Диалоги
Foto: LETA

"Никакой независимой журналистики не существует", — подытожил свое выступление главный редактор "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов. Впервые прошедшие в Риге в помещениях Замка света диалоги ежемесячного российского просветительского проекта "Открытая библиотека" начались с запретных тем для журналистов — тех, что за "двойной сплошной".

В диалогах на тему "Двойная сплошная", посвященных погибшему недавно в Киеве журналисту Павлу Шеремету, речь шла о профессии "журналист", о компромиссах и принципах, бесстрашии и условиях выживания. Участники: Алексей Венедиктов (главный редактор "Эхо Москвы"), Олег Кашин журналист, Роман Баданин (главный редактор телеканала "Дождь"), Илья Красильщик (издатель проекта Meduza, редакция которого базируется в Риге, но работает преимущественно на российскую аудиторию).

На вопрос Delfi, почему к беседе о профессии не приглашены представители самых популярных в России и Латвии центральных российских телеканалов, организаторы ответили, что не раз предпринимали попытки их позвать — но те не идут.

Алексей Венедиктов назвал три правила-ограничения для своих журналистов: индивидуальное понимание справедливости (проще говоря, как мама воспитала), устав и правила редакции (они должны быть прозрачны и заранее известны) и законы государства.

В качестве примера, Венедиктов привел перепубликацию расследования РБК про Катерину Тихонову, "которую некоторые называют дочерью Путина". Считается, что именно этот материал стал причиной замены редакторов медиахолдинга РБК.

Главред "Эха Москвы" сообщил, что не видел никакого повода не публиковать эту информацию, при этом называя Тихонову "предполагаемой дочерью", а Путина — "предполагаемым отцом". Единственное, что не попало на сайт "Эхо Москвы" — фото подъезда, где предположительно жила дочь президента. Венедиктов объяснил эту цензуру тем, что могут найтись неуравновешенные люди, которые неадекватно поведут себя, узнав точный адрес.

По мнению Венедиктова, "в России — профессия журналиста самая смертельная, после шахтера", но заниматься самоцензурой из боязни, что тебя "грохнут" — бессмысленно: "Грохнуть могут и за прогноз погоды, если захотят. Надо перестать об этом думать… Мы работаем на читателей, а не на Путина".

Главред телеканала "Дождь" Роман Баданин уточнил, что распространение сведений о семье президента могут попадать под статью о разглашении "государственной и иной другой охраняемой тайны". Где "иной другой" считается и семейная тайна, если сами родственники родство скрывают, а документальных его свидетельств нет.

Ведущий собственный блог журналист Олег Кашин, добавил к сонму запретных тем обсуждение национальных святынь, чей список нигде не указан, но опытным путем становится ясно, что обсуждать их опасно. И напомнил историю с телеканалом "Дождь", который был выведен из всех телевизионных пакетов после того, как в эфире прозвучал призыв обсудить необходимость блокады Ленинграда.

Среди вызывающих настороженность явлений, Алексей Венедиктов обозначил зарождающуюся в России "новую касту неприкасаемых" — тех, кто ведет расследования против крупных чиновников. Назвал фамилии Касьянова и Навального, которые в либеральных СМИ почему-то не подвергаются критике и перепроверке, хотя зачастую их утверждения не подтверждены убедительными доказательствами или возмутительно неточны. Например, Венедиктов "поймал Навального на том, что он опубликовал ролик, где говорит, что у Володина (первого зама руководителя администрации Путина, прим. ред.) на счетах 500 млн рублей, а у него — 539 312 821 рубль 19 копеек".

Парируя вопрос о слишком частом хождении некоторых журналистов во властные кабинеты (Венедиктов не скрывает, что регулярно встречается с Путиным), главред "Эхо Москвы" указал на непосредственную связь портала Meduza с правительством Латвии (в лице ее министра иностранных дел): "Думаю, что депутаты Сейма зададут господину Ринкевичу вопрос, как финансируется Meduza. Это мы знаем, мы к этому готовились… И каким образом гранты Еврокомиссии…" На что издатель проекта Meduza Илья Красильщик спешно возразил: "Это неправда".

Тот же Алексей Венедиктов сделал еще одно смелое заявление: "Никакой независимой журналистики не существует. Ровно потому, что ее делают люди со своим воспитанием, фобиями, политическими пристрастиями. Уверяю вас, даже каждый новостник по-другому собирает новости. Вопрос (независимости) — не к нам, а к вам (читателям). Если вы хотите получать полный объем новостей, используйте несколько СМИ, которым вы доверяете. Читайте и делайте выводы".

Ниже — прямой эфир с проекта "Диалоги" из Латвийской Национальной библиотеки (смотреть запись — с 1:14.30).

***

Проект "Диалоги" — это открытый разговор в общественном пространстве. Три года местом их проведения выступала центральная публичная библиотека Санкт-Петербурга, где ежемесячно выступали такие интеллектуалы, как Нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич, режиссер Александр Сокуров, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, религиозный и общественный деятель Андрей Кураев, журналисты Виктор Шендерович и Алексей Венедиктов и многие другие.

Среди участников "Диалогов" в разное время были и министр культуры России Владимир Мединский, писатели Захар Прилепин и Сергей Шeргунов, журналисты Александр Проханов и Максим Шевченко, политик Виталий Милонов, которые обсуждали в присутствии зрителей самые насущные проблемы современного мира.

В июне 2016 под давлением ФСБ проект был вынужден прекратить свое существование в России. На помощь пришла Латвийская национальная библиотека, которая приняла проект под свою крышу. Ведущий проекта — российский журналист и общественный деятель Николай Солодников.

Tags

Алексей Венедиктов Владимир Путин Катерина Гордеева Эдгар Ринкевич

Comment Form