Краткий курс развития Латгалии — опыт улманисовских времен
Foto: Publicitātes foto

Курс на развитие Латгалии, объявленный министром окружающей среды и регионального развития Эдмундом Спруджсом (ПРЗ), в истории страны не первый. Во времена Первой республики тоже думали о развитии "третьей звезды" и борьбе с "наследием" Витебской губернии. Портал Delfi выяснил, как это делалось почти столетие назад, и планируется ли нечто подобное сегодня.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Наиболее полный довоенный план развития хозяйства Латгалии описан в книге Карлиса Улманиса "Как поднять и сделать наше сельское хозяйство более прибыльным", рассказала порталу Delfi основатель Латгальского исследовательского института Геновефа Барковска.

Она отметила, что Улманис, начиная реформы, провел глубокий и всесторонний анализ природных условий Латгалии, традиций ведения хозяйства и возможностей развития, на основе которого был введен термин "tālumnieki" — люди, которые живут в районах, отрезанных от возможностей, доступных жителям других краев.

В книге объясняется, что это могли быть жители сельских районов, находящихся на большом расстоянии от столицы, связь с которой для них была неудобной и дорогой. В Латгалии еще и волости находились на большом расстоянии одна от другой. Поэтому ее экономическому развитию, в отличие от других регионов, уделялось особое значение.

Программа развития была направлена на повышение урожая, чтобы предотвратить дефицит хлеба и картофеля, расширение полей клевера, внедрение культурных пастбищ, разбивку садов у дорог, создание образцовых хозяйств.

Однако следует отметить, что в Европейском Союзе уже есть подобная программа — MLA, или "финансирование менее благополучных краев", которая предусматривает более высокие прямые дотации крестьянам, ведущим хозяйство в регионах с низкими социально-экономическими показателями, где трудно обрабатывать землю, а почва менее плодородная. В списке MLA почти вся Латгалия.

Финансовая поддержка реформ

В реформе Улманиса были и планы по улучшению рыночной ситуации, предусматривающие льготные железнодорожные тарифы на доставку сельскохозяйственной продукции в Ригу. Налоговые долги не списывались, но были разделены и собирались частями. Тогдашний дефицит земли в Латгалии Улманис предложил компенсировать прямыми доплатами за расчистку лесов от пней и полей от камней, а также за осушение болот для создания хозяйств.

Конечно, основные мероприятия тогда были направлены на сельское хозяйство — краеугольный камень экономики того времени — и не могут быть впрямую применены в "плане Спруджса".

Благодаря фонду покупки племенного скота жители Латгалии могли получить беспроцентный кредит в 9/10 от цены покупки на срок от трех до пяти лет, в течение которых должны были быть погашены 40%, а в случае успеха, если способности разведения скота соответствовали норме, 60% списывались в качестве подарка. Льготные кредиты были и на строительство зданий молочных кооперативов. "В отличие от остальной Латвии, в Латгалии это был беспроцентный кредит, погашались лишь 0,5% от расходов банка", — рассказала историк.

Барковска признает, что этот проект был смелой попыткой ускорения развития одного латвийского региона, которая дала результаты. Главное было понять, что Латгалия — это регион с историческими и хозяйственными особенностями, которые были тщательно проанализированы в упомянутой книге Улманиса. В результате этих реформ, к примеру, молоко из Зиланской волости быстро доставлялось в Крустпилс, где из него делали масло, которое отправляли через Ригу в Лондон.

План Спруджса

Спруджс собирается обнародовать свой план развития региона 11 апреля на Латгальском форуме. План включает в себя развитие человеческого потенциала, побуждение людей начать бизнес, предложение новой программы предпринимательства в профессиональном и высшем образовании, развитие инфраструктуры, особенно строительства дорог, создание налоговой системы, которая будет стимулировать рост бизнеса.

Рабочая группа министерства, которая разрабатывает план развития региона, тщательно изучила и еще одну книгу Улманиса "Что делать и как", в которой анализируется латвийское народное хозяйство в целом, исследуются проблемы сбалансирования бюджета, информировала портал Delfi пресс-секретарь Министерства окружающей среды и регионального развития Инеса Ауниня.

"Использование высказанных в книгах идей затрудняет отличие позиций в вопросе о роли государства в развитии народного хозяйства. Улманис решительно защищает как вмешательство государства в регулирование цен, так и легко доступные государственные гарантии для фермеров. В свою очередь в рабочей группе доминирует мнение, что государство должно вмешиваться только в случае крайней необходимости", — сказала Ауниня.

Как писал на этой неделе Delfi, в Латгалию собираются привлечь дополнительные европейские средства для развития предпринимательства. Также планируется улучшить состояние дорог в регионе, в том числе заасфальтировать некоторые "грунтовки". А Latvijas Dzelzceļš предлагает создать в Даугавпилсе производство вагонов и других предметов для нужд железной дороги. Министерство регионального развития готово предложить региону программу финансирования энергоэффективности, а Министерство земледелия обеспечит меры поддержки крестьян в слаборазвитых районах.

Что происходит сейчас

Барковска считает, что Улманису было ясно, что делать, а "мы далеки от ясности, так как этим занимается слишком большой чиновничий аппарат". "Нужно меньше, да лучше", — говорит основатель Латгальского исследовательского института, которая еще не успела ознакомиться с программой Минрегионразвития.

"Деньги должны быть направлены на развитие региона — тогда можно будет и спросить, почему что-то не сделано. Необходим более строгий контроль над использованием государственных средств, кооперация на селе, связывающая производство с переработкой, поставкой, техническим оборудованием. Нужна своевременная информация для уже существующих производителей о наиболее востребованной продукции, возможностях ее реализации. Все крупным организациям, например больницам, нужно создавать подсобные хозяйства, чтобы снабжать себя продуктами. В первое время там могут работать добровольцы. Так было в Латвии после войны. Сегодня мы в еще более сложной ситуации, поэтому нужны неординарные меры", — считает Барковска.

В свою очередь историки Эрик Екабсонс и Роберт Кипурс подчеркивают, что во времена Первой республики у Латгалии не было особых привилегий, а был такой же статус, как и у других регионов. Поэтому сейчас, когда правительство больше концентрируется на развитии Латгалии, в упадок могут прийти другие регионы.

"Сейчас трудно определить наиболее отстающий регион — везде пьют и везде безработица. В то время правительство реализовывало разумную политику и добилось хороших результатов, а сегодняшняя политика в целом неуспешная", — сказал Екабсонс.

Кипурс также подчеркивает, что успех Латгалии во время Первой республики нужно рассматривать в контексте с другими историческими событиями. "Экономические изменения Латгалии понятны — аграрная реформа, последствия коллективизации и депортаций, строительство крупных советских предприятий, экономический коллапс 90-х годов и разрушение производства, как в случае с Līvānu stikls".

Историк считает, что наиболее важно сейчас определить жизнеспособные центры, которые могут иметь потенциал для производства и экспорта, изучить ресурсы, в том числе возможности развития туризма. "Ведь для привлечения туристов требуются не только отели, сельские гостевые дома, но и продукты активного туризма, маршруты, презентация исторических объектов — Даугавпилсская крепость, Аглона, Пасиена и другие святые места, жемчужины архитектуры. А следующий этап — инфраструктура", — говорит Кипурс.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Карлис Улманис Латгалия Эдмунд Спруджс
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form