За китайской стеной. Глава FKTK: крепки ли скандинавские банки, могут ли закрыть все счета и указ ли нам США
Foto: DELFI

Если мы думаем, что разберемся с нерезидентами, и все будет хорошо — конечно, нет! Надо еще посмотреть, не стали ли латвийские компании и резиденты своеобразными офшорами для нерезидентов. Но куда обращаться людям и компаниям, перед которыми закрыли двери все банки? Об этом надо думать, считает глава Комиссии рынка финансов и капитала (FKTK) Санта Пургайле, которая пришла на передачу "Действующие лица" LR-4, чтобы ответить на вопросы ведущей Валентины Артеменко и журналиста портала Delfi Кристины Худенко.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Уже почти два года Латвия чистит свою финансовую систему ото всех подозрительных элементов, которые могут быть связаны с отмыванием незаконных денег и коррупцией. Еще полгода назад самые влиятельные в мире газеты порядка The New York Times высказывали сомнения, что Латвии удастся отмыться настолько, чтобы комитет экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма Moneyval не поместил ее в один список с такими неблагонадежными странами, как Пакистан и Тринидад и Тобаго.

О результатах принятых мер, ставших причиной краха нескольких коммерческих банков, закрытия множества компаний и потери миллиардов денег нерезидентов станет известно к концу февраля, когда Moneyval зачитает свой окончательный отчет. Глава FKTK Санта Пургайле надеется на лучшее. По ее мнению, Латвия сделала все возможное, чтобы дать отпор "грязным деньгам" — от изменения законодательства до смены системы работы и проверок конкретных банков.

Так нужны ли Латвии деньги нерезидентов?

"Проблемы с отмыванием — это наше прошлое, которое мы сами создали, сделав наш рынок открытым для нерезидентов и всяких, — поясняет Санта Пургайле. — Но мы с банками уже говорим, что нерезидент сам по себе — это не что-то очень плохое. Но если нерезидент из страны повышенного риска отмывания денег и коррупции, то мы не хотим, чтобы в Латвию пришло что-то непроверенное…"

Почему счета закрывают без доказательств вины?

В прессе писалось о многих случаях, когда бизнесмены, давно работающие в Латвии, вдруг узнавали, что их счета в местных банках закрыты лишь потому, что среди их клиентов есть (или даже были когда-то), к примеру, фирмы или частные лица в Средней Азии. Другие жаловались, что хотели делать бизнес в Латвии, но им счета в местных банках не открывают. Причем, никаких конкретных объяснений, кроме туманных опасений попасть под санкции, не дают. Может ли Латвия себе позволить выплескивать "вместе с водой — младенцев"?

Санта Пургайле подтвердила, что о таком явлении "постоянно слышит" — об этом ей говорили и на мероприятии Совета иностранных инвесторов, и представители Торгово-промышленной палаты… Но конкретных примеров беззакония так никто и не представил.

Глава FKTK призвала всех незаслуженно обиженных латвийскими банками клиентов сообщать о своих претензиях: "Давайте, разбираться, кто и что сделал неправильно, где наши банки переусердствовали!" По ее опыту работы, в банках так просто, ни с того, ни с сего от клиентов не отказываются: "Без клиентов банки не могут существовать. Да, был момент переусердствования, но сейчас мы в процессе диалога и можем вместе сгладить ситуацию".

Работают ли в Латвии "сомнительные банки"?

После того, как в рухнувшем Krājbanka пропали миллионы Рижского самоуправления, а в закрывшемся PNB Banka — деньги Даугавпилса и Rīgas Namu Parvaldnieks министры экономики и среды обратили внимание общественности, что именно деньги подконтрольных партии "Согласие" самоуправлений имеют свойство пропадать в сомнительных банках.

Глава FKTK уточнила, можно ли считать какие-то банки "сомнительными", если их лицензия не отозвана? "Пока банк работает, его лицензия не остановлена и он удовлетворяет всем нужным требованиям, в нем можно хранить деньги, — утверждает Санта Пургайле. — Но нельзя сказать, чтобы все банки были одинаковыми. Есть более капитализированные, с меньшей и большей ликвидностью… Узнать о том, как развивается капитал и нет ли финансовых проблем, можно, читая квартальные отчеты. Мы тщательно за этим cледим, но есть такие рубежи, до которых мы еще что-то можем сделать, а потом или банк делает все возможное для улучшения своих показателей, или мы принимаем меры, вплоть до ликвидации или неплатежеспособности".

На данный момент все банковские клиенты равны перед законом. FKTK не может указывать: туда деньги несите, а туда — нет. При этом Пургайле не исключила возможности, что по клиентам, которые хранят общественные деньги, может быть разработана какая-то особая политика. "Общественные компании должны тщательнее анализировать, куда размещают деньги".

Имеет ли право каждый на счет хоть в одном банке?

В результате банковских чисток появились отдельные лица, которым закрыли и отказывают в открытии счетов во всех банках Латвии. В итоге у них резко снижается возможности в оплате счетов и идентификации через интернет-банк. В Эстонии рассматривается возможность законодательно гарантировать каждому резиденту возможность открыть счет хоть в одном банке. Если все коммерческие отказывают — в госбанке.

"У нас такое мнение еще не готово, — говорит Санта Пургайле. — Но на следующей неделе я организовала наш балтийский кворум — совет регуляторов и надзора — этот вопрос мы тоже будем там обсуждать… А пока, в случае проблем можно напрямую обратиться с жалобой в FKTK или в независимый омбуд Finance Latvia — там тоже решаются такие вопросы. Пишите, это нам даст широкую информацию с конкретными примерами".

В свою очередь, FKTK, по ее словам, начал дискуссию с коммерческими банками о том, чтобы они, следом за СГД, придерживались слогана "Сперва консультируй — потом действуй!" "Будем внедрять такую стратегию, чтобы у компаний и частных лиц перед закрытием счетов была хотя бы одна консультация и возможность реально понять, что они сделали не так, и исправить, — пояснила Пургайле. — У людей есть право знать и среагировать до закрытия. Если нарушение случилось во второй и третий раз — тут у банка есть повод для действия. Я верю, что многие граждане и компании несознательно попадают в такие ситуации".

Станет ли в Латвии еще меньше банков?

На днях в прессе распространилось такое утверждение от лица Пургайле. Сама она теперь уверяет, что это — "неправильная формулировка".

"Во время участия в заседании комиссии Сейма меня спросили, какой процесс ждет банки и сколько их останется, — уточнила она. — Я ответила, что не могу на 100% утверждать, что в конце года будет столько же банков, как и в начале. Но это ничего не значит. С каждым банком мы ведем индивидуальный диалог. Есть банки, которые не достигли конечной цели трансформации. Есть банки, которые еще борются. Но мы даем последнюю возможность каждому. Может быть всякое, но утверждать, что мы будем кого-то закрывать, не могу".

Кто "позаботился" об Айваре Лемберге и Ко?

В начале декабря в "черный список" Министерства финансов США попал мэр Вентспилса и связанные с ним предприятия. Это в рамках той же чистки финансовой системы или другое?

"Санкции OFAC, которые накладывает США, это немного другой процесс. Думаю, наши партнеры в Америке уже долго смотрели и анализировали, что тут происходит. Для них важно, чтобы Латвия, как часть НАТО, делала все возможное, чтобы не быть замешанной в коррупционных действиях и неправильном влиянии олигархов на политику. Санкции OFAC — реальный инструмент Америки, как они защищают свою финансовую систему".

Могут ли США указывать Латвии, что делать?

"США так защищает свой финансовый рынок, свои активы, — пояснила Пургайле. — Мы не можем просто сказать, что нам безразличны их действия, ведь и наш финансовый рынок — часть глобального. Если не будем сотрудничать — останемся без корреспондентских счетов, кредитных карт… Без ничего. Нам надо всегда находить баланс. Цель санкций OFAC — ограничить воздействие нежелательных персон на наш финансовый рынок и политику. У них (США) нет цели влиять на нашу экономику. Мы делаем все, чтобы на нас не жаловались по санкциям, но, в то же время, чтобы эти действия не очень вредили нашей экономике".

Суд над Римшевичем влияет на финансовую репутацию Латвии?

Задержанный в феврале-2018 года Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией по подозрению в вымогательстве взятки государственным должностным лицом, в группе по предварительному сговору и посредничестве при передаче взятки Илмар Римшевич 21 декабря покинул пост главы Банка Латвии. Его сменил экономист Мартиньш Казакс. Суд над экс-банкиром — впереди.

Санта Пургайле считает, что никакого влияния на финансовую систему и репутацию страны этот суд не оказывает. "Г-н Римшевич уже не работает в Банке Латвии, — пояснила она. — Как будет происходить судебный процесс — это отдельное дело. Я очень довольна, что Банк Латвии получил нового руководителя. Первые наши встречи сигнализируют о том, что наше мнение на многие вещи едино. Эффективная коммуникация между банком и надзором только позитивно повлияет на рынок".

Банк Латвии объединяется с FKTK?

В свое время именно Банк Латвии породил независимую надзорную службу FKTK. А недавно появилась информация, что два учреждения хотят объединить. Как это скажется на независимости надзорщиков?

"Есть нормативный документ, который говорит, что до июня нам надо проанализировать плюсы и минусы от слияния и раздельного существования и прийти в Сейм со сценариями, — говорит Санта Пургайле. — Вместе с Минфином мы создали рабочую группу, которая этим занимается. Пока результат неизвестен. Но даже если произойдет слияние, надзор всегда будет за китайской стеной — часть наших функций должны быть абсолютно независимы от других процессов. Пусть и под одной крышей".

Можно ли доверять крупным скандинавским банкам?

Сегодня в больших скандинавских банках деньги хранит подавляющее большинство жителей Латвии. Но все чаще в прессе появляются скандальные истории, связанные с этими финансовыми учреждениями, как национального, так и международного масштабов. Сам же FKTK их периодически штрафует. Все это вызывает нервозность вкладчиков. Недавно жители Даугавпилса по ложному сигналу выстроились к банкоматам. Так верить или нет скандинавам?

"Swedbank был оштрафован пару лет назад, в конце прошлого года был штраф у SEB банка… — вспоминает Пургайле. — Но эти штрафы — это уже немного история. На мой стол попало много незаконченных дел по проверкам, которые были два года назад — сейчас их заканчиваем. Сегодня все эти банки очень стабильны и соответствуют всем правилам и по отмыванию денег, и по капиталу, и по ликвидности. Никаких сомнений и очередей к банкоматам быть не может. Все очень спокойно. Риски уменьшились".

Чего ждать от финансового рынка Латвии?

Прогноз Санты Пургайле оптимистичен: "Экономика Латвии может немного не так активно, но растет. И нам всем надо помогать ей это делать. Наша задача — не только надзор, но и развитие рынка. Важно не затормозить, чтобы все мы чувствовали, что живем в развитой экономике".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Санта Пургайле Rīgas namu pārvaldnieks Илмар Римшевич
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form