"Раскачать ситуацию в стране". Каких перемен ждет Украина после своего закона "О госязыке"
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

25 апреля Верховная рада Украины во втором, окончательном, чтении приняла закон "О языке". Государственный статус украинского языка и без того уже давно гарантировала Конституция страны. На Украине до 2012 года действовал достаточно прогрессивный "Закон о языках", принятый Верховным советом УССР на волне перестройки в 1989 году.

В 2012 году при президенте Януковиче был принят "закон Колесниченко-Кивалова", согласно которому в регионах, где другим языком владеют больше 10% населения, можно было вместо государственного украинского, использовать в учреждениях региональный язык.

На Украине русским владеют больше 10% населения практически повсеместно — "закон Кивалова-Колесниченко" фактически сужал применение украинского даже по сравнению с советским законодательством и вызвал многочисленные протесты.

В феврале 2018 года его признал антиконституционным Конституционный суд Украины. Теперь на смену ему пришел "Закон о языке", авторами которого стали 76 депутатов украинского парламента, именно его и приняла в четверг Рада.

Теперь все высшие и просто государственные чиновники, офицеры полиции, рядовой и сержантский состав контрактной службы армии и многие другие должны говорить при исполнении обязанностей на украинском. Любая реклама, компьютерные программы, театральные постановки — на украинском. Любая печатная газета на русском языке обязана выпускать свою украиноязычную версию в тот же день, что и основную — и такого же формата, и объема. Этот и многие другие пункты не касаются продукции на крымско-татарском языке и "официальных языках Евросоюза". То есть теперь софт, научные работы, газеты на Украине могут без проблем и обязательного дубляжа на украинский выходить на английском, эстонском или латышском языках как на языках Евросоюза, но не на русском.

За "публичное унижение и неуважение по отношению к государственному языку" предусмотрена уголовная ответственность: от штрафа в 850 гривен (примерно 28 евро) до лишения свободы на срок до трех лет. Это в точности тот же ассортимент наказаний, как и предусмотренные за "надругательство над государственными символами Украины".

Таким образом Украина стала еще одним государством на постсоветском пространстве, где очень четко регламентируется использование государственного языка. Это напоминает практику применения "госязыков" в странах Балтии, которая осуществляется уже долгие годы. Языковые вопросы стали в тих странах одними из наиболее острых в межнациональных взаимоотношениях между проживающими в них общинами.

Как принимали закон о госязыке


Принятие закона было похоже на многосерийный триллер, в первом чтении его проголосовали еще в октябре 2018 года, и с тех пор с ним системно и упорно боролась оппозиция в лице фракции "Оппозиционный блок". К законопроекту было внесено больше 2500 поправок, и каждую из них все зимние и весенние месяцы методично рассматривал парламент. Депутаты от "Оппоблока" пользовались своим правом на выступление в каждом случае, потом Верховная Рада должна была каждый раз голосовать — чаще всего за принятие очередной поправки голосовало всего два-три десятка депутатов, но это все же отбирало какое-то время очередной сессии и оттягивало голосование непосредственно за закон.

В итоге закон, который был краеугольным камнем выборного лозунга Петра Порошенко "Мова. Віра. Армія"(Язык. Вера. Армия- укр.) не был принят до второго тура выборов президента.

Но 25 апреля за закон во втором чтении проголосовало 278 депутатов при необходимом минимальном большинстве в 226 голосов.

И сейчас депутаты от оппозиции опять пытаются не допустить теперь уже подписи нового закона спикером и президентом Порошенко и обязательной официальной публикации. Депутаты Александр Вилкул и Владимир Новинский зарегистрировали постановление, которое должно заблокировать подпись закона, который, по их словам, "противоречит Конституции Украины".

"Причин, почему этот закон принимают так поздно — только сейчас — несколько, — поясняет "Спектру" исполнительный директор "Института мировой политики", украинский политолог Евгений Магда. — Во-первых, не так давно Конституционный Суд признал незаконным закон о региональных языках (Кивалова -Колесниченко), во-вторых, Украина долго заигрывала с Россией и русскоязычным населением, в-третьих, соавторы закона (76 народных депутатов) стремились убрать противоречия и минимизировать возможность оспаривания закона в Конституционном Суде. Насколько я понимаю, Петр Порошенко в последние дни своей каденции подпишет этот закон. И сомневаюсь, что на него решится покушаться Владимир Зеленский, по крайней мере, его команда утверждала, что будет поддерживать украинский язык. Хочу подчеркнуть, что приоритет украинского языка не распространяется на частную жизнь и религиозную сферу, что делает закон более адекватным европейским требованиям".

Закон — "досрочный роспуск парламента"


Закон о языке на Украине даже отъявленные патриоты считают несколько радикальным, таким, который имел шансы быть проголосованным только на переломе политической ситуации. В этом голосовании некоторые наблюдатели видят попытку выйти на вариант досрочных выборов Верховной Рады.

"Действие парламентского большинства имеют свою логику в том случае, если Закон "О языке" нужен Петру Порошенко, чтобы максимально консолидировать, "прокачать", свой электорат, — пояснил "Спектру" украинский политолог Константин Батозский. — На кону же еще лежит опция досрочного роспуска парламента и Блок Петра Порошенко может посчитать, что с текущим рейтингом бывшего президента, этими пресловутыми полученными во втором туре 25%, ему легче будет зайти в парламент летом, чем осенью, когда эти проценты могут как карета Золушки превратиться в тыкву. Если же нет цели досрочных выборов, то сегодняшнее голосование сложно пояснить. Но мне кажется, они еще не приняли окончательное решение, и карта "досрочные выборы" еще лежит на столе".

О том, что политические элиты Украины как в парламентском, так и в "Зе"-президентском лагере мучительно думают над опцией роспуска Верховной Рады и досрочных выборов, говорят не только многочисленные обсуждения этого вопроса политологами, но и распространенное вечером 25 апреля прямое обращение Владимира Зеленского к народу. На нем небритый и уставший будущий президент говорит, что ЦИК сознательно затягивает объявление результатов выборов, чтобы дать возможность Верховной Раде назначить инаугурацию президента позже 27 мая — последней даты, когда парламент можно законно распустить. Зеленский считает, что "это несправедливо, президент, получивший 73% доверия имеет право думать про это (роспуск Верховной Рады- прим. "Спектра") и имеет право иметь такую возможность".

Заметим, что это первое личное обращение Владимира Зеленского после избрания. И именно по этому вопросу. Его добровольное затворничество не прервал даже Владимир Путин, который накануне подписал Указ о выдаче российских паспортов льготным категориям — жителям неподконтрольных Украине частей Донецкой и Луганской областей. Обращение напрямую к избирателям вызвало только затягивание на несколько дней объявления даты инаугурации. Отметим также, что Владимир Зеленский говорит лишь о "мыслях" о роспуске Верховной Рады — твердое решение об этом на Украине для себя еще никто не принял, все "просчитывают варианты".

В случае роспуска парламента выборы должны быть назначены строго через 60 дней, в ближайшее к этой дате воскресенье. Выборы в конце июля, в разгар летнего сезона отпусков, когда молодежь массово разъезжается с мест своей постоянной прописки и голосования — невиданное дело в истории страны.

Но и нынешние президентские выборы, борьба на которых не прекратилась в день решающего голосования, а сразу же перешла на новый уровень — драку за голоса на будущих парламентских выборах — дело тоже беспрецедентное для Украины. Парламентское большинство атакует Владимира Зеленского в ежедневном режиме, и дело не ограничивается законом о языке, по отношению к которому будущему президенту все равно придется определяться, а значит и неизбежно терять голоса какого-то фланга своих приверженцев.

"Помощь" Порошенко


"Существующие политические игроки, в первую очередь из Блока Петра Порошенко делают все, для того, чтобы усложнить жизнь избранному президенту, — поясняет Константин Батозский. — В частности, делаются заявления от имени парламентского большинства, которое составляет как раз БПП и Народный фронт, о том, чтобы новый президент не переступал „красные линии", а именно в поддержке евроинтеграции и членства в НАТО, занял жесткую позицию по отношению к оккупированным территориям, определился с поддержкой украинского языка. Это, во-первых. Во-вторых, создается ненормальная ситуация с чиновниками высшего звена и губернаторским корпусом — они массово уходят в отставку. Причем, уходят и чиновники, к которым могла бы быть масса вопросов, так и эффективные менеджеры в крайне чувствительных регионах. Например, губернатор Николаевской области Савченко является очевидным антигероем, самодуром, поклонником Кадырова и понятно, что новый президент обрушился бы на этого губернатора сразу и по многим причинам. Совершенно другая ситуация в Закарпатской области, где подал в отставку губернатор Москаль, который, по общему мнению, твердо держал ситуацию в этом сложном регионе. Одновременно в информационный простор вброшена новость о том, что в Закарпатье присутствуют сепаратистские настроения. Эта область в орбите Виктора Медведчука и очевидно, что все движения по Закарпатью согласовывались между Порошенко и Медведчуком. Цель — максимально раскачать ситуацию в стране".

"Продолжается вакханалия в судебной системе, которую у нас всегда негласно контролировала Администрация президента, — продолжает Батозский. — Вот-вот Конституционный суд отменит антикоррупционные поправки к законодательству, готовится также отмена через тот же суд обязательного электронного декларирования имущества чиновниками, что было, кстати, одним из условий предоставления безвизового режима с ЕС. Все это вместе взятое выглядит верхом цинизма на фоне заявлений Петра Порошенко о „плече, которое он готов подставить президенту Зеленскому" и противоречит всем политическим традициям, которые существуют в цивилизованных странах, где выяснение отношений заканчивается в день выборов, а передача власти происходит всегда в открытом ключе, где действующий президент никогда не „топит" президента избранного".

Неизвестно, изучали ли соответствующий опыт в языковых вопросах Балтии, где госязыки существуют уже многие годы, кто-либо из 76 авторов украинского законопроекта "О языке", но отрицать использование этого закона как своеобразного тарана в предвыборных баталиях невозможно. Таким образом консолидируется электорат в условиях быстротекущих, хоть и очень важных парламентских выборов. Причем он консолидирует избирателей на обоих флангах — борьба за право "главного бойца за язык" в условно пророссийском лагере началась с первого дня. Вадима Новинского и Александра Вилкула относят к группировке Рината Ахметова, и они опередили со своими проектами постановлений, тормозящими вступление закона о языке в силу, конкурирующую группу Виктора Медведчука-Юрия Бойко.

Закон поставил в сложное положение Владимира Зеленского, его команда пока ограничилась заявлением о том, что "закон необходимо еще изучить". Но выбирать Владимиру "за маму или за папу" все же теперь придется, и разные группы его избирателей ждут от него противоположных действий. Выборы закончатся быстро, есть вероятность, что даже очень быстро — уже летом, — а вопросы языка останутся.

Tags

Ахметов Владимир Зеленский Петр Порошенко Украина

Comment Form