Мог ли у русских Латвии появиться другой символ? Памятник Пушкину, например?


Сносить не будем никогда? Историк и политолог о том, как принести мир в главное "русское место" Латвии
Foto: LETA

Каспар Зеллис: Памятник Пушкину появился гораздо позже, когда Памятник воинам-освободителям уже закрепил свое новое значение. На мой взгляд, нужно было предложить русскоязычной общине еще в девяностых годах другой, подходящий для нее миф коллективной памяти, который помог бы ее "привязать" к Латвии, а не к России. Таким могло бы стать, к примеру, празднование 4 мая, как дня, когда жители Латвии всех национальностей получили независимость.

Надо признать, что 18 ноября для русскоязычной общины в большей или меньшей мере — просто выходной, когда можно отдохнуть и вечером посмотреть салют. В этом празднике для них нет эмоционального содержания, как для латышской общины. Не хотелось бы всех грести под одну гребенку, но большинству русскоязычных трудно идентифицировать себя с процессами, которые тут происходили до войны. Президент Валдис Затлерс пытался что-то сделать в этом ключе, но поезд уже ушел. С этой темой можно было работать в 1990-х — организовать праздник "за общим столом", объединяющие мероприятия и рассказы, которые не отталкивали бы русскую общину.

У 9 мая есть конкурирующий день 8 мая, когда окончание второй мировой празднует вся Европа и Латвия. Президент Андрис Берзиньш пытался сделать дату объединяющей, чтобы на Братское кладбище с цветами вместе шли красноармейцы и легионеры, поминая всех павших в войне… Но опять же, слишком поздно. В первый раз после призыва президента там были ветераны с обеих сторон, но эмоционального удовлетворения это никому не принесло. Конфронтирующие даты (9 мая и 16 марта) уже прижились.

Юрис Розенвалдс: Я против постановки вопроса, что памятник — символ русских в Латвии. Это воспоминание о войне, в которой на стороне антигитлеровской коалиции, кроме русских, участвовали и многие другие. В том числе больше 100 тысяч латышей. Этот памятник — противоречивый, но не чужеродный для всех.

Думаю, пройдет время, и, как во всей Европе, праздником для всех жителей Латвии станет 8 мая, когда в Карлсхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. Но это не означает, что людей надо силой заставить забыть 9 мая.

Tags

Парк победы Памятник войнам-освободителям Каспар Зеллис Владимир Путин День победы Нил Ушаков Юрис Розенвалдс

Comment Form