Очень нервную реакцию властей вызвало возвращение православной церкви ее имущества — Петропавловского храма, который был превращен в концертный зал Ave sol. Сенат отозвал решение Окружного суда о возврате храма, начались споры.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Противники возврата здания церкви апеллируют к договору 1939 года. Якобы в этом документе церковь отказалась от своей собственности в обмен на денежную компенсацию. В распоряжении "Часа" оказался тот самый договор. И из него следует, что латвийское государство должно православной церкви 700 000 латов. И этот долг оно, похоже, не собирается возвращать.

Вчера стало известно, что в проекте городского бюджета на 2005 год заложена сумма почти в 100 тысяч латов на деятельность концертного зала Ave Sol.

Как сказал агентству BNS Дайнис Иванс, глава думского комитета по делам культуры, искусства и религии, он уже заранее был уверен, что здание концертного зала вернется в собственность города: "Мы с надеждой ждем решения суда, потому что Рижская дума представила достаточные аргументы, чтобы это здание осталось в собственности самоуправления".

По сообщению того же агентства, дума в конце ноября получила материалы из Госархива, свидетельствующие о том, что государство и православная церковь в 1939 году пришли к соглашению о продаже здания на ул. Цитаделес, 7.

А так ли это на самом деле?

А миллион-то государство не заплатило…

В распоряжении "Часа" оказался интересный документ — договор 1939 года, который был заключен между Латвийской православной церковью (ЛПЦ) и Латвийской Республикой в лице министерства финансов. Судя по договору, государство ведет себя по отношению к православной церкви не очень-то чистоплотно: забрав ее имущество, не торопится расплатиться.

А храма в договоре нет

Суть договора, подписанного в 1939 году, проста: церковь отказывается от части своей недвижимости в пользу государства, а государство в свою очередь обещает за это солидную денежную компенсацию. Речь идет ни много ни мало — о миллионе латов. Причем не нынешних, лососево-муравьиных, а тех самых, довоенных…

Собственно, о самом факте существования этой бумаги вспомнили в связи с "делом Ave Sol ". Противники возврата Латвийской православной церкви здания концертного зала (а "Час" уже писал о том, что исстари это — собор первоверховных апостолов Петра и Павла) распространили версию, что именно договор 1939 года содержит отказ Латвийской православной церкви от прав на собственность на это здание. За отказ от храма церковь якобы получила полмиллиона латов.

"Час" внимательно изучил договор. В нем ни одним словом здание Петропавловского храма, что по ул. Цитаделес, 7, не упоминается. А ведь именно на основании этого документа Сенат Верховного суда отозвал решение Рижского окружного суда о возврате Петропавловского храма Латвийской православной церкви. Таким образом, "дело Ave Sol " выходит на новый виток разбирательств.

А еще договор раскрывает немало других пикантных подробностей: с момента его подписания прошло уже 65 лет, но Латвия, оказывается, по сей день не выполнила взятые на себя в этом документе обязательства.

Гладко было на бумаге

Исторические обстоятельства — презабавнейшая штука. Смена государственного строя, военные действия, политические интриги — и ты уже не владеешь собственностью, которую еще вчера свято считал своей. Так произошло с частью церковного имущества. В результате исторических катаклизмов начала ХХ века некоторые принадлежащие церкви здания оказались как бы случайно заняты совсем другими юридическими лицами, а точнее — государственными структурами. Собственно, именно об этих домах и идет речь в договоре, подписанном в 1939 году ЛПЦ и минфином. И поскольку эта недвижимость уже фактически занята государством, в договоре она априори именуется "бывшей" собственностью церкви.

Итак, согласно документу, Латвийская православная церковь отказывается от своих прав на следующие здания: "бывшей духовной, а ныне — военной школы" и участка земли со всеми стоящими на нем строениями по ул. Кр. Барона, "бывшей духовной семинарии, а ныне — анатомикума медицинского факультета Латвийского университета" по бульв. Кронвальда, 9, и на три дома по ул. Цитаделес под номерами 1а, 2а, 3а.

Что же обещало государство церкви взамен на ее отказ от прав собственности на упомянутые дома и землю? Во-первых, два здания — по ул. Калнциема, 2а, и по ул. Бривибас, 12 (сегодня у этого дома другой адрес — ул. Бривибас, 46). А во-вторых, деньги — 1 миллион латов.

Не вернуть без механизма

Однако подписание договора не гарантировало его выполнения сторонами. То есть со стороны церкви условия были полностью соблюдены, и своего имущества она таки лишилась (или ее лишили?) подчистую. А вот со стороны государства… Снова коварно вмешались исторические обстоятельства: в 1940 году в Латвию пришла советская власть, у которой и в мыслях не было расплачиваться с церковью по каким-то там договорам, заключенным ею с улманисовской республикой.

Но вот "красная чума" покинула Латвию, вернулась долгожданная свобода. Однако свобода свободой, а о выплате долгов молодой республике вспоминать неохота.

Рассказывает директор Фонда поддержки церкви Валерий Красносельский:

- Что касается недвижимости, которую государство должно было предоставить церкви в виде компенсации по договору 1939 года, то несколько лет назад через суды мы ее все-таки получили. Это здания по ул. Калнциема, 2а, и по ул. Бривибас, 46. А вот что касается денег… Вместо оговоренного в договоре 1 миллиона латов государство заплатило Латвийской православной церкви только 300 тысяч. Это произошло еще в момент подписания документа, в 1939 году, и факт выплаты денег подтвержден банковскими платежными документами.

- А что же остальные 700 тысяч? Какова их судьба?

- Представители церкви обращались с просьбой о возврате этих денег, даже суд по этому поводу состоялся. Но решение суда было таким: не платить, так как не существует механизма возврата денег, которые государство задолжало так много лет назад… Дескать, инфляция, смена номиналов и так далее. И все-таки странно это как-то: долг есть, а механизма его возврата — нет.

Казалось бы, что же мешает нынешней демократической Латвии, полноправной преемнице той самой "благословенной Латвии до 1940 года", расплатиться с церковью? Только лишь отсутствие некоего "механизма"? Так давайте создадим его, у нас, в конце концов, целое министерство финансов на бюджетные деньги живет. А в самом крайнем случае, если с механизмом так уж туго, решение может быть очень простым: вернуть церкви ее недвижимость — и дело с концом.

Вот и с этикой слабовато…

А по мнению протоиерея Латвийской православной церкви о. Александра Наглы, у властей в диалоге с церковью подчас и морально-нравственные критерии отсутствуют:

- Прискорбно видеть, как отдельные наделенные властью чиновники пытаются представить православную церковь отказывающейся от Дома Божиего в обмен на деньги! Для верующего человека невыносима одна только мысль, что такое возможно. Между тем проводится целенаправленная кампания по внедрению этой идеи в сознание людей, а в качестве рычага используются средства массовой информации. В этих же целях и договор 1939 года как бы "случайно" отыскался. Что ж, теперь для полноты картины им осталось только доказать, что возмутительный факт "продажи" храма церковью действительно имел место!

Уважая государство, понимая его проблемы, церковь никогда не выносила вопрос о долге в 700 тысяч латов на всеобщее обсуждение. Но раз уж с нами начали разговор в подобном тоне, раз уж извлекли договор 1939 года из-под сукна и используют в казуистических целях, самое время вспомнить старую добрую мудрость про то, что долг платежом красен.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form