Кусок мяса с кошельком. Чем живут рижские консуматорши
Foto: Publicitātes foto

Их задача — уболтать минимум на бутылку шампанского за тысячу евро, при этом самой не напиться, не пойти на поводу у похотливых желаний возбужденного клиента, но побудить прийти в свой клуб раз, еще раз и еще много-много раз. Портал Delfi беседует с "ветераном" рижской консумации — накануне ее отъезда из Риги в более хлебные края.

Консумация (лат. consumo, "потребляю") — стимулирование спроса на услуги посетителей ресторанов, ночных клубов и иных увеселительных заведений. Консумацией обычно занимаются молодые, а иногда и не очень молодые, девушки: они побуждают клиентов в баре, клубе и т.п. покупать еду, напитки и прочее, — за что получают свой процент от заплаченного гостем. В части заведений консумация не подразумевает "интим" как таковой, зачастую он не приветствуется, но может присутствовать.

Анна — эффектная блондинка, с отличным чувством юмора и мощным слоем косметики, под которым с трудом можно угадать реальные черты лица и возраст. Окончив школу в латвийской провинции, она видела себя в роли преподавателя домоводства — примерно такой, какой была ее любимая учительница.

Денег в семье на столичное существование выделить не могли, поэтому, поступив в рижский вуз, Анна стала искать возможность подработки. И обратила внимание на предложение танцевать в клубе go-go за "очень хорошую плату". Вообще-то, девушкой она была скромной, первой с мужчиной заговорить патологически боялась, косметикой пользовалась по минимуму, а при слове "секс" бесконтрольно краснела. Также слегка смущало и отсутствие клубного танцевального опыта (участие в народном коллективе — не в счет), но хорошая плата за творческий труд настроила на оптимистичный лад.

Придя днем на собеседование, выяснила, что на танцах в бикини вокруг шеста дело не заканчивается. Точнее, приписка "хорошая плата" относится не к ним. Все самое прибыльное начинается сразу после, когда, покрутившись в лучах светомузыки, надо отправляться "раскручивать" возбужденных полуобнаженным телом клиентов. Дальше, как уверяли владельцы, они "ни на чем не настаивают", но главная цель заключается в том, чтобы клиент заказывал напитки из дорогого меню — как можно больше и как можно дороже. Как она этого добьется — ее дело.

К столбу она "прикрутилась" на удивление легко: боевая раскраска и купальник, вручную расшитый блестками и стразами оказались защитой покруче боевой брони. Да и в зале она легко вошла в роль грозной вершительницы судеб — преданно выслушивала очередной плач славянина, изображала кротость в компании знойного индуса, ловко щелкала по рукам перепивших британцев, заглушая их возмущение ослепительной улыбкой. Желающих большего без сомнений осаждала, твердо давая понять, что не для того цветет. Только алкоголю, точнее, его количеству, организм усиленно сопротивлялся — наутро голова шумела, глаза отказывались глядеть на несовершенный мир, ноги наливались тяжестью.

На глазах у Анны консуматорский бизнес пережил свое становление, рассвет и закат: "Помню один из первых богатых клубов, открытых россиянами — с варьете, гоу-гоу, консумацией и "крышей". И все бы было ничего, но, когда один из совладельцев приезжал из Москвы вести контроль, была у него традиция — указать пальцем на одну из девушек: хочу. Когда его жребий" выпал на меня — я хлопнула дверью. Позже повторяла этот трюк не раз в других клубах. Иногда, звали обратно, извинялись".

То были времена беспредела, зато "золотые" по деньгам. Сейчас все спокойнее и понятнее, но, по наблюдениям Анны, профессия консуматорши явно движется к закату. Туристов в Риге все меньше, их кредитоспособность все ниже, репутация у бизнеса в путеводителях отчаянная. Привыкшая к азартной ночной жизни Анна не может себе представить возвращения в педагогику — решила податься в одну из стран Скандинавии, где по рассказам коллег, девушки могут легальным образом себе заработать не только на безбедную жизнь, но и на почтенную пенсию. Благо, английский за годы работы в Риге освоила в совершенстве.

Перед отъездом Анна согласилась рассказать о секретах своей профессии порталу Delfi — с тем условием, что текст будет опубликован, когда блондинка будет уже далеко. Все фото в статье носят иллюстративный характер.

Кусок мяса с кошельком. Чем живут рижские консуматорши
Foto: PantherMedia/Scanpix

В объявлениях никто, конечно, не пишет, "ищем консуматоршу". С такой откровенностью я сталкивалась лишь раз — лет пять назад. Обычно ищут танцовщиц, go-go или официанток. Причем зачастую оформляют не на постоянную работу, а как самозанятых лиц — "артисток". Мол, девушка продает шоу-программу, а чем в свободное время занимается — откуда мы знаем.

Даже не знаю, есть ли в Латвии такая профессия — консумация. Вот в Скандинавии — есть. Когда я списывалась с клубом, где начинаю работать, поразилась, насколько у них там все это дело прописано — до мелочей и налогов. А у нас все вроде и не запрещено, вроде и полиция нас не дергает, если какое-то заведение совсем уж не зарывается, но все как-то полулегально. А если ты еще и стриптиз готова танцевать — на это клубам нужна отдельная лицензия, причем в 100 метрах от заведения не было ни одного госучреждения, что в Старой Риге непросто.

В основном консумацией занимаются местные девушки от 18 до 40 лет — рижанки и приезжие из маленьких городков-деревень. Вот в Париже я видела "коллег" и хорошо за 50 — вели они себя очень уверенно, даже борзо. Возможно, и наши дорастут до тех годов, а куда "девочке" до пенсии податься, если она привыкла к легким заработкам? Кстати, не такие уж они и легкие, но суммы за раз могут быть очень большими. Наверное, в этой профессии есть что-то от азартных игр — жажда сорвать куш. Постепенно становишься зависимой от такой игры — уже не можешь отказаться.

Среди моих экс-коллег много студенток — девушка приезжает в Ригу учиться в вузе или техникуме, ищет подработку и оказывается в одном из таких клубов, а дальше шальные деньги и ночной образ жизни засасывают. Во-первых, голова поутру шумит — не до лекций, во-вторых, девушки понимают, что такие суммы если когда-то они и будут зарабатывать, то или не в Латвии, или долго и упорно карабкаясь по карьерной лестнице. Впрочем, есть среди наших и девушки, которые успели где-то отучиться, даже магистры встречаются.

Большинство девочек, разумеется, скрывают свой род деятельности даже от знакомых и родственников — говорят, что они танцовщицы, администраторы или официантки. Ведь, что ни говори, а в обществе имидж у нашей профессии не самый светлый — большинство нас осуждает, особенно те, кто никогда и в клубах-то таких не был. Этим моралистам можно сколько угодно рассказывать правду — не поверят. Даже если в реальности ты дальше разговоров за деньги (по сути — работы психолога) не идешь.

Даже если кто из девушек выходит замуж и рожает детей, то, если вовремя не оставить профессии (а для этого нужен состоятельный муж), брак очень скоро разваливается — ночные смены, ревность, алкоголь, добрые друзья-шептуны делают свое черное дело. Если хочешь счастливую семью — уходи, а лучше — уезжай подальше.

Мальчиков среди коллег я что-то не встречала — если уж кому-то из клиентов приспичит пообщаться по-мужски, охранник может подсесть и поболтать — лишь бы наливали по прайсу. В отличие от мужиков, одинокие дамы к нам не заходят — бывает парочка женщин зайдет, но обычно они долго не задерживаются. Секс-меньшинства — тоже не наш профиль, у них есть свои места.

Кусок мяса с кошельком. Чем живут рижские консуматорши
Foto: Publicitātes foto

Лично у меня клиенты никаких романтических эмоций не вызывают. Если грубо говорить, то мужчина в нашей профессии — кусок мяса с кошельком. Хотя, далеко не все они быдло, встречается много интересных и неплохих (наверное) людей, но никаких теплых эмоций. Сам факт их прихода в наш клуб действует на меня, как стоп-сигнал. Хотя есть девочки, которые влюбляются в клиентов и даже замуж выходят. Были времена, когда норвежцы даже специально приезжали сюда жен искать.

Большинство клиентов, разумеется, иностранцы, но встречаются и местные. Среди последних много постоянных клиентов, для которых вечера в таких клубах — образ жизни. Возраст — очень разный: от 18 до "за 80 лет". Поверьте, это вовсе не кружок отчаявшихся импотентов — молодых и весьма симпатичных среди наших клиентов очень много. Особенно, из таких "мужских" стран, как Дания, Германия, Норвегия — у них там какие-то проблемы со своими женщинами, те сильно независимые, а чуть что — в суд норовят подать.

С шумными компаниями девушки работать не любят — там все друг друга отговаривают, делятся, надумывают-передумывают. С одиночками все проще — они идут в клуб уже с конкретной целью, знают, что хотят общаться, что к ним подсядет девушка, что им придется потратиться. И вообще, лучше всех — те, "кому за" — они ценят общение, они состоявшиеся, они с деньгами.

По моим наблюдениям, большинство клиентов — люди семейные, но я этой темы стараюсь не касаться: заметила, что им неловко это обсуждать. Если сам хочет — пусть плачется, как все плохо, но сама в подробности не влезаю. Просто слушаю и не перебиваю, как это делают их жены.

Зачем они к нам идут? Одни хотят показать, какие они богатые — причем вовсе не обязательно, что так оно и есть. Но я их иллюзии не развенчиваю — пусть фантазируют, лишь бы платили по-настоящему.

Заметила, что люди, которые достигли высокого положения по жизни, хотят, чтобы мы их… унижали. Были случаи, даже просились посуду мыть на кухне или требовали, чтобы ты на них каблуком наступила побольнее. Где-то их можно понять: человек повидал в этой жизни все, у него большая компания, где все под ним, все боятся слово против сказать — ему "скууушно!", хочется сильных эмоций. Зато, если мужчина сам жаждет поунижать девочек, обычно у него ни денег особых нет, ни положения: в жизни его унижают, а он приходит на нас отыграться.

Мне нравятся клиенты, с которыми самой интересно общаться и что-то узнавать, иначе свихнуться можно. Интересных много, ведь люди съезжаются со всех концов света — рассказывают про свою страну, город, традиции. Им нравится выглядеть умными и всезнающими, они хотят комплиментов.

Из таких бесед можно самые удивительные вещи — от системы британской палаты лордов до порядка оказания японских интим-услуг эндзе-косай и моде для покойников. Человек может быть ученым-экологом, который озабочен засорением мирового океана, а может просветить тебя по бизнес-переговорам на высшем уровне, на которые он приехал в Риге. Многие сейчас охотно обсуждают тему России, США и Путина с Обамой. Причем, если россияне об этом мало говорят, то американцы и шведы активно ненавидят Путина и всюду видят следы "русской мафии". Бывают и особи голубых кровей — аристократы, как они сами утверждают.

Раньше мы все гонялись за норвежцами и прочими скандинавами — они были идеальны: спокойные, веселые, достойно себя ведут, с деньгами. При этом шведский рыбак зарабатывает побольше нашего профессора. Сейчас у них кризис — денег они стараются тратить как можно меньше, подавленные, нервные — сидят и скряжничают. Немцы, даже состоятельные, всегда жадничают. Итальянцев терпеть не могу, особенно "рагаццо ла милано" — строят из себя великих мафиозо, а сами норовят обжулить по-мелкому. Французы все зануды (во всяком случае те, которые сюда доезжают) — их надо долго раскачивать, но другой раз потом все это воздается сторицей. Литовцы и эстонцы бывают очень ничего — среди них много постоянных.

Есть страны, от представителей которых не знаешь, что ждать — поляки, французы, русские. Кстати, россияне бывают как среди хороших клиентов, так и среди плохих. Раньше, в период юрмальских фестивалей к нам прибивало немало народу из этой состоятельной тусовки. Были среди них и те, которые из года в год приходили. В том числе и знаменитости. Но эти зачастую уже невменяемые — что-то выпив или нюхнув, они на беседе не останавливались. Впрочем, в клубах всегда хватало девушек, которые не откажут звезде в удовольствии.

В общем, надо быть психологом: подобрала правильный ключик — заработала. Конечно, изначально практически все приходят с надеждой или намерением получить "полную программу", но, если им попадается профессионалка разговорного жанра, то могут уйти вполне счастливыми, не получив, по сути, желаемого. Я не церемонюсь — чуть оборзел, по рукам, главное, обыграть все, чтобы ему не обидно было, зато потом уважает — некоторым даже нравится такая принципиальность. Есть девочки потупее, у них единственное оружие — между ног.

Надо признать, что последнее время многие клубы не хотят выглядеть притонами разврата — хотят поддерживать имидж солидных и респектабельных. Ведь шальных денег сейчас не так много, а постоянных клиентов проблемы с законом чаще пугают.

Кусок мяса с кошельком. Чем живут рижские консуматорши
Foto: AFP/Scanpix

Наша задача — танцевать у шеста и потом составлять компанию гостям клуба — кто-то тебя подзовет, к кому-то сама подойдешь.

Главное, чтобы клиент долго сидел, дорого пил и побольше угощал девушек коктейлями и шампанским. Цена последнего иногда переваливает за 1000 евро бутылка, впрочем, клиенты чаще заказывают напитки по "средним" ценам — в районе 300-500 евро бутылка.

Конечно, наша цель, чтобы при большем заказе выпить как можно меньше. Для этого есть куча уловок. Можно договориться с барменом и подменить напиток на безобидный сок — если заказывают бокал, это может прокатить, если бутылку — нет, ее открывают при клиенте. Можно договориться с подругой, которая отвлечет клиента, пока ты выльешь алкоголь куда-нибудь в горшок с цветком. Но клиенты тоже не дураки — есть принципиальные, которые проверяют, что ты пьешь, и бесятся, если обнаруживают подмену. Некоторые девочки виртуозно выкручиваются, говорят, что негигиенично пить из одного бокала или соломки. Другие — пьют.

Конечно, по ходу дела клиенты пьянеют, начинают влюбляться и требовать большего, растрачивая все больше денег в надежде тебя споить до нужной кондиции и поднять свою "цену" в твоих глазах. Иногда на финише ведут себя совсем уж по-скотски — вплоть до раздевания с демонстрацией органов. Но это уже не моя проблема — я не могу за каждого переживать, что он, бедняжка, потом скажет своей жене о потраченных деньгах и ночном сценарии.

Еще лет семь назад Старый город был реально опасным местом — с двойными меню (одни показывали при входе в клуб, другие — при расплате) и двойными наборами услуг. Ветераны профессии рассказывают, что в пик "жирных лет" пьяным клиентам попросту дербанили кредитные карты: один раз код вводил клиент, а потом с его карточки снимали все подряд, дочиста опустошали. Сейчас такого уже не наблюдается, хотя периодически слышишь про очередной "успех полиции" по выявлению нелегальной джакузи или массажного салона.

Есть девушки, которые гуляют по Старой Риге, цепляют подвыпивших иностранцев там и ведут в "крутое место" — это, конечно, ниже плинтуса. Конечно, с такой крошкой, не уважающей себя, никто церемониться и не будет.

Бывает, клиент несколько лет ходит к одной и той же в один клуб, а потом вдруг — резко меняет на новенькую, которая подкараулила его у входа и наобещала всего. Раньше молодая могла за такое схлопотать — волосы повыдирают, шампанским обольют, толкнут. Сейчас девочки как-то уважают общие правила — клиентов друг у друга из рук не вырывают.

Поскольку денег в Латвии больше не становится, многие мои коллеги время от времени отправляются на "гастроли". Самые жуткие истории потом рассказывают про Италию. Там все, как в курятнике: затрапезная сценка с палкой посредине, мужики ходят вокруг и выбирают девочек, как на базаре, всюду засовывая руки и чуть не залезая с головой в рот. Они считают, что они самые красивые и неотразимые, а все вокруг г..но на палочке.

Зато в Норвегии и Дании — шикарные клубы. Никто там тебя не может ни трогать, ни унижать. За тебя платят налоги и страховку. Говорят, раньше там можно было по 8 тысяч в месяц поднять, а теперь гораздо меньше — кризис. Но кризис — он и у нас кризис, там хотя бы человеком себя чувствуешь.

"NabaKlab" atklāšana ar grupu "Dzelzs Vilks" un "Satellites LV" koncertiem. 2010. gada 2. aprīlis.
Foto: F64

Я не понимаю женщин, которые за 300-400 евро будут весь день стоять за прилавком. Это точно не для меня. Простой танцовщицей или официанткой тоже нормально не заработаешь. По сути, моя профессия от них мало отличается — я оказываю психологические услуги за чаевые. Иногда очень приличные.

Да, сейчас экономический кризис буквально кричит о себе — если три-пять лет назад клиент мог запросто оставить в клубе 15 тысяч за ночь, то сейчас все скромнее. Зато без откровенных разводов. Клиенту чуть не у входа показывают меню — он в курсе, что чего стоит. Дальше — его свободный выбор.

Есть клубы, которые гарантируют некую небольшую постоянную плату (если клиентов нет или мало), но в основном все девушки на проценте — треть от выпитого твое. Бывает, за ночь несколько тысяч набегает, но куда чаще — по нулям. Это раньше можно было за 2-3 года работы купить квартиру — сейчас нет. Впрочем, мало кто из моих коллег способен во всем себе отказывать, чтобы накопить на что-то. Работа тяжелая, поэтому в свободное время хочется жить, не считая копейки — наряды, украшения, машина, рестораны…

Не знаю, как француженки, но я подозреваю, что здоровье может долго не выдержать — все же алкоголь и бессонные ночи сказываются. Поэтому хочу за границей скопить некую сумму и покончить с этим делом. Возможно, открою психологическую практику — в чем-чем, а в этом деле я уже доктор, наверное. Стать просто мужнею женой — это явно не мое. Уж слишком я знаю мужчин.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Секреты профессии
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form