Роковые яйца. История скандальной выставки Фаберже в Эрмитаже и тех, кто за ней стоит
Foto: EPA/Scanpix/LETA

Масштабная выставка Дома Фаберже в Эрмитаже обернулась громким скандалом. Организаторов обвиняют в том, что они выставляют подделки. Би-би-си изучила спор и обнаружила необычную коллекцию искусства с центрами в Петербурге, Германии и Италии, связанную с петербургским бизнесменом - знакомым Путина и бывшим бизнес-партнером Ротенбергов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

В начале января лондонский арт-дилер и коллекционер Андрей Ружников написал открытое письмо директору Эрмитажа, в котором назвал подделками и "вульгарным новоделом" ряд предметов на выставке "Фаберже ‒ ювелир Императорского двора".

В музее не стали отвечать на вопрос, подлинные ли предметы выставлены в Зимнем дворце, а призвали экспертов к диалогу.

Но публичный диалог уже начался. И в нем ведущие российские и западные исследователи ювелирного дома разделяют сомнения в подлинности экспонатов, часть из которых связана с Константином Голощаповым. СМИ называют этого бизнесмена другом президента России.

Би-би-си также нашла в Италии культурный фонд, основанный женой Голощапова. Его почетным президентом является директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.

Фонд посвящен наследию Леонардо да Винчи - и так же, как и в случае с Фаберже, устраивает выставки работ мастера, не признанных большинством экспертов.

"За Фаберже уже обидно"

Выставка "Фаберже ‒ ювелир Императорского двора" открылась в Гербовом зале Зимнего дворца 25 ноября 2020 года. На ней представлен ряд уникальных и подлинных по мнению всех экспертов работ фирмы Фаберже, в том числе "Яйцо-часы Ротшильдов" 1902 года.

Ружников отмечает, что все императорские яйца производились в единственном экземпляре, но предметы в Эрмитаже повторяют уже признанные оригиналами экспонаты в других российских музеях. В связи с этим, считает коллекционер, есть серьезный повод сомневаться в подлинности целого ряда предметов на выставке.

В Эрмитаже отказываются обсуждать подлинность выставленных предметов. "Стиль и жанр так называемого "письма" делает "ответ" на него этически невозможным", - отвечал Ружникову Пиотровский.

В подписях к экспонатам и в каталоге выставки Эрмитаж определяет спорные предметы как оригинальные работы Фаберже, и куратор выставки Татьяна Бабошина представляет их как императорские подарки. И все же в музее отказываются однозначно заявить, подлинные они или нет.

Пиотровский отказался от интервью с Би-би-си. "В Эрмитаже запланирован ряд мероприятий, связанных с выставкой Фаберже. До того, как они состоятся, Михаил Борисович считает проведение подобных интервью преждевременным", - ответила на запрос пресс-служба Эрмитажа.

Вскоре директор Эрмитажа все-таки дал интервью другому изданию, в котором ушел от ответа, подлинные это работы или подделки, сославшись на то, что по этому вопросу ведутся дискуссии.

Но единственный сторонник их подлинности - владелец части этих предметов, коллекционер Александр Иванов, основатель частного музея Фаберже в немецком Баден-Бадене. Он называет себя миллиардером и говорит, что владеет полотнами Леонардо да Винчи, Рембрандта и Боттичелли - но отказывается их демонстрировать. Он также заявляет, что владеет золотом этрусков, инков и ацтеков и что в Петербурге якобы хранится подлинная "Мона Лиза" Леонардо да Винчи.

Ведущие эксперты по Фаберже, однако, сомневаются.

"Судя по фотографиям и опубликованным в интернете описаниям, все представленные на этой выставке так называемые "вновь найденные императорские пасхальные яйца Фаберже" из музея в Баден-Бадене - подделки, по моему мнению", - сказал Би-би-си Геза фон Габсбург, один из самых известных специалистов по дому Фаберже.

Габсбург выступал куратором крупнейших международных выставок Фаберже, в том числе первой большой экспозиции работ ювелира в Эрмитаже в 1993-1994 годах.

Серьезные сомнения в подлинности предметов выразил и немецкий специалист Александр фон Солодкофф, эксперт по Фаберже и автор монографий о русском искусстве.

В подлинности императорских яиц на выставке в Эрмитаже также сомневается финская исследовательница Улла Тилландер-Гуденйелм, правнучка работавшего с императорским двором ювелира Александра Тилландера и автор диссертации о наградной системе царской России.

Под вопросом не только пасхальные яйца, но и другие предметы - например, резная фигура солдата. Признанный всеми оригинал этой фигуры хранится в Минералогическом музее им. А. Е. Ферсмана Российской академии наук в Москве, который обладает уникальной коллекцией Фаберже. Главный хранитель музея Михаил Генералов сказал Би-би-си, что считает выставленную в Эрмитаже фигуру солдата копией, причем сделанной "настолько позорно, что за Фаберже уже обидно". Он рассказал, что музей отправил в Эрмитаж письмо с изложением своих опасений и позиции относительно оригинальности фигуры солдата, но не получил ответа по существу.

Самая большая коллекция императорских яиц в мире - в Оружейной палате в музеях Государственного Кремля в Москве, а вторая - собрание Малкольма Форбса, выкупленное после его смерти российским миллиардером Виктором Вексельбергом.

Ни одного предмета из этих коллекций на выставке не представлено. Зато партнерами Эрмитажа по выставке стали "Русский национальный музей" и "Музей христианской культуры". Под первым названием скрывалось юрлицо Иванова, не имеющее помещения, под вторым - музей, которому покровительствует Голощапов. Его СМИ называют знакомым и даже "близким другом" президента России. Он был главой ФГУП при управлении делами президента и бизнес-партнером Ротенбергов по СМП-Банку.

Именно из этих двух частных коллекций происходят все экспонаты, в подлинности которых сомневаются эксперты.

Голощапов не ответил на запрос Би-би-си.

Диалог в формате доклада

Опрошенные Би-би-си эксперты активнее всего критикуют два экспоната на выставке в Эрмитаже, представленные как "императорские пасхальные яйца": "Курочку" и "Юбилейное свадебное" якобы 1904 года.

Коллекционерам и экспертам десятилетиями известна другая "Курочка" - не из Эрмитажа, а из частного Музея Фаберже, где находится коллекция миллиардера Виктора Вексельберга, выкупленная у наследников Малкольма Форбса.

Судьба эрмитажного экспоната сложнее. В 2018 году безо всякого публичного анонса в залах музея появилось похожее на "Курочку" яйцо, отличающееся мелкими деталями: его венчает навершие, которого нет у оригинала, а вместо тонкой золотой каймы яйцо разделяется на две части широкой фигурной каймой.

Вещь была подписана как "императорское пасхальное яйцо" из частного собрания, но имя коллекционера не сообщалось. Только в 2020 году было раскрыто, что это частный "Музей христианской культуры" Константина Голощапова.

Ряд ведущих экспертов рассказали Би-би-си, что еще в 2018 году обращались в Эрмитаж с предупреждением о возможной подделке и просили разрешения обследовать экспонаты. По их словам, в ответ им было предложено провести конференцию с представителями владельцев этих предметов.

И архивная фотография, и наиболее ранние известные описания и изображения "Курочки" 1885 года говорят в пользу предмета из коллекции Музея Фаберже, а не выставленной в Эрмитаже.

"Какое из двух яиц оригинал, а какое повторение, покажет время, когда фабержеведы проведут свои исследования", - отвечал летом 2018 года Эрмитаж на вопрос петербургского экскурсовода, удивленного сходством двух экспонатов.

Это значит, что еще за два с половиной года до выставки и обвинений критиков в Эрмитаже признавали, что яйцо из коллекции Голощапова не является бесспорным оригиналом - однако продолжали выставлять его с подписью "императорское пасхальное яйцо".

Но только после публичных обвинений в январе 2021 года в Эрмитаже решили прокомментировать ситуацию - и пригласили Иванова выступить с "экспертным докладом", который также назвали "докладом-конференцией", хотя слова критикам предоставлено не было.

На сайте музея Иванов был представлен как "профессор, член Специальной комиссии ЮНЕСКО по сохранению мирового культурного наследия, эксперт Министерства культуры Российской Федерации".

В ЮНЕСКО на запрос Би-би-си ответили, что Иванов не является экспертом комиссии. В министерстве культуры указали на список аттестованных экспертов. Иванова в нем нет.

В интервью Би-би-си Иванов признал, что не является ни экспертом Минкульта, ни членом комиссии ЮНЕСКО - и заявил, что так его представил Эрмитаж, а сам он представляется лишь как "эксперт по Фаберже". Он настаивал, что является "почетным профессором", но не смог указать ни предмета, ни учебного заведения, несколько раз уйдя от ответа.

В пресс-службе Эрмитажа сказали, что детали биографии предоставил сам Иванов.

В своем "докладе-конференции" Иванов сыпал "убойными материалами", как он сам выразился: грозил, что Ружникова "привезут в Америку в наручниках", и развивал теорию о том, что за лондонским дилером якобы стоит ведущий эксперт Музеев Кремля, которая никак не комментировала выставку и не участвует в этом споре.

Но несмотря на личные выпады, в вопросе спорной "Курочки" Иванов фактически признал правоту критиков - и заявил, что выставить ее как императорское яйцо решила Марина Лопато, хранитель Фаберже в Эрмитаже.

"Положа руку на сердце, я, конечно… немножко Марина Николаевна [Лопато] поторопилась", - сказал Иванов. "Я бы не стал сейчас делать поспешных выводов и говорить, что именно это - императорское пасхальное яйцо", - признал коллекционер. "Это мнение Марины Николаевны [Лопато]. Она сказала, что есть документы, есть записи. Но нет документов, нет ничего", - сказал Иванов в разговоре с Би-би-си.

Лопато умерла в июле 2020 года. Она никогда публично не комментировала этот экспонат.

В докладе Иванов также заявил, что перед выставкой экспонаты были изучены в лабораториях Эрмитажа. Но в разговоре с Би-би-си отказался от этих слов и сказал, что процесс изучения начался не до выставки, а только после обвинений Ружникова.

В Эрмитаже не ответили на запрос Би-би-си, проводились ли такие исследования.

Яйцо, которого не было

Что касается "Юбилейного свадебного", то есть "яйца 1904 года", то опрошенные Би-би-си эксперты уверены, что его просто не могло существовать. Об этом говорит как отсутствие упоминаний в документах императорского двора, так и мемуары главного мастера Фаберже Франца Бирбаума.

Как факт это упоминала в своей диссертации и Лопато, куратор Фаберже в Эрмитаже: "Не изготавливались яйца в 1904 и 1905 годах в связи с Русско-японской войной". О том же писал и ведущий российский историк фирмы Фаберже Валентин Скурлов.

Иванов утверждает, что роскошный подарок царь просто скрыл от народа: "чтобы не будоражить умы, факт изготовления этого яйца, факт вручения яйца, конечно, он не афишировался".

Но помимо отсутствия документов, есть и другие нестыковки. На яйце "1904 года" миниатюры с портретами с двух великих княжон написаны с поздних фотографий (датированных 1906-м и 1910 годом) - то есть спустя несколько лет после того, как яйцо якобы было создано, указывается в разборе американской исследовательницы Ди-Энн Хофф. Она же заметила и ошибки в изображении орденов Николая II.

Эксперты также отмечают, что "яйцо 1904 года" очень похоже на общепризнанное яйцо "Пятнадцатая годовщина царствования" в петербургском Музее Фаберже.

Уже после публичных обвинений в подделке Иванов стал утверждать, что миниатюры заменили при ремонте яйца в 1908 году. "Этот вопрос благополучно разрешился, когда нашли счет от Фаберже уже от 27 апреля 1908 года. <...> Значит, уже, когда были сформировавшиеся взрослые девочки, уже писали эти портреты и вставили туда", - сказал Иванов в Эрмитаже.

Это, впрочем, не объясняет, как в 1908 году могли использовать фотографию 1910 года. Но в разговоре с Би-би-си Иванов предположил, что датированная 1910 годом фотография могла быть сделана намного раньше, а затем "несколько лет проходить утверждение перед печатью".

Кроме Иванова, никто не подтверждает существование счета на починку. Коллекционер утверждает, что документ был найден покойной Мариной Лопато в Российском государственном историческом архиве (РГИА), но наотрез отказался его показывать.

На повторную просьбу корреспондента Би-би-си прислать фото или скан документа Иванов ответил: "Мало ли что тебе интересно, ага. Ты хочешь всю сенсацию убрать".

Соперник матрешки

Фаберже - единственный российский ювелирный дом, ставший мировым брендом. Именно императорские пасхальные яйца сделали семейное дело остзейских немцев с французскими корнями одним из символов поздней царской России. С революцией 1917 года закончилась и история фирмы Карла Фаберже.

Императорскими называются чуть больше полусотни ювелирных яиц, сделанных в 1885-1917 году по заказу последних российских монархов. Александр III начал эту традицию и дарил яйцо на Пасху супруге, а Николай II ее продолжил, заказывая подарки как своей супруге, так и матери, вдовствующей императрице.

Оценить современную стоимость яиц довольно трудно, потому что в продаже эти предметы оказываются редко. В 2004 году российский миллиардер Виктор Вексельберг заплатил больше 100 млн долларов за коллекцию Форбса, в которой было девять императорских яиц (помимо них, в коллекции, правда, было и множество других - менее заметных - предметов). Сейчас цена каждого из императорских яиц, если они вдруг будут выставлены на продажу, по прикидкам экспертов, может превышать 30 млн долларов.

Образы и мотивы Фаберже популярны и среди более широкой публики. В интернете можно найти десятки предложений, отмеченных словами "копия" или "реплика", напоминающих работы придворного ювелира или просто обыгрывающих роскошь российского императорского дома. Кое-что представлено как "сувениры из России", которые "на равных соперничают по узнаваемости с матрешкой". Цены начинаются от 20 долларов.

Но в мире Фаберже за последние сто лет не раз возникали скандальные случаи, когда подделки пытались выдавать за оригиналы. Копии встречаются так часто, что мотив поддельного Фаберже вошел в поп-культуру - от фильма о Джеймсе Бонде до советского детектива "Следствие ведут знатоки".

"Это коммерческое продвижение фальшивок. Есть разные коммерсанты, которые работают именно над тем, чтобы копиями или какими-то изделиями под брендом Фаберже торговать. Это вещь довольно старая, вещь известная, и люди известные", - говорит Михаил Генералов, главный хранитель Минералогического музея им. А. Е. Ферсмана.

"Ничего не жалко для России"

Иванов уже много лет добивается признания в качестве знатока фирмы Фаберже, и это не первая его попытка работы с уважаемым российским музеем.

В конце 1990-х он предложил сотрудничество Минералогическому музею им. Ферсмана РАН, где хранится ряд уникальных работ Фаберже. Ему разрешили изучить коллекцию и сфотографировать экспонаты. (Иванов утверждает, что Музей Ферсмана обратился к нему первым, но не отрицает доступ к коллекции).

Вскоре после этого в коллекции Иванова, где есть и несомненно подлинные работы, появились экспонаты, очень похожие на несколько предметов из музея Ферсмана.

При этом коллекционер утверждает, что оригиналы - именно у него, но отказывается говорить, как они к нему попали - как и про другие свои спорные экспонаты.

В Музеях Кремля подтверждают версию, что признанные экспертами оригиналы находятся в Музее Ферсмана. И все-таки вещи из собрания Иванова, очень похожие на экспонаты из Музея Ферсмана, сейчас оказались выставлены в Эрмитаже как подлинники.

В прошлом Иванов занимался популяризацией ювелирного дома Фаберже и издавал книги по его истории, которые высоко оценили многие специалисты.

Он сделал себя полным кавалером ордена Фаберже, который сам же и учредил.

Но вне узкого круга специалистов имя Иванова зазвучало в 2007 году, когда он купил на аукционе Christie's яйцо Ротшильдов работы Фаберже за рекордную сумму в 18,5 млн долларов.

После той покупки Иванов стал говорить, что владеет крупнейшей в мире коллекцией работ Фаберже - больше, чем в Музеях Кремля. Кроме того, он также утверждал, что в его коллекции есть работы прерафаэлитов, Боттичелли и даже "несколько работ Леонардо да Винчи".

Тогда журнал Forbes обратил внимание на то, что такая коллекция и конкуренция с Вексельбергом потребовала бы сотен миллионов долларов. А капитал Иванова, по его словам, происходит из кооператива по экспорту компьютеров в начале 1990-х.

"Откуда такие деньги у человека, который не занимается бизнесом с начала 1990-х?", - спрашивал Forbes. На уточняющий вопрос Би-би-си со ссылкой на заметку Forbes Иванов ответил: "Они там напечатали совершенно гнусную статью".

Основная теория о реальном источнике средств на покупку яйца Ротшильдов сформировалась несколькими годами позже. Когда в 2014 году Владимир Путин преподнес Эрмитажу купленное Ивановым яйцо Ротшильдов одновременно с каминными часами "Годовщина свадьбы".

Первый экспонат был подписан как дар президента "через жертвователя А.Н. Иванова". Второй - как дар президента "через жертвователя К.В. Голощапова".

"Мне ничего не жалко для России", говорил Иванов и добавлял, что "президент выступил лицом, которое подарило яйцо Эрмитажу, но по сути Российская Федерация сделала подарок своему музею".

В отличие от Иванова, имя Константина Голощапова известно и в политических, и в бизнес-кругах Петербурга. Вместе с Ротенбергами он был сооснователем СМП Банка и служил главой ФГУП Управления делами президента. Голощапов "считается одним из самых влиятельных людей в Петербурге", писала Фонтанка.ру.

"Коммерсант" называл Голощапова "хорошим приятелем Георгия Полтавченко", бывшего губернатора Санкт-Петербурга.

Сейчас имя Голощапова чаще появляется в СМИ в связи с благотворительными инициативами: он соучредитель Русского афонского общества и член Императорского православного палестинского общества.

Но его супруга владеет строительными компаниями в Петербурге, а среди ее партнеров - сын Полтавченко. Ей также принадлежали фирмы в Нидерландах и на Кипре, последняя - вместе с Ротенбергами.

Би-би-си также обратила внимание, что фонд Голощапова имел одинаковый московский адрес и номер телефона с "Фондом Алины Кабаевой", которым руководила мать гимнастки.

Еще в 2018 году оппозиционные ресурсы "Муниципальный сканнер" и " Радио Свобода" (организация внесена в список лиц, выполняющих функции иностранного агента) писали, что за коллекцией Иванова может стоять именно Голощапов.

Это доказывают и документы частного музея Фаберже в немецком Баден-Бадене, зарегистрированного изначально на имя Голощапова, но ставшего проектом Иванова (не имеет никакого отношения к музею Фаберже в Петербурге, где хранится коллекция Вексельберга).

В интервью Би-би-си Иванов рассказал, что брал у Голощапова деньги в долг на открытие музея в Баден-Бадене. "В качестве залога того, что деньги будут возвращены, он стал вместе со мной... гешефтфюрер… как это, по-немецки... совладельцем. А как только я деньги отдал ему, он из соучредителей вышел".

Голощапов покровительствует "Музею христианской культуры", филиалу "Русского национального музея" Иванова. (Иванов говорит, что его партнерство с Голощаповым уже закончилось).

Музей начинался на подворье монастыря, и Голощапов лично показывал его почетным гостям, от патриарха Кирилла до афонских монахов.

"Вопросами приобретения и доставки [экспонатов] занимается Константин Вениаминович. <...>. Константин Голощапов берет на себя и все финансовые расходы", - рассказывала директор музея в интервью православному журналу "Вода живая".

В журнале объясняли, что "музей работает как открытое хранилище, что допускает определенную свободу размещения и отсутствие сопроводительных документов". На сайте музея поясняется, что экспонаты имеют "художественную и историческую ценности, но прежде всего - это святыни".

"Всегда Голощапов управлял этим музеем, это его музей личный, - сказал Иванов про Музей христианской культуры. - У него очень большая коллекция, кстати, Фаберже".

Ангел Да Винчи

Би-би-си обнаружила, что у семьи Голощапова есть и еще одна культурная инициатива - итальянский фонд, посвященный изучению наследия Леонардо да Винчи. И у этого фонда также есть отношения с руководством Эрмитажа.

В 2015 году британский таблоид Daily Mail опубликовал сенсационную новость: в частном собрании в Петербурге может находиться авторская копия "Моны Лизы" Леонардо да Винчи. Имя коллекционера держалось в секрете.

Такие сообщения вызывают у исследователей улыбку: дилетанты и аферисты регулярно выдают ренессансные картины разного качества за прежде неизвестные полотна Леонардо.

Но в случае с "петербургской Джокондой" всё было чуть иначе. Ее изучил итальянский искусствовед Карло Педретти, считавшийся признанным экспертом по работам да Винчи. И именно он предположил, что картина может принадлежать кисти Леонардо. Вслед за сообщением в Петербург прилетела команда, готовившая документальный фильм о "Моне Лизе" для телеканала BBC Two.

К тому моменту эксперты Болонского университета провели техническую экспертизу полотна и установили, что в Петербурге - поздняя французская копия. Педретти ошибся.

С тех пор о "петербургской Джоконде" никто не слышал. Но члены съемочной группы Би-би-си рассказали, что переговоры о съемках картины велись именно через "Музей христианской культуры".

Владельцем картины назывался Иванов, но неформально сотрудники музея подтверждали, что за ним стоит Голощапов.

В интервью Би-би-си Иванов отказался говорить, как он связан с этой картиной, но настаивал, что она и есть подлинная "Мона Лиза" работы Леонардо. Он отказывается соглашаться с проведенной в Болонском университете экспертизой - и утверждает, что "петербургская Джоконда" принадлежит не Голощапову. Владельца при этом он не называет.

В том же 2015 году, когда в Петербурге появилась загадочная картина, жена Голощапова, предпринимательница Ирая Гильмутдинова стала со-основательницей "Россана и Карло Педретти", семейного фонда итальянского искусствоведа. В совет директоров фонда вошли Пиотровский и Татьяна Кустодиева, ведущий научный сотрудник отдела западноевропейского искусства Эрмитажа.

С приходом российских меценатов фонд развернул активную деятельность: была начата реставрация исторической виллы Баронтини в Винчи, родном городе Леонардо, которую мог посещать сам мастер. Там же был открыт выставочный центр "Лео-Лев", посвященный наследию Леонардо и принадлежащий Гильмутдиновой. Юрлицо было зарегистрировано на ее хорватский паспорт.

"Наш музей и Центр связывают общие планы и общая миссия возвращения к жизни и к людям высокого искусства", - сказал Пиотровский в прошлом году. (В центре "Лео-Лев" не ответили на запрос Би-би-си об интервью с Гильмутдиновой).

Грандиозные планы были нарушены смертью Педретти в 2018 году - он не дожил одного дня до 90-летия, а его жена Россана скончалась годом позже. Но работа центра "Лео-Лев" жены Голощапова в родном городе да Винчи продолжилась. Сейчас в нем выставлена статуя архангела Гавриила из церкви Сан-Дженнаро в Капаннори. Вступительное слово к каталогу этой выставки написал Пиотровский.

На сайте центра утверждается, что Педретти признавал статую работой Леонардо - с указанием, правда, что не все специалисты разделяют эту оценку. Прошлой осенью Пиотровский стал почетным президентом "Фонда Педретти".

Вопросы без ответов

Опрошенные Би-би-си эксперты, хотя и возмущены сомнительными предметами Фаберже в Эрмитаже, предполагают, что музей не может от них отказаться.

Обсуждавшие эту тему в личных разговорах с Пиотровским эксперты рассказывали, что у них создалось впечатление: возможно, решения насчет спорных яиц Фаберже лежит вне полномочий директора Эрмитажа, и музей - скорее жертва в этой истории.

Посетители музея вспоминали, что когда два спорных предмета появились в залах Эрмитажа, экскурсоводы давали противоречивые ответы на вопросы о них - и просили эти предметы не фотографировать.

Диалог о подлинности императорских яиц, к которому продолжает призывать Эрмитаж, парадоксальным образом по сути идет без участия самого государственного музея, который во всей этой истории, кажется, старается свести свою роль до случайной выставочной площадки.

За несколько месяцев до открытия выставки в Эрмитаже российские и зарубежные специалисты в разговорах с Би-би-си предупреждали о предметах, которые они считают подделками - но просили не упоминать их имен, опасаясь испортить отношения с музеем.

Некоторые из них решились выступить публично лишь после того, как спорные экспонаты попали в залы Зимнего дворца, причем подписанные однозначно как "императорские пасхальные яйца" и другие предметы Фаберже - даже без страховки в виде знака вопроса (?).

Теперь эксперты и искусствоведы могут продолжать и развивать эту дискуссию публично. Но позиция Эрмитажа в ней остается неопределенной.

Как в государственный Эрмитаж в качестве докладчика, организатора выставки и равного партнера попал ЗАО "Русский национальный музей" - юрлицо без помещения и каталога коллекции - и его владелец Иванов? Почему Эрмитаж доверился мнению коллекционера - и проигнорировал предупреждения экспертов?

Сотрудники музея, говорившие с Би-би-си на условиях анонимности, выражали недоумение этим партнерством и выставкой, но добавляли, что предпочитают не лезть в это дело. Некоторые ссылались на страх.

Би-би-си направила в Эрмитаж вопросы о критериях сотрудничества с частными музеями, но они, как и другие вопросы, остались без ответа. Пиотровский через пресс-службу отказался от разговора с корреспондентом Би-би-си.

В музее заявили, что в ближайшее время будут организованы специальные конференции по работам дома Фаберже. Будут ли обсуждаться вопросы, адресованные Пиотровскому Андреем Ружниковым, на запланированной Эрмитажем на март конференции, неизвестно.

Быть площадкой для диалога по вопросам о подлинности императорских яиц Эрмитажу оказывается гораздо сложней, чем быть выставочной площадкой. В предварительных планах участников мартовской конференции, насколько стало известно Би-би-си, есть и главный сторонник подлинности спорных предметов. Правда, предварительная тема доклада Иванова выглядит несколько общо - "Новые технологии в реставрации эмалей".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

BBC News Русская служба:

Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form