Мешки ЧК: бизнесмен Крупников и экс-глава Lattelecom Страутманис признались, что отчитывались перед КГБ
Foto: LETA/Delfi

Часть академического персонала Латвийской ССР была обязана сообщать Комитету госбезопасности (КГБ) о своих контактах с иностранцами. Когда "мешки ЧК" стали достоянием общественности, выяснилось, что такого рода сотрудничеством с КГБ занимались и Гундарс Страутманис, долгое время занимавший пост президента Lattelecom, и политик, предприниматель Григорий Крупников. Оба подтвердили порталу Delfi, что в свое время писали спецслужбам отчеты о своих контактах с гражданами западных государств.

Согласно находящейся в архивах КГБ ЛССР карточке агента, источник информации под псевдонимом "Экран" был завербован в мае 1978 года. В карточке указано, что это Гундарс Страутманис 1941 года рождения, работавший на тот момент в Рижском НИИ микроаппаратуры. Номер личного дела — 17591. На оборотной стороне карточки указано, что агент "Экран" в 1982 году переведен в 6-й отдел КГБ, а в декабре 1990 года — обратно во 2-й отдел.

Главная задача 2-го отдела КГБ — контрразведывательная деятельность "с целью защиты СССР и субъектов федерации от вредоносных действий зарубежных спецслужб". 6-й отдел занимался обеспечением контрразведки в экономической сфере. Его создали в 1982 году, главными задачами являлись работа над соблюдением режима секретности на важных объектах.

Портал Delfi публикует документы на русском языке — в том виде, в каком они доступны в базе данных "Дельта", их перевод на латышский, который сделала фирма Skrivanek, и фотографию карточки агента.

"Экран" сообщает из Нидерландов


В базе данных "Дельта" найдена расшифровка одного донесения от агента "Экран", на которой указан и номер его личного дела — 17591. Отчет написан в октябре 1978 года, и в нем "Экран" рассказывает, что принимал участие в 4-й Европейской конференции по интегральным схемам.

В ходе конференции представитель голландской компании Philips интересовался у "Экрана" спецификой его работы в научной и технической сфере, используемых СССР видах технологий для создания интегральных схем, уровнем разработки таких схем и сравнением их с западными образцами, а также успехами советской стороны в создании других видов аппаратов с использованием интегральных схем — в частности, модуляции, применяемой в средствах связи. Причем, как отметил агент, некоторые вопросы и вовсе выбивались из общей темы беседы.

Страутманис: Плохо я сделал лишь себе


В разговоре с Delfi Страутманис припомнил, что эта конференция прошла в Амстердаме, и по ее итогам ему действительно пришлось писать отчет. "Это были времена, когда я был обладателем допуска к государственной тайне высшего уровня — я работал заместителем генерального директора по научной работе на предприятии "Альфа". На эту конференцию я прилетел с "соответствующими" спутниками, а по ее итогам пришлось написать отчет", — вспоминает Страутманис.

Так как "Альфа" на тот момент была предприятием оборонной сферы СССР, там имелся и свой куратор от КГБ. "Руководство высшего уровня — в том числе и я — обязано было время от времени встречаться с ним и обсуждать дела. Однако сейчас я не хочу говорить об этих вещах. В свои 78 лет мне совершенно неинтересно "печься" обо всем этом. Совесть моя в этом плане совершенно чиста. Никому, за исключением себя самого, я никакого зла не причинил", — пояснил Страутманис.

Любопытная сотрудница иностранной фирмы


В архивах КГБ ЛССР можно найти и имя бывшего генсека партии "Новое время", также предпринимателя Григория Крупникова. Согласно хранящейся в Латвийском Национальном архиве карточке, агент под псевдонимом "Иванов" был завербован в декабре 1977 года, вербовку провел сотрудник 2-го отдела КГБ по фамилии Терешко.

Карточка гласит, что "Иванов" — это сотрудник Института электроники и вычислительной техники Латвийской академии наук Григорий Крупников 1949 года рождения. Номер личного дела — 17341. В электронной базе данных КГБ "Дельта" найдены расшифровки двух донесений "Иванова", обе с указанием номера его личного дела. Также есть отметка, что в 1983 году личное дело Крупникова было передано 6-му отделу КГБ.

Первое донесение датировано 1984 годом и фактически объединяет два отчета. В них указано, что агент "Иванов" беседовал с некой Сперанской, сотрудницей швейцарского предприятия Sandoz, которая подозревается в сотрудничестве с западными спецслужбами. "В ходе разговора задавала вопросы, относящиеся к работе Института электроники АН ЛССР: продолжаются ли в институте работы над сетями ЭВМ (электронно-вычислительных машин)? Может ли она попасть в помещения института, т.е. может ли агент запросить для нее пропуск? Пострадали ли мы от объявленного США эмбарго на поставку устройств в СССР? Спрашивала также телефонные номера агента и других сотрудников Института электроники", — говорилось в донесении.

Во второй части расшифровки донесения указывается, что любознательная Сперанская беседовала с "Ивановым" и в Москве, где продолжала интересоваться Институтом электроники и вычислительной техники. Пыталась выяснить названия зарубежных фирм, с которыми сотрудничает институт и узнать перспективы международного сотрудничества.

Агент из ФРГ замечена и в Грузии


В базе данных "Дельта" есть еще один отчет, согласно которому агент "Иванов" в 1985 также находился в командировке в Москве. Там он снова встретился со Сперанской, которая продолжила расспрашивать его на различные темы и интересоваться его биографией. В частности, активно расспрашивала про отца агента, его поездке в Австрию и о стремлении издать книгу в ФРГ. Как выяснил портал Delfi, речь шла об отце Григория Крупникова — историке Петре Крупникове, у которого в 1989 году в Западной германии вышла книга Lettland in deutscher Sicht.

"Дельта" содержит и другие упоминания Сперанской, которые свидетельствуют, что КГБ уделял пристальное внимание этой личности. Так, в одном из донесений за 1988 год агент "Гуна" рассказывает, что встречался в Риге с представителем Deutsche Bank, прибывшим из Москвы под видом туриста. Он предлагал агенту выехать в ФРГ — при помощи вышеупомянутой Сперанской.

Также Сперанская была замечена и КГБ Грузии — имеется документ, в котором указывается, что она заместитель главы представительства швейцарского предприятия Sandoz в Москве, а также агент спецслужб Западной Германии. В сентябре 1985 года она посетила Тбилиси, где активно беседовала с местными жителями и фотографировала армейские части.

Крупников: не помню таких разговоров


Сам Григорий Крупников в интервью порталу Delfi указал, что во время работы в Институте электроники и вычислительной техники после каждого посещения какой-либо выставки или встречи с иностранцами ему приходилось писать отчет в 1-й отдел института. "В 1977 году я получил допуск к гостайне. Подписываясь под ним, я обязался сообщать о контактах с иностранцами. Написал несколько таких отчетов. Но нигде не указывал, что мой псевдоним — "Иванов". У меня не было никакого псевдонима. В отчетах я подписывался как Крупников. Об "Иванове" впервые узнал лет десять назад, когда внезапно "всплыла" карточка агента с моим именем", — рассказал Крупников. Сперва отчеты принимала глава 1-го отдела института, которая одновременно возглавляла и отдел кадров. Затем ее сменил штатный сотрудник КГБ.

Ознакомившись с донесениями агента "Иванов" из базы данных "Дельта", Крупников сказал, что не помнит таких событий. "Я писал отчеты о разговорах в ходе выставки в Москве — там были представители зарубежных компаний — но я никогда не говорил с людьми из компании Sandoz, которое работает в фармацевтической отрасли. Я в институте занимался исследованиями инфракрасного видения и не имел никакой связи с фармацевтикой. И Сперанскую не помню. Думаю, что я не писал такие вещи. Я этого не помню. Но не могу стопроцентно утверждать", — пояснил Крупников.

Он указал на кажущиеся ему странными вещи в данных документах: например, Сперанская якобы интересовалась номерами телефонов сотрудников института, хотя их мог заполучить любой, попросту позвонив в институт. Крупников также не помнит, чтобы на международных выставках у него кто-либо спрашивал про его отца, историка Петра Крупникова. К тому же в 1985 году не могло быть разговоров об изданной в ФРГ книге, так как она вышла лишь в 1989 году. В 1985-м даже мысли об этом еще не было, отметил Крупников.

Как известно, в декабре 2018 года у всех желающих появилась возможность ознакомиться с частью картотеки КГБ (в народе — "мешки ЧК") и другими документами на сайте https://kgb.arhivi.lv. Однако открытие архивов КГБ привело к новым вопросам: в частности, как обществу к этому относиться, если нет никаких фактов, которые позволили бы судить о тяжести последствий сотрудничества с "органами". Некоторые известные в обществе люди уже поспешили объявить о том, что их сотрудничество носило формальный — то есть невинный — характер.

Мы призывали и продолжаем призывать тех людей, чьи имена уже отметились в опубликованной на данный момент части картотеки агентов КГБ, а псевдонимы и номера личных содержатся в базе данных "Дельта Латвия", прокомментировать эту информацию, а также пояснить и дать оценку своим действиям тех дней. Также призываем каждого, у кого имеется информация об упомянутых в этой статье событиях, связаться с редакцией.

В первые месяцы 2019 года журналисты DELFI также изучили отреставрированную базу данных автоматизированной контрразведывательной системы "Дельта". В отличие от картотеки, она не была опубликована в интернете, но доступна для изучения.

В базе данных "Дельта" содержится 9141 документ: расшифровки сообщений агентов (7765 сообщений и 1376 сигналов) и подготовленные сотрудниками КГБ справки и другая информация об отдельных персонах и событиях. DELFI проверил, упоминаются ли в базе данных оперативные псевдонимы или номера личных дел тех людей, которые сейчас или ранее широко известны латвийской общественности и связаны с важными для общества темами или отраслями.

В большинстве случаев в базе данных нет никакой информации о людях, карточки которых содержатся в "мешках ЧК". Однако сообщения от нескольких десятков агентов там все же есть. В некоторых случаях с одним агентом связано около десяти сообщений.

Следует отметить, что сам факт обнаружения сообщений от конкретных агентов в базе данных "Дельта" не означает, что эти сообщения полностью характеризуют их деятельность. В базе данных отражена лишь небольшая часть от всех сообщений, полученных во время работы КГБ.

База данных "Дельта Латвия" доступна в Латвийском Национальном архиве, но содержит частично засекреченную информацию, так как Бюро по защите Сатверсме, основываясь на законе "О документах бывшего КГБ", передало его на изучение историков именно в такой редакции.

Принятые в конце прошлого года поправки к законодательству предусматривают, что теперь документы КГБ ЛССР в целях исторической или юридической исследовательской деятельности, а также в случае академического, художественного или литературного самовыражения или для нужд журналистики доступны с перечислением личных данных всех персон, которые упоминаются в этих документах. Однако неотредактированная версия "Дельты" в архив еще не передана — это будет сделано до мая этого года.

Поэтому в доступных для исследователей текстах донесений и сообщений личные данные все еще частично засекречены. Это, в свою очередь, ограничивает возможности оценки содержания документов и последствия этих донесений. Однако DELFI в рамках возможностей пытается установить личности этих фигурантов и получить мнения свидетелей той эпохи по поводу того или иного события.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Delfi TV с Янисом Домбурсом Deutsche Bank КГБ мешки ЧК СССР США Тбилиси ФРГ
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form