Швед Давид Эрикссон из украинского батальона "Азов" рассказал о бойцах из Швеции, Норвегии и других стран, воюющих на стороне украинских силовиков. Проживающий в Эстонии Эрикссон уверен, что противостояние пророссийским силам на Украине — дело всей Европы.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

"Это только начало, русские пройдут гораздо дальше, это только вопрос времени", — сказал эстонской газете Eesti Päevaleht воюющий под Мариуполем швед Давид Эрикссон. Последний месяц он провел в Восточной Украине, где, по его собственному описанию, в находящихся рядом бойцов попадают пули, а жизнь деревенских жителей протекает под артиллерийским огнем.

"Это как обычная военная жизнь. В какие-то дни ничего не происходит, можешь расслабиться. В другой день тебя могут часами бомбить и ты чувствуешь, что смерть уже не далеко", — рассказывает он.

"Самое ужасное было десять дней назад. Мы были в окопе, расположенном в деревне к востоку от Мариуполя. Вдруг нас начали обстреливать из артиллерии, и это продолжалось два часа, я думал мы там и умрем. В какой-то момент огонь прекратился. Мы попытались бежать в расположенное поблизости здание, но тогда все началось снова.

Мы ждали подмоги от украинских войск, но никто не пришел. В конце концов мы попытались бежать на машинах, которые еле ехали", — рассказывает он и признает, что их спасение было невероятным.

Давид все же стал свидетелем и смертей, однако он признает, что некоторые из них произошли в результате несчастного случая, так как уровень подготовки низкий.

"Здесь бывают несчастные случаи. Люди пугаются и из-за этого становятся неосторожными. Может случиться, что иногда сами себя подрывают. Зато смертей от рук врага до настоящего момента было мало, в этом смысле нам везло. Но у нас и очень профессиональные командующие, которые руководят всем процессом", — говорит он.

Если его что-то и удивило, когда он прибыл на Украину, так это то, как ведется война. "Я не ожидал, что так много воюют из машин — во время езды и с улицы. К тому же используют больше, чем я ожидал, артиллерии. Я предполагал, что скорее воюют с помощью ручного оружия. Это, кстати, имеет решающее значение, нам нужно больше артиллерии и танков. Самая важная роль как раз у артиллерийских войск", — подчеркивает Давид.

Он считает, что навыки и способности добровольцев лучше, чем у украинских военных. Приехавшие из-за рубежа люди, по его словам, получили обучение лучше, к тому же они из другого общества. Речь идет не только о простых военных, но и о генералах.

"Возможно более молодым людям это сложнее понять (Давид — среднего возраста), но для тех, кто испытал на себе систему советских войск, можно в некотором роде провести с ней параллели. Кажется, что генералы получили свои посты по каким-то другим причинам, а не благодаря опыту и навыкам.

За то время, пока я нахожусь здесь, я понял, что украинские и шведские, да и эстонские войска очень разные. Мотивация и мораль тех, кто приехал из-за рубежа, тоже часто выше. Это сложно объяснить, но вопрос может быть в том, что мы выросли в совершенно свободном обществе.

Нас воспитывали в духе идеалов Европы и я в это верю. Когда ты вырос в другой системе, каковой в некотором роде является Украина, обычно сложнее поверить в возможность перемен. Ты скорее веришь в свою семью и близких, а не в государство и общество. Это, конечно, индивидуально, но здесь очень много разных бойцов", — говорит он.

Большинство членов батальона "Азов" — украинцы или русские, но значительная часть, по словам Давида — из Швеции и Норвегии, а также из Франции, Италии и Финляндии. Конкретные цифры он называть не хочет.

"Я не встречал и не слышал, чтобы кто-то был из стран Балтии. Тем не менее помощь украинцам должна особенно интересовать страны Балтии, ведь они тоже в опасности", — говорит он.

В этом и заключается причина того, почему швед — хотя он живет в Эстонии — приехал воевать на Украину. "Первый раз я хотел приехать еще 23 года назад, когда Россия пыталась вновь забрать Эстонию (события 1991 года в странах Балтии), но тогда мои дети были маленькие. Теперь они взрослые и я могу помочь", — рассказывает Давид.

"Если Россия заберет Украину, очередь будет за Польшей или странами Балтии, это (противодействие) на самом деле в интересах всей Европы", — уверен он.

С Эстонией его помимо того, что он здесь живет и ведет бизнес последние несколько лет, связывает также тот факт, что его дети — на четверть эстонцы, их бабушка бежала в Швецию из Эстонии. В батальон "Азов" он попал, увидев в записи своего друга в социальной сети Facebook контакты батальона.

"99% людей — за Украину, они крайне патриотичны — носят украинские цвета и готовы оказать помощь военным. Они хотят мира и не только, они не хотят менять одного олигарха на другого, они хотят реформ и исчезновения коррупции. Они хотят реформ, как и в Эстонии было 20 лет назад. Но есть и пророссийски настроенные", — подчеркивает он.

По его словам, у людей, которые живут посреди боевых действий, возникло странное примирение с возможностью смерти.

"Люди в деревнях в прямом смысле рискуют жизнью. На улице идет артобстрел, мы говорим бабушке, чтобы она спряталась, а она этого не делает. Кажется, что они больше не верят, что могут повлиять на свою смерть или предотвратить ее. Вот они и ездят ночью на машинах, когда идет обстрел, или во время перестрелки ведут на поле коров. Это в некотором роде понятно, но все равно поразительно. Я бы не подвергал себя таким рискам", — говорит Давид.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Украина
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form