внешней политике американского лидера некоторые константы. Одна из них — безразличие Трампа ко взглядам союзников США. Другая — неприязнь к международным обязательствам и договорам.

FT считает, что приостановка участия США в ДРСМД на шесть месяцев укладывается в эту схему. Коллапс договора пошел бы вразрез с опасениями европейских союзников о необходимости снижения угрозы ядерной войны. Ультиматум США обещает убрать один из последних столпов режима контроля над вооружениями, сложившегося в годы холодной войны. Опасности были подчеркнуты симметричным ответом Москвы.

У Трампа есть две претензии к договору: предполагаемые российские нарушения соглашения и обеспокоенность тем, что чисто двусторонний договор не помешал Китаю разрабатывать такое оружие.

Выход США из договора может предвещать начало гонки ядерных вооружений, считает издание. Как вспоминают европейские союзники США, ДРСМД значительно снизил опасность ядерной войны, избавив континент от российских SS20 и американских ракет "першингов" и крылатых ракет.

Возвращение такого оружия сделало бы столицы Европы уязвимыми для внезапного ядерного удара. Поэтому газета считает, что лидеры стран Европы должны продолжить давление на Вашингтон.

Кроме того, напоминает FT, отмена ДРСМД оставляет от всей мозаики ядерных договоров, которые помогли сохранить мир во время холодной войны, лишь один действующий — СНВ-III, истекающий в 2021 году. И уже есть сомнения относительно готовности администрации Трампа продлить и его.

Да, действительно, Китай находится за пределами этой ядерной архитектуры, пишет FT. Но вместо того, чтобы отказаться от ДРСМД, лучше бы США усилили давление на Россию, чтобы совместными усилиями заставить Китай придерживаться правил.

Угроза распространения ядерного оружия редко была выше. Это не время для крупных держав отказаться от самоограничений.

"Никто не может утверждать, что будет легко убедить реваншистского российского президента вести себя хорошо, или что Пекин легко откажется от своей свободы маневра, — говорится в заключение статьи в FT. — Это потребует решимости и терпения. Первое ядерное соглашение — Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой — было подписано в 1963 году только после пяти лет часто ожесточенных переговоров. Но это сделало мир безопаснее. То же самое относится и к сохранению, даже в последний момент, ДРСМД. Никто не может выиграть от возвращения к ядерной свободе для всех".

Европа окажется жертвой новой гонки ядерных вооружений

"Мы возвращаемся в эру ядерных кошмаров 1980-х" — так красноречиво озаглавила Times статью известного политического обозревателя Эдварда Лукаса, также посвященную последствиям отказа от ДРСМД. Подзаголовок статьи проясняет, что имеет в виду ее автор: "Приостановка США и Россией действия договора об ограничении ракетных вооружений может спровоцировать трехстороннюю гонку вооружений — на сей раз вместе с Китаем".

"Если вам кажется, что Европа пребывает сейчас в напряженном состоянии, то интересно как вы заговорите, когда она окажется перед лицом новой гонки ядерных вооружений, — пишет Лукас. — А именно это ожидает ее после принятого в минувшие выходные Россией и США решения о приостановке Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности".

Договор был заключен еще во времена подавляющего военного превосходства СССР в Европе, напоминает издание. Нападение со стороны стран Варшавского договора ставило США перед мрачным выбором — поражение или ядерный удар. Именно это стояло за решением разместить в 1980-е годы ракеты среднего радиуса действия и Першинг на территории Британии, Западной Германии и других государств. При Горбачеве СССР прекратил ядерную гонку и в 1987 году подписал ДРСМД. С обеих сторон уничтожению подверглись свыше 2600 стоявших наготове боевых ракет. Мир стал безопаснее.

С тех пор геополитический расклад решительно изменился. Сегодня единственный серьезный противник США — Китай, считает автор статьи в Times. Россия может угрожать отдельным европейским странам, в особенности тем, кто, как Украина, находится от нее в непосредственной близости.

Оборонные расходы России лишь чуть-чуть превышают британские и составляют лишь одну десятую американских. Да, более низкая стоимость труда и материалов означают, что отдача на каждый вложенный Россией рубль выше, чем в Америке.

Но сверхзвуковые ракеты, ядерные торпеды и другое вооружение, которые с такой гордостью показывал в прошлом году Владимир Путин, должны скорее вселять гордость и демонстрировать решимость, чем предназначены для ведения реальной войны.

Они существует для того, чтобы заверить россиян в том, что страна их — несмотря на застойную, ориентированную на сырьевой экспорт экономику, разваливающуюся инфраструктуру, находящуюся в зачаточном состоянии сферу услуг и сокращающееся население — по-прежнему остается сверхдержавой.

"Самой эффективной внешнеполитической тактикой Кремля остается сеяние вражды внутри западного альянса, — пишет далее Лукас. — Нередко мы ему в этом помогаем. Администрация Буша втянула своих европейских союзников в катастрофическую войну в Ираке. Администрация Обамы пожертвовала своими интересами в наивном стремлении добиться "перезагрузки" отношений с Россией. Дональд Трамп считает, что военные альянсы — для дураков и предпочитает якшаться с диктаторами. Европейцы, со своей стороны, по большей части стремятся избегать участия в военных расходах и беспечно игнорируют американскую озабоченность их деловыми связями с Китаем, Ираном и Россией".

С точки зрения США причин для выхода из ДРСМД предостаточно. Россия с 2008 года в нарушение его условий разрабатывает новые крылатые ракеты наземного базирования. Разведка давно бьет по этому поводу тревогу, но администрация Обамы годами стремилась избежать публичной конфронтации с Кремлем. Белый дом Трампа скорее готов на это, главным образом потому, что в Вашингтоне хотят разработать свою собственную новую ракету — для размещения ее не в Европе, а в Азии, где она поможет сдерживать растущее региональное превосходство Китая.

России Договор тоже изрядно надоел, считает автор статьи в Times. Для ее устарелых авиации и флота ракеты наземного базирования — привлекательное оружие, а запрет на него — дело обременительное. Договор оказался не в состоянии предотвратить размещение американской противоракетной технологии в Польше и Румынии. Будучи направленной против будущей иранской угрозы, она практически не снизила российские силы ядерного сдерживания. Но Кремлю в принципе не нравится присутствие высокотехнологичного западного вооружения на территории его бывшей империи.

Отказ от ДРСМД может запустить новую трехстороннюю гонку вооружений с участием США, России и Китая главным образом в области межконтинентальных баллистических ракет, находящихся в центре стратегии ядерного сдерживания.

Администрация Трампа не проявляет готовности к продлению СНВ-III. Советник по национальной безопасности США Джон Болтон, похоже, все международные соглашения рассматривает как признак слабости.

"Но в странной логике ядерного сдерживания, подавляющее преимущество одной стороны не снижает, а повышает шансы войны, — пишет Лукас. — Более слабые страны опасаются стать жертвой "первого удара", рука все ближе и ближе тянется к пусковому крючку, и опасность апокалиптической войны в результате случая или недоразумения растет. Мы едва избежали подобного ядерного кошмара во время холодной войны. В следующий раз нам может повезти меньше".

Прекращение действия ДРСМД особо уязвимой делает Европу. У России уже есть способные поразить Берлин ядерные ракеты короткого радиуса действия. Теперь Кремль может разрабатывать новое вооружение, становящееся прямой угрозой Европе.

"От угрозы этой у нас по спине побегут мурашки, но крепче и сильнее от этого спина наша не станет, — пишет Times. — Общественное мнение в большинстве стран Европы и так настроено антиядерно и антиамерикански. Любые попытки США разместить новые ядерные ракеты для противостояния российским рискуют возродить раскол 80-х: в Америке будет расти презрительно-пренебрежительное отношение к европейскому пацифизму, а в Европе — недоверие к безрассудному американскому милитаризму. Что произойдет, если Польша захочет у себя американское ядерное оружие, а Германия станет против этого возражать?"

"Мы можем избежать таких конфликтов, — считает Лукас. — Новые ракеты России не должны менять военный расклад сил в Европе. Мы можем воспользоваться превосходством НАТО в воздухе и на море вместо того, чтобы стремиться сравняться с российскими ракетами на земле. Мы должны решать существующие насущные военные проблемы, такие как инфраструктурные и бюрократические препоны, в связи с которыми перемещение сил по территории Европы занимает недели".

"Реальное превосходство России состоит в ее невоенном арсенале: кибератаках, дезинформации, грязных деньгах, использовании влияния, энергетическом давлении, подрывной деятельности и умелом использовании верного старого принципа "разделяй и властвуй", — говорится в заключение статьи в Times. — Споры вокруг ядерного оружия могут принести нам куда больше вреда, чем само это оружие".

Москва так много инвестировала в Каракас, что может лишь повышать ставки

Financial Times публикует статью руководителя программы "Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе" Московского Центра Карнеги Александра Габуева о причинах поддержки Россией Николаса Мадуро. По мнению эксперта, поддержка Венесуэлы имеет глубокие корни, а "Роснефть" так много инвестировала в режим Мадуро, что единственный вариант теперь — удвоить ставки.

США и Россия вступают в новый тип посреднического конфликта на задворках Америки. Но это больше, чем ответный выпад Путина за годы вовлеченности США в ситуацию на Украине и в Грузии, или за выход США из ДРСМД.

По мнению Габуева, на политику России в отношении Венесуэлы большое влияние оказывает глава "Роснефти" Игорь Сечин. "Участие Сечина, который встречался с Мадуро в сентябре в Москве и летал в Каракас в ноябре, говорит о том, что формирование политики национальной безопасности России все в большей степени определяется сочетанием корпоративных интересов и амбиций влиятельных членов окружения Путина", — пишет Габуев.

"Бывший военный переводчик советских войск в Анголе, Сечин, пожалуй, самый влиятельный человек в окружении Путина и отвечает за надзор за энергетическим сектором. Еще в 2008 году он уговаривал дружественные Кремлю правительства в Латинской Америке признать два отколовшихся от Грузии региона — Абхазию и Южную Осетию. После того, как Никарагуа стала первым государством, сделавшим это, Сечин посетил Манагуа и пообещал инвестиции".

"Наградой для Уго Чавеса, который признал два новых "государства" в 2009 году, стали более 2 млрд долларов США в виде займов для покупки российского оружия. Вскоре Сечин создал консорциум из пяти крупнейших российских нефтяных компаний для инвестирования в Венесуэлу".

Но у России не было технологий для переработки тяжелой нефти, добываемой на месторождениях, поэтому консорциуму пришлось бы платить западным компаниям миллиарды за строительство дополнительных мощностей. Хотя высокопоставленные российские руководители нефтяных компаний выразили сомнения в отношении коммерческой жизнеспособности этих проектов, Сечин продвинул эту идею и в 2013 году стал официальным главой консорциума. С тех пор несколько частных российских компаний покинули консорциум и распродали его "Роснефти".

Когда венесуэльская экономика пошла на спад, Каракас изо всех сил пытался погасить свои российские кредиты: с 2006 года вернув более 17 млрд долларов США, но еще более 6 млрд долларов остался должен. Половину денег правительство Венесуэлы должно российскому государству, а другую половину "Роснефти" должна принадлежащая государству нефтяная компании Венесуэлы PDVSA.

Когда осенью 2017 года Каракас отставал по выплатам долга, некоторые голоса в российском правительстве поставили под сомнение подход Сечина. Поскольку Россия сталкивается с западными санкциями, зачем ей выбрасывать миллиарды в дальний угол Латинской Америки? Но Москва стала кредитором последней инстанции Венесуэлы.

Также в последние годы "Роснефть" расширила свою долю в нескольких нефтегазовых активах в Венесуэле и взяла на себя прибыльную роль в продвижении венесуэльской нефти. "Россия сейчас так глубоко инвестирована в режим Мадуро, что единственный реальный вариант — удвоить ставки, — пишет Габуев. — Несмотря на то, что испанская группа Repsol взвешивает вопрос о том, стоит ли отказываться от долговых схем с PDVSA из-за санкций США, у "Роснефти" нет признаков изменения курса. Поддержка США смены режима в Венесуэле также служит интересам Сечина: если Мадуро будет изгнан, а новые власти опубликуют порочащую информацию о сделках России с его режимом, от них будет проще отмахнуться, как от "грязных трюков Вашингтона", — считает Габуев.

BBC News Русская служба:

Source

BBC News Русская служба

Tags

Владимир Путин Дональд Трамп Мадуро Уго Чавес
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form