LTV: можно ли снести памятник освободителям Риги в Пардаугаве?
Foto: Facebook/www.9may.lv

Передача Латвийского телевидения De Facto рассказала об уже имевших место попытках инициировать снос памятник освободителям Риги в Пардаугаве и о том, какие обязательства налагает в этой связи на Латвию договор с Россией, о позиции по этому вопросу Министерства юстиции и МИД, а также привела мнения политиков.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Прежние попытки


Передача напоминает, что до сих пор даже тем политикам, которые периодически призывали демонтировать монумент, было ясно, что сделано это не будет: не позволяет латвийско-российский договор. Полторы недели назад председатель Комиссии Сейма по иностранным делам Рихардс Колс (Национальное объединение) на заседании пояснил, что комиссия не смогла выдвинуть инициативу по сносу памятника, поскольку Латвия должна выполнять международные обязательства.

Изменилась ли ситуация после военного вторжения России в Украину? Депутаты Сейма не смогли ответить на этот вопрос и делегировали его Министерству юстиции.

Дискуссий на тему потенциального сноса памятника, возле которого ежегодно 9 мая собирались десятки тысяч рижан, было за последние годы немало. Еще в 2017 году собрать подписи под такой инициативой призвал Угис Полис — тогда он был беспартийным, сейчас уже член Национального объединения.

В 2019 году Сейм передал инициативу, поддержанную 10 000 подписями, в парламентские комиссии, но видимого продолжения не последовало. Не удалось даже создать рабочую группу. "Да, эта инициатива осталась замороженной", — признал Полис. Сейчас, после военного вторжения России в Украину, рассмотрение инициативы возобновилось.

Инициативы демонтировать памятник каждый раз упираются в юристов. Соглашение о социальной защите российских военных пенсионеров, заключенное между Россией и Латвией, не позволяет сносить памятник. Этот договор был подписан в Москве в апреле 1994 года вместе с другими соглашениями, предусматривавшими вывод российской армии и определявшими статус Скрундской радиолокационной станции.

13-я статья подписанного в Москве соглашения предусматривает, что Латвия обеспечивает очистку, благоустройство и сохранение мемориальных сооружений и мест массового захоронения воинов. Литва и Эстония, например, не имеют таких обязательств.

Однако De Facto утверждает, что конкретный памятник в документе не упоминается. После неудачного взрыва монумента, осуществленного в 1997 году "перконкрустовцами", Россия и Латвия обменялись нотами, носившими секретный характер. Как поясняют дипломаты, межгосударственное соглашение связано с памятником в Парке Победы. За исполнением договора осуществляет мониторинг ОБСЕ.

Минюст и МИД: разные мнения?


"Понимая ситуацию, в которой мы находимся из-за агрессии России в Украине, мы все же призываем к решениям, которые не несут угрозы международным обязательствам Латвии", — заявил заместитель государственного секретаря Министерства иностранных дел Атис Лотс на заседании комиссии Сейма по иностранным делам, на котором обсуждался демонтаж памятника.

По словам министра юстиции Яниса Борданса ("Консервативные"), заговорившего о демонтаже памятника через несколько дней после начала войны, специалисты Минюста говорят о трех возможных вариантах.

"У меня такое ощущение, что эта поддержка [сноса] уже есть и что мои коллеги хотят это сделать, только пока была такая осторожность, боязнь неизвестности. То, что я могу сказать Министерству иностранных дел, так это то то, что это в большой мере будет на их плечах, и в таких случаях они все еще могут выбирать рисковать, пытаться, предпринимать усилия или нет. Но Министерство юстиции готово помочь найти решения", — сказал Борданс.

На уходящей неделе судья суда Европейского союза Инета Зиемеле в интервью LTV высказала мнение, что в условиях войны международные обязательства можно рассматривать иначе: "Так как этот памятник ясно связан с советской армией, и фактически армия Российской Федерации, которая сейчас напала на Украину и убивает мирных жителей, наследница советской армии, тогда это памятник ознаменовывает собой агрессора". Зиемеле призвала изучить практику международного права, которая позволяет пересматривать международные соглашения.

Что думают политики?


Ряд депутатов считают, что все еще не закончено, и ждут предложений Министерства юстиции.

"Сейчас я думаю самое время, когда нужно искать решение. Если авторитетные юристы говорят, что война дает возможность по-другому взглянуть на договоры, то это нужно использовать", — считает Айнарс Латковскис, председатель фракции премьерского "Нового Единства" в Сейме.

Марис Кучинскис, депутат Сейма от Союза зеленых и крестьян и глава парламентской Комиссии по национальной безопасности, рассуждая о сносе памятника, говорит, что "настало время разобраться с этим цивилизованно и законно".

В интервью LTV на этой неделе председатель Национального объединения, депутат Сейма Райвис Дзинтарс сказал: "Если бы было так, как мы говорили, этого символа уже не было бы".

Но не все депутаты Сейма придерживаются такой точки зрения. Лидер партии "Согласие" Янис Урбанович считал идею сноса памятника провокационной еще тогда, когда эта инициатива пришла в Сейм, и, по его мнению, ничего не изменилось: "Все действия вокруг памятника взяты из книжки с картинками, как порисоваться на фоне памятника. Приходит 9 мая, опять призывают снести. Это уже продолжается больше 10 лет. Это у нас такая же традиция, как и день поминовения". Урбанович считает, что вместо того, чтобы в одностороннем порядке выходить из договора с Россией, Латвия должна начать переговоры с Россией о его разрыве.

De Facto утверждает, что можно с уверенностью предсказать, что Россия ни на что подобное не согласится и что переговоры зайдут в тупик.

Однако вопрос демонтажа памятника в Парке Победы не только юридический. Депутат Криста Баумане (АР!) на заседании Комиссии Сейма по иностранным делам, указала , что манипуляции вокруг памятника повысят напряженность в обществе. И Мартиньш Капранс, исследователь Латвийского университета, также призывает взвесить эти соображения.

"[Люди] думают, что мы сейчас памятник снесем и символ исчезнет. Символ уже в голове, символ — это не стоящий там каменный блок. [Снос] никоим образом не решает проблему того, что в Латвии существует разная социальная память, что в Латвии разные исторические представления, а практические последствия здесь могут быть далеко идущими для этнических взаимоотношений в Латвии", — говорит Капранс.

Министерство юстиции озвучит свои предложения 15 апреля.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.