"Мешки ЧК". Агент "Александр" сообщает о журналисте "Радио Свобода". Яковлев: с КГБ общался, агентом не был
Foto: DELFI

"Житель Риги Бомбин Михаил в беседе с агентом "Александрс" рассказал, что ему предлагают стать корреспондентом радиостанции "Свобода". Будут ли ему за это регулярно платить, он еще не знает, но думает, что предназначенные ему деньги можно переводить на его счет в зарубежном банке", — сказано в сообщении агента "Александр" от 3 января 1989 года. Бомбин был известным латвийским русскоязычным журналистом и диссидентом, который находился в поле зрения КГБ как минимум с 1972 года. В картотеке КГБ под оперативным псевдонимом "Александр" фигурирует имя журналиста, ныне главного редактора портала Baltnews.lv Андрея Яковлева, сообщает передача "Delfi TV с Янисом Домбурсом".

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Передача отмечает, что Baltnews.lv косвенно принадлежит российскому холдингу "Россия Сегодня". Сам Яковлев отрицает факт своего сотрудничества с КГБ, суд также не обнаружил подтверждения этой информации. При этом он признает, что в свое время при исполнении профессиональных обязанностей ему приходилось регулярно соприкасаться с представителями советских спецслужб.

В персональной карточке агента "Александр" (номер личного дела 23640) указано имя Андрея Яковлева, 1958 года рождения, а также говорится, что он был завербован в 1988 году, когда занимал пост редактора на телевидении. "Александр", согласно этой информации, завербован 5-м отделом 8-й группы КГБ ЛССР — он занимался борьбой с идеологическими диверсиями.

В опубликованной в 2019 году базе данных автоматизированной контрразведывательной системы "Дельта" упоминается одно сообщение агента "Александр" с тем же номером. Оно датировано январем 1989 года. При этом в 2003 году Суд Центрального района Риги не констатировал, что Яковлев умышленно сотрудничал с КГБ, был его сотрудником или информатором.

"Как вести себя при обыске"


Сообщение агента "Александр" стало хронологически последним в объемном досье, которое КГБ собрало на Михаила Бомбина. В нем, в частности, сказано, что сам Бомбин тоже был агентом КГБ СССР с псевдонимом "Фарин". В 1975 году его исключили из числа агентов из-за начатой против него проверки. Карточки агента "Фарина" в "мешках ЧК" не сохранилось, а данные об исключенных из числа агентов лицах доступны только начиная с 1976 года. Поэтому проверить эту информацию невозможно.

Чем закончилась проверка, в досье также не указано, но в последующие годы Бомбин стал объектом усиленного интереса со стороны КГБ. Он собирал данные о том, что Бомбин переписывался с зарубежными латышами, распространял в кругу знакомых "идеологически вредные" стихи и интервью диссидентов, стал лидером хиппи, вступал в различные религиозные организации и сотрудничал с зарубежными дипломатами и журналистами (например, изданий El Pais и Financial Times). КГБ полагало, что Бомбин не только отличается свободомыслием, но и активно противодействует советской власти: например, пишет и распространяет листовки с призывом голосовать за диссидента, академика Андрея Сахарова. Он также отдавал отчет в том, чем это может грозить: в досье указано, что ему принадлежала самиздатовская книга "Как вести себя при обыске".

В 1986 году Бомбин был признан виновным в антисоветской деятельности и осужден, но годом позже амнистирован. После амнистии он официально числился охранником в кафе Atpūta.

Человек с очень широкими контактами


Редактор латышской редакции радиостанции "Радио Свобода / Радио свободная Европа" Викторс Струнскис вспоминает, что в конце 1980-х годов Бомбин действительно начал сотрудничать с радиостанцией. "Мы познакомились через русскую редакцию — однажды они сообщили, что у них новый сотрудник, который скоро приедет в гости в Мюнхене. Выяснилось, что он говорит по-латышски, и для нас это было очень интересно, потому что нам был нужен хотя бы один человек, который может отразить настроения среди русских в Латвии", — говорит Струнскис.

По его словам, у Бомбина были интересные взгляды на жизнь, а также крайне широкий круг знакомств как в Латвии, так и в других странах Балтии и России. Репортажи тоже были "относительно точными", поэтому сотрудничество продолжалось до 2000 года. При этом со временем Бомбин становился все более недовольным жизнью в независимой Латвии, и его политические взгляды становились все более пророссийскими. "Последняя передача с Бомбиным, в которой я принимал участие — дискуссия с профессором Московского института международных отношений Андреем Зубовым (в 2014 году Зубов потерял пост, поскольку выступил против аннексии Крыма — Ред). Зубов только что посетил Латвию и позитивно оценивал развитие нашей страны. Бомбин активно возражал. Например, ему не нравилось, что Латвия не поддерживает использование изданных в России учебников истории в школах", — вспоминает Струнскис.

При этом Струнскис признает, что в 1980-х годах Бомбин очень активно искал контакты русских эмигрантских организаций. Однако никаких признаков того, что он как-то связан с КГБ, не было. Бомбин не упоминал и о том, что КГБ как-то мешал его работе.

Михаил Бомбин утонул в июле 2011 года.

Празднование Дня КГБ


"С точки зрения закона — отрицаю. В том смысле, что суд этого не констатировал", — заявил в разговоре с "Delfi TV с Янисом Домбурсом" Андрей Яковлев. Он утверждает, что не сотрудничал с КГБ осознанно (в статусе агента), не подписывал документ о сотрудничестве даже формально и не знал ни о своем псевдониме, ни о существовании карточки. Суд Латвийской республики в 2003 году постановил, что факт сотрудничества доказать невозможно.

При этом Яковлев не стал отрицать, что с 1983 по 1989 годы во время работы на Латвийском телевидении ему приходилось регулярно контактировать с офицерами КГБ, поскольку это входило в его прямые рабочие обязанности. Яковлев утверждает, что был человеком, который отвечает за военный патриотизм. Раз в месяц или чаще ему нужно было готовить часовую передачу. Каждый год 20 декабря (день КГБ СССР) готовилась передача об этой структуре. Отдел военной контрразведки мог предоставить для интервью ветерана СМЕРШ. "Никто не мог представить, что я способен внедриться в среду латышских националистов или русской оппозиции, получить какие-то данные и "настучать". Все знали, кто я такой", — говорит Яковлев.

Он признает, что был знаком с Бомбиным, но утверждает, что не помнит, был ли между ними разговор, который упоминается в донесении. Свой комментарий по поводу сообщения агента "Александа" Яковлев согласился предоставить в письменном виде при условии, что Delfi опубликует его в полном виде. Кроме того, он прислал несколько фотографий, которые публикуются без комментария.

Комментарий Андрея Яковлева


Познакомиться с распечаткой было небезынтересно, прокомментировать ее могу следующим образом.

Не скажу определенно, когда и при каких обстоятельствах я познакомился с Михаилом Бомбиным. Все-таки это было 30 лет назад. При этом очевидно также, что если какие-то сведения были внесены в базу данных латвийского КГБ, то они не взяты "с потолка", и для соответствующих записей были какие-то основания.

Михаила Бомбина я помню как внештатного корреспондента радио "Свобода", с которым мы не раз обменивались информацией о текущих и предстоящих событиях, возможностях аккредитации и т.д. Он рассказывал мне, что ранее пострадал от советской власти, оказался в тюрьме из-за своих убеждений. Что конкретно ему инкриминировалось, он не сообщал.

В конце 90-х, 16 марта, после завершения очередного шествия легионеров и их сторонников, мы уходили вместе с Михаилом от Памятника Свободы. Тогда он задал мне риторический вопрос: "Получается, что Латвия — единственная страна в мире, где официально отмечают годовщину подразделения СС?"

Михаил относился к тем работягам-корреспондентам, которых "ноги кормят". Мне было не по себе, когда позвонили коллеги и сообщили, что Бомбин пошел купаться и утонул. Мы, русские журналисты, тогда собрали на похороны какую-то сумму.

Учитывая его независимый характер и принимая во внимание нынешнюю ситуацию с ликвидацией школьного образования на русском языке, не могу исключить, что сегодня он оказался бы в рядах защитников русских школ и готовил бы материалы для российского "Спутника".

В конце 80-х годов "перестройка и гласность" в СССР зашли достаточно далеко, и работать для зарубежных СМИ было популярно и даже выгодно. Когда после одной передачи меня отстранили от эфира, лишили возможности заниматься журналистикой на Латвийском ТВ и перевели в коммерческую дирекцию заведовать титрами, я сам как фрилансер некоторое время работал по заказу западных телекомпаний. Работа для "Свободы" в то время уже не могла угрожать Бомбину репрессиями. А то, в соответствии с какими инструкциями в то время работали в КГБ, судить не берусь.

Это что касается прошлого. Но я согласился на интервью и на комментарий, чтобы высказаться прежде всего о настоящем. Пользуюсь этой возможностью, чтобы выступить в защиту свободы слова и своих коллег.

Во времена позднего "тоталитарного СССР" журналисты, пишущие люди чувствовали себя гораздо свободнее, чем в современной Латвии, считающейся демократическим государством. То, в чем обвиняли КГБ — репрессии против инакомыслящих, идеологический контроль, провокации, тайное и явное противодействие политической оппозиции, давление на СМИ — сегодня в полной мере можно отнести к латвийским спецслужбам.

В журналистской среде давно стала обыденной тема, как "дрошибниеки" в меру своего профессионализма и служебного рвения заводят уголовные дела на политических оппонентов нынешней власти, фабрикуют доказательства обвинения, занимаются запугиванием, поощряют доносительство, вводят в заблуждение общество, распространяя не соответствующую действительности информацию.

Чего, например, стоит дело филолога Александра Филея, суд над которым должен начаться 12 марта. За высказанное мнение ему "шьют" статью, сулящую до 5 лет тюрьмы. Вспомним также нелепое дело Максима Коптелова и еще более нелепое дело журналиста Дениса Бартецкого, написавших шутливые петиции о присоединении Латвии к России и США.

Полностью оправдан Илларион Гирс, который в результате преследований был вынужден просить политического убежища за пределами Латвии. А Владимир Линдерман, на которого заводилось несколько уголовных дел, но все они рассыпались в суде?

На журналиста Юрия Алексеева заведено аж три уголовных дела. Государство не только лишило его профессии, но и всячески пытается психологически уничтожить. Его преследуют за ту самую свободу слова, за которую когда-то боролись активисты Атмоды. Печально, что в медийной среде на госязыке никто не только ни разу не возмутился по этому поводу, но даже не попытался робко высказаться в защиту коллеги. Который имеет право на свое мнение, пусть кому-то лично оно может быть и неприятно.

Инициируя и добиваясь изменений в Уголовном законе, некоторые статьи которого теперь можно трактовать слишком свободно, спецслужбы расширяют свои репрессивные возможности.

Для людей в профессии не является большим секретом, что латвийские журналисты сотрудничают со спецслужбами — получают от них информацию, делятся своей информацией и оценками, используют материалы, предоставленные сотрудниками спецслужб, и интерпретируют их в информационном пространстве именно так, как им предлагается.

Некоторые журналисты просто увлечены реализацией "генеральной линией партии" по выдавливанию русского языка и нагнетанию страха перед "коварным восточным соседом", который вот-вот нападет.

В обозримом будущем такого, конечно, не произойдет, но кто знает: вдруг за счет какого-то гранта историки и журналисты через какое-то время займутся исследованием "Мешков СГБ", чтобы изучить, какими методами Служба противодействовала легальной политической оппозиции и как вербовала агентов в разных слоях латвийского общества?

В декабре 2018 года у всех желающих появилась возможность ознакомиться с частью картотеки КГБ (в народе — "мешки ЧК") и другими документами на сайте https://kgb.arhivi.lv. Однако открытие архивов КГБ привело к новым вопросам: в частности, как обществу к этому относиться, если нет никаких фактов, которые позволили бы судить о тяжести последствий сотрудничества с "органами". Некоторые известные в обществе люди уже поспешили объявить о том, что их сотрудничество носило формальный — то есть невинный — характер.

Мы призывали и продолжаем призывать тех людей, чьи имена уже отметились в опубликованной на данный момент части картотеки агентов КГБ, а псевдонимы и номера личных содержатся в базе данных "Дельта Латвия", прокомментировать эту информацию, а также пояснить и дать оценку своим действиям тех дней. Также призываем каждого, у кого имеется информация об упомянутых в этой статье событиях, связаться с редакцией.

В первые месяцы 2019 года журналисты DELFI также изучили отреставрированную базу данных автоматизированной контрразведывательной системы "Дельта". В отличие от картотеки, она не была опубликована в интернете, но доступна для изучения.

В базе данных "Дельта" содержится 9141 документ: расшифровки сообщений агентов (7765 сообщений и 1376 сигналов) и подготовленные сотрудниками КГБ справки и другая информация об отдельных персонах и событиях. DELFI проверил, упоминаются ли в базе данных оперативные псевдонимы или номера личных дел тех людей, которые сейчас или ранее широко известны латвийской общественности и связаны с важными для общества темами или отраслями.

В большинстве случаев в базе данных нет никакой информации о людях, карточки которых содержатся в "мешках ЧК". Однако сообщения от нескольких десятков агентов там все же есть. В некоторых случаях с одним агентом связано около десяти сообщений.

Следует отметить, что сам факт обнаружения сообщений от конкретных агентов в базе данных "Дельта" не означает, что эти сообщения полностью характеризуют их деятельность. В базе данных отражена лишь небольшая часть от всех сообщений, полученных во время работы КГБ.

База данных "Дельта Латвия" доступна в Латвийском Национальном архиве, но содержит частично засекреченную информацию, так как Бюро по защите Сатверсме, основываясь на законе "О документах бывшего КГБ", передало его на изучение историков именно в такой редакции.

Принятые в конце прошлого года поправки к законодательству предусматривают, что теперь документы КГБ ЛССР в целях исторической или юридической исследовательской деятельности, а также в случае академического, художественного или литературного самовыражения или для нужд журналистики доступны с перечислением личных данных всех персон, которые упоминаются в этих документах. Однако неотредактированная версия "Дельты" в архив еще не передана — это будет сделано до мая этого года.

Поэтому в доступных для исследователей текстах донесений и сообщений личные данные все еще частично засекречены. Это, в свою очередь, ограничивает возможности оценки содержания документов и последствия этих донесений. Однако DELFI в рамках возможностей пытается установить личности этих фигурантов и получить мнения свидетелей той эпохи по поводу того или иного события.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

мешки ЧК
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form