История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: DELFI

17 лет — ровно столько Международный женский день 8 марта не был в Латвии ни государственным праздником, ни даже отмечаемым днем. Все изменилось лишь в мае 2007 года и портал Delfi вспоминает, как это было, а также прикидывает, есть ли шансы на реванш у тех, кому этот праздник не по душе.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Праздновать или не праздновать 8 марта? Настоящего раскола в латвийском обществе эта дилемма практически никогда не вызывала.Мужская часть латвийцев продолжала дарить цветы женской, и с каждым годом делала это все более активно. 

Решающий перелом в настроениях, согласно статистике опросов SKDS, произошел где-то в первой половине "нулевых": в 1999 году традицию празднования Международного женского дня поддерживало 59,5% респондентов, в 2000 году — 71,4%, в 2001 году — 73,7%, а в 2005 году — 80,2% опрошенных. Лишь 9% опрошенных жителей страны тогда считали, что не стоит праздновать Международный женский день, а 5,1% были уверены, что о традициях 8 марта необходимо забыть раз и навсегда.

Зато этот праздник всегда раскалывал политиков. Мнения "за" и "против" сыпались со всех сторон, а Консервативная партия в 2006 году даже предложила провести референдум по этому вопросу, раз слуги народа не могут определиться.

Главными локомотивами возвращения 8 марта в качестве праздника в разные годы были Партия благосостояния и ее лидер Юрий Журавлев, объединение ЗаПЧЕЛ, Социалистическая партия Латвии, наконец, "Центр Согласия". Главными противниками — радикальные националисты. 

Каждый год первые дежурно поднимали вопрос о придании православному Рождеству, Пасхе и 8 марта статуса праздничных дней, а вторые столь же дежурно голосовали против. Каждая из сторон во время голосования набирала, соответственно, по 20-25 голосов "за" и "против", а остальные депутаты (почти половина, а иногда и чуть более половины) столь же дежурно… воздерживались.

Прения по поводу 8 марта в Сейме 10-15 лет назад по своему накалу намного превосходили вялые споры нынешних слуг народа. Разве возможен сегодня такой прекрасный диалог? В нем все — и нотки ностальгии по славному прошлому, и опасения по поводу возвращения в советский "ад", и очернение былого, и нежелание уступать даже в малом по принципу "покажи палец, так всю руку откусят", и отправка прямиком в Москву:

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: LETA

Модрис Луянс, ЗаПЧЕЛ: "Мне приятно каждый год 8 марта видеть, как во всех фракциях — правых, левых, либеральных, национал-радикальных — мужчины дружно берут в руки цветы и идут поздравлять своих коллег-женщин, секретарей, консультантов, помощниц и других горячо любимых женщин. Конечно, я знаю, что сейчас на трибуну поднимутся мои коллеги из национал-радикальных партий и будут рассказывать страшные истории о некачественных советских тюльпанах, которые привозили некачественные садоводы, будут говорить о том, что женщин любить надо каждый день. Конечно, надо! Но, я думаю, раз в год латвийские женщины заслужили свой день".

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: LETA

Янис Адамсонс, ЛСДРП: "Хочу сразу сказать одну вещь: я никогда не дарил женщинам тюльпаны. Я всегда считал, что женщинам нужно дарить розы, и поэтому всегда дарил розы".

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: AFI

Леон Боярс, ЛСДРП: "Мы все знаем: если у человека есть деньги, он купит розы. Если нет — купит тюльпаны".

Juris Dobelis
Foto: Mango

Юрис Добелис, ТБ/ДННЛ: "Конечно, Модрис, были красные тюльпаны, была выпивка, были напившиеся, пошатывающиеся женщины, те самые замечательные советские женщины. Все было".

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: LETA

Петерис Табунс, ТБ/ДННЛ: "Уважаемые коллеги, все это смешно, конечно, но немножко сквозь слезы. И даже не немножко. Как говорится, аппетит приходит во время еды. И те интерфронтовцы, которые сейчас здесь сидят, которые откусили от этого яблока и теперь зашли так далеко, что Жданок уже пишет в своей программе, что если она приберет к своим рукам жилищную комиссию, тогда произойдет национализация. Можете себе представить! Национализация! Я вам скажу, если вам так нравится этот праздник, собирайтесь и езжайте в Москву! Там вас встретят с радостью, и отмечайте себе на здоровье, что хотите. Можете себе спокойно шагать с Лужковым под красными знаменами. И хватит уже возвращаться к этим попыткам, к этому свинству!"

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: AFI

Имант Бурвис, фракция Союз социал-демократов: "Кому-то всю жизнь попадались пьяные женщины. Кому-то повезло больше, и ему всю жизнь попадались красивые и непьяные женщины. Это кому как повезло. Но из-за того, что у Добелиса и Табунса единственная женщина всей их жизни — Жданок, нельзя отказываться от 8 Марта…".

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: DELFI

Борис Цилевич, ЗаПЧЕЛ: "Я могу понять депутата Табунса, который соскучился по демонстрациям под красными знаменами, которых теперь нет, и которому теперь нечего комментировать".

Еще немного цитат — эти слова достойны того, чтобы и сегодня о них помнили.

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: F64

Мэр Вентспилса Айвар Лембергс в 2003 году: "Выходит, что с развалом советской власти в Латвии женщины распались как пол. И распались отношения между женщинами и мужчинами. Какое значение имеет, какая власть существует? Женщины есть, были и будут, так же как всякого рода отношения между мужчиной и женщиной… Я считаю, что политизировать эти вещи — неправильно, и этот день должен быть официальным выходным".

Юрис Добелис в 2006 году: "Вы хотите своим днем водки и красных тюльпанов засорить наш календарь".

Александр Кирштейнс в 2006 году: "Идея 8 марта была грубо искажена тем, что такие женщины, как Роза Люксембург, были замешаны в спартаковском движении, где главным было убивать людей. Она была садисткой".

К 2006 году шило в мешке утаивать стало все сложнее — праздник 8 марта, вопреки желанию националистов, коварно проникал везде. В Риге проводят шествие, в Вентспилсе организовывают праздничный вечер, тоже самое творится в Лиепае. Более того — депутаты "Центра согласия" 8 марта 2006 года устраивают настоящую диверсию, одаривая цветами и открытками своих коллег и вообще всех женщин, которые работали в Сейме в тот день.

И случилось чудо — "за" возвращение праздника в ходе весенней сессии парламента голосуют уже не 20-25 человек, как обычно было до того момента, а 43 депутата. Сейм принимает решение вернуться к рассмотрению этого вопроса уже после выборов — 7 октября. И… не возвращается.

Возвращение, и возвращение триумфальное, случается лишь весной 2007 года, когда президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга неожиданно поздравляет женщин с 8 марта, открывая отреставрированный выставочный зал в Салдусском историко-художественном музее.

Полтора месяца спустя, 26 апреля 2007 года Сейм большинством голосов во втором чтении принимает поправку "Центра Согласия" к закону "О праздничных, памятных и отмечаемых днях", согласно которой 8 марта — Международный Женский день — становится в Латвии официально отмечаемым. Помимо 8 марта в перечень отмечаемых дней вошли 15 мая — Международный день семьи, 1 июня — Международный день защиты детей, второе воскресенье июля — День моряка, первое воскресенье октября — День учителя, а также 24, 25 и 26 декабря — Рождество.

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: F64

"За то, чтобы признать 8 марта официально отмечаемым днем, проголосовали не только депутаты от левой оппозиции, но и многие парламентарии от Союза "зеленых" и крестьян, а также большинство женщин-депутатов от "Нового времени", — комментирует эти события Валерий Агешин: — "Наконец-то депутаты признали очевидное: 8 марта в Латвии является всенародным праздником — причем, как в русской, так и в латышской среде. А политика государства должна отвечать реальности! То, что нам удалось добиться признания 8 марта — это победа".

В последующие годы националисты несколько раз поднимали вопрос об исключении 8 марта из числа памятных дат, но успеха эти предложения не имели. Где-то к 2010 году они перестали и пытаться, а острая "праздничная" политическая риторика в Сейме сместилась в сторону православных Рождества и Пасхи.

Отношение общества к 8 марта в последующие годы также не изменилось — мужчины продолжали одаривать женщин, а женщины с благодарностью принимать цветы и иные подарки. Даже кризис 2008-2010 годов, хотя и снизил спрос на цветы, праздник не отменил. Число тех, кто "прикрылся" кризисом тогда составило не более 18%. И уже в 2011 году спрос на цветы на 8 марта восстановился.

В 2013 году стало возможным говорить о триумфальном возвращении 8 марта не только в дома, но и на рабочие места — опрос показал, что его отмечают 82% латвийских трудовых коллективов. Те, кто забыл о том, как это было в СССР, могут прочитать прекрасную статью о праздновании 8 марта на предприятии Dzintars. А о том, какие экстремальные формы праздник может принимать сегодня — в посмотреть в репортаже о том, как год назад пассажирок канатной дороги в Сигулде на 8 марта одаривали цветами.

История дня. Как Латвия не смогла победить 8 марта
Foto: Bower/DELFI Репортер

Не стал исключением и 2015 год: 8 марта собирались отмечать 74% респондентов. А на Ратушной площади около бывшего Музея оккупации вывешено поздравление рижанок с праздником, как сделала это Рижская дума и три года назад. А это значит, что он продолжает вызывать ассоциации с советским прошлым и в любой момент может вновь стать их жертвой.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.

Tags

8 марта История дня
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form