Столицей празднования 100-летия Октябрьской революции будет Лондон

Марат Гельман
Foto: Publicitātes foto.

На фото: Марат Гельман с писателем Александром Генисом (слева) и художником Виталием Комаром.

- С родиной вы пока завязали?

- Читаю новости оттуда и снова убеждаюсь, как вовремя уехал. Мне 55 лет — жалко тратить время на всю эту борьбу и возню. Мне еще надо как минимум два крупных проекта сделать. Первый — WWW. Кроме того, сейчас в лондонской галерее Saachi Фондом Цукановых (Игорь Цуканов — известный меценат, — прим. Ред.) пригласил меня и Андрея Ерофеева создать проект, посвященный 100-летию Великой октябрьской социалистической революции.

В России и за рубежом стало действительно меньше людей, желающих "прогнать Путина". И если в России все понятно, то по поводу отношения к нему на Западе у меня есть собственная теория. Там аналитики поняли, что "прогнать" — не решение проблемы. Марат Гельман

В Лондоне этим занимается не только Saachi. Скажем, Национальная галерея Tate Modern делает большую выставку Red Star Over Russia — пройдется по русскому авангарду и конструктивизму: Лисицкий, Клуцис, Кабаков… И в других местах будет много интересного. Думаю, столица празднования 100-летия Великой октябрьской социалистической революции будет именно в Лондоне, а не в Москве.

- Думаете, Россия юбилей никак не отметит?

- Может, и отметит, но мне интересно, какой акцент они сделают в этом праздновании. Тут возможны два варианта — "Коммунисты, вперед!" или "Боже, царя храни". Я бы, на их месте, выбрал второе. Мол, сволочи, большевики, нашего царя угробили.

- А какой девиз у вас?

- Наш проект называется Art is Riot ("Искусство как бунт") с участием "Пусси райот", Петра Павленского, Олега Кулика, группы "Синие носы" и других. Такой русский революционный акционизм. Одни постебаются, как это делают "Синие носы", другие, выступят на абсолютном серьезе, как Павленский… Получится исследование революционности со всех сторон.

- Кстати, что вы думаете о действенности современного русского акционизма — достигают ли они заявленной в акциях цели?

- Все зависит от ситуации в стране. Скажем, в 90-е годы Александр Бренер делал вещи очень похожие на те, что потом устраивали "Пусси райот" — у него была акция на Красной площади (на лобном месте он пел "Ельцин выходи!"), акция в Елоховской церкви в 1995 году (он ворвался во время богослужения, все крушил и кричал "Чечня! Чечня!"). В итоге что? Один раз просидел в милиции 4 часа, другой раз — ночь. Заплатил 500 рублей штрафа. Никто об этом и знать не знает.

"Пусси райот" вроде сделали тоже самое, но куда эффективнее. Это говорит о том, что эффективность акционизма зависит не столько от усилий художников, сколько от ситуации в обществе. Если ситуация здоровая — не очень эффективно, если больная — очень.

- Если оставить в стороне моральную сторону вопроса, то в чем эффективность? Цель своей акции в храме Христа Спасителя девушки обозначили, как "Богородица, Путина прогони!" В итоге популярность российского лидера лишь выросла.

- Искусство — это не лекарство, а боль. Главное, что они показали проблему, привлекли к ней внимание. Например, показали, что в России сейчас есть две больших страты в отношениях с религией — религиозные и верующие. Первые — это те, кто невзирая на заповеди Христа, готовы защищать церковь, как институт современного общества. Вторые, для которых важно именно слово Христа, а церковь — институт-посредник. Как раз истинно верующие проявляли милосердие к "Пусси райот", даже в чем-то с ними соглашались — им-то не нравится слияние церкви и государства. Религиозные сплотились, защищая институт, во имя чего готовы были нарушить христианские заповеди.

Также они показали, как работает судебная система в России — до "Пусси" тысячи людей сидели в тюрьмах по неправедным приговорам, лишь потому, что не нравились власти, и никого это особо не интересовало. Помню, когда я стал активно защищать "Пусси", у меня спрашивали: а почему тогда ты того-то и того-то не защищал? И они были правы. Именно "Пусси" привлекли внимание к тому, что в России абсолютно подконтрольный суд. Так что они сделали важное дело.

При этом, что в России, что за рубежом стало действительно меньше людей, желающих "прогнать Путина". И если в России все более-менее понятно, то по поводу отношения к нему на Западе у меня есть собственная теория. Там аналитики поняли, что "прогнать" — не решение проблемы. Было время, когда они хотели влиять на Путина (сразу после Крыма), потом прогнать Путина, а сейчас просто взяли паузу. Смотрят, как он разрушает страну, экономику и думают: был вроде демократичный "хороший" Ельцин, пришел недемократичный "нехороший" Путин, если даже прогоним Путина и придет кто-то "хороший" — где гарантия, что следом снова не придет кто-то плохой? Похоже, что для реальных изменений нужно демонтировать некую важную составляющую этой власти, которая позволяет воспроизводить тиранов. Поэтому Запад сейчас застыл в ожидании…

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Facebook Борис Ельцин Борис Немцов Виктор Янукович Владимир Путин Дмитрий Медведев Елена Лукьянова Константин Эрнст Марк Цукерберг
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form