Как "Синий кит" помогает показать, что в Латвии все плохо

Политика, теория заговора или реальная опасность? Что на самом деле стоит за историей о "Синем ките"
Foto: LETA

Тема "Синего кита" поутихла, но не исчезла. На латышском языке в этом направлении продолжают работать псевдопорталы, на русском тема появляется и в крупных СМИ, как в связи с событиями за рубежом, так и в Латвии. Передача LTV7 "Личное дело" развивала тему еще в марте — создавались новые материалы, на них продолжали ссылаться другие СМИ.

31 марта на LTV7 вышло интервью с Галиной Мурсалиевой; кроме того, был сделан сюжет под названием "Охота на кита: у нас и у них". Основная идея: в других странах государственные органы принимают меры, а в Латвии "ничего не изменилось", и полиция отрицает, что существуют игры с участием кураторов. Этим видео в своем профиле на Facebook поделилась и Мурсалиева. Даниил Смирнов это комментирует так: "Лично мне нравится позиция французской полиции. Я вижу уважение человеческого достоинства и заботу о своих гражданах. [..] Литовцы нашли в себе силы признать наличие проблемы и открыли уголовные дела. Эстонцы фактически убили игру в зародыше, поскольку у них есть киберполиция, сотрудники, которые работают только в интернете". Тем не менее, в апреле "МК Эстония" писал про панику среди родителей. В статье утверждается, что "Синий кит" привел к жертвам в Латвии — со ссылкой на Ru.focus.lv. Эстонские СМИ попытались связать работу "групп смерти" со статистикой самоубийств. Возможно, разницу между Латвией и Эстонией создают не доказанные факты, а реальность, которую создают СМИ. Их основанные на реальных или выдуманных событиях интерпретации сначала закрепляются в этой реальности, а затем при помощи взаимных ссылок друг на друга продолжают воспроизводиться.

Латвийскую ситуацию характеризует недоверие к официальным источникам или неспособность этих "перекричать" тех, кто поднимает панику. Критическая оценка работы госслужб важна, однако нужно использовать и данных о несчастных случаях — именно этого не хватало в публичном пространстве. (В Латвии полиция не предоставляет статистику о детских и подростковых суицидах и крайне неохотно сообщает о любых несчастных случаях с участием несовершеннолетних, не предоставляя подробностей — Прим. DELFI). Фрагментированная информация приводит к появлению историй о том, что хорошо везде, только не в Латвии.

Source

www.DELFI.lv

Tags

Facebook Iekšlietu ministrija Krievija Lasāmgabali Nils Ušakovs Saskaņa Valsts policija
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form