Юбилей с привкусом трагедии. 50 лет Плявиньской ГЭС и затоплению утеса Стабурагс
Foto: Zigurds Zakis / cc

"Замок света". Именно так пресса Советской Латвии в конце 50-х — начале 60-х годов называла проект строительства Плявиньской ГЭС, одной из самых больших в Европе не только на тот момент, но и поныне.

Масштабная кампания "за" в прессе была необходима, так как строительство ГЭС предусматривало затопление национальной святыни — утеса Стабурагс, и это вызывало протесты в обществе. Портал Delfi вспоминает неоднозначную историю строительства.

Национальное достояние

Геологически Стабурагс — известняковый утес на левом берегу Даугавы в Сецесской волости высотой порядка 18,5 метров. Из-за процесса известкования почвы под действием воды ручьев, утес как бы "плакал" и постоянно увеличивался в размерах. Вообще вся долина в окрестностях утеса была необычайно живописна.

А еще на нем и рядом с ним росли растения-эндемики (встречающиеся только в одном месте), например, Альпийская жирянка. Если бы Стабурагс существовал сегодня, он бы наверняка был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Но больше его не существует. Вернее, он скрывается — под многометровой толщей воды в водохранилище Плявиньской ГЭС.

С Стабурагсом связано около десятка разных легенд. Самая известная — что скала, это, на самом деле плачущая девушка, окаменевшая от горя, когда ее рыбак-возлюбленный не вернулся домой.

Издревле латыши приписывали утесу и его ручьям чудодейственные свойства и считали, что он исцеляет болезни. У его подножья омывали раны, полученные в войнах, на нем молили об удаче и успехе. Сам утес или его образ так или иначе фигурирует в десятках художественных произведениях разных авторов, не говоря уже о народном творчестве. Играет он ключевую роль и в эпосе про Лачплесиса. Его потеря сравнима с тем, что испытали бы немцы, если бы кто-то затопил скалу Лореляй (Лорелей) на Рейне.

Во время строительства Плявинькской ГЭС под воду ушел не только Стабурагс, но также водопад на Персе (приток Даугавы) и развалины Кокнесского замка. В этой хронике 1940-го года показан и водопад, и красивейшие места, которые 25 лет спустя уйдут под воду:


Слишком хорошее место

Первая ГЭС на Даугаве, Кегумская, была построена еще в 1939 году, и советская власть никакого отношения к ней не имела. Однако начало было положено, и продолжение использования водных ресурсов Даугавы для производства электроэнергии выглядело логичным.

В 1947 году был предложен проект, в рамках которого на Даугаве планировалось построить несколько небльших ГЭС масштаба Кегумской. Однако постепенно стало ясно, что их строительство не слишком оправданно экономически, и основным стал проект по созданию более крупных ГЭС.

Одной из таких ГЭС должна была стать Плявиньская, которая по факту находится вовсе даже не у города Плявиняс, а под Айзкраукле, в нескольких десятках километров. Кстати, город-сателлит ГЭС возник на базе поселка строителей под названием "поселок имени Петра Стучки" и позже, в 1967 году, получил статус города и название Стучка. Впрочем, это место давно было обжитым — неподалеку с XIII века находились Кокнесский замок и замок немецких крестоносцев Ашераден.

Это место на Даугаве, где ширина реки не превышала 250 метров (а летом река могла обмелеть настолько, что, по воспоминанию местных жителей, ее переходили вброд), было признано идеальным для строительства самой большой на тот момент в Европе ГЭС. Все экономические расчеты показывали, что проект должен получится удачным и окупить себя. Одна беда — согласно плану, под воду должен был уйти и утес Стабурагс, национальная латышская святыня. На фото он — в 1964 году, за год до начала затопления.

Политика? Экономика? Подавление национального самосознания?

Сегодня звучат версии по поводу того, почему решили пожертвовать Стабурагсом. Общепринятая официальная — это было экономически выгодно. В конце концов, природные и архитектурные памятники затапливали и затапливают до сих пор не только в СССР, и не только в Латвии.

Например, Турция вот уже девять лет строит на реке Тигр мега-ГЭС Илису мощностью 1200 МВт. В результате строительства под воду уйдет древний город Хасанкейф с историей длиной 12 000 лет, не говоря уже о 200 разных населенных пунктах, в которых пока проживает порядка 70 тысяч человек.

Но, например, историк Мартиньш Минтаурс, автор книги "Atmiņu Daugava" и человек, который как никто другой изучил историю строительства ГЭС, полагает, что в решении строить именно Плявиньскую ГЭС и именно в этом месте была не только чистая экономика. По его мнению, это был и вопрос политической карьеры для тогдашнего Первого секретаря ЦК КП Латвии Арвида Пельше, который не случайно пошел на повышение в Москву практически сразу же после окончания строительства.

По мнению историка, подавив "протесты" и "попытки буржуазных националистов вмешаться в энергетические интересы Советского Союза", Пельше продемонстрировал Москве свои способности решать поставленные задачи, практически, любой ценой. В эту канву также неплохо ложится и версия о подавлении национального самосознания путем сознательного уничтожения одного из крупнейших национальных символов.

Потому что протесты на самом деле были. Был сбор подписей против строительства в конце 1950-х годов, в ответ на который партия запустила в прессе кампанию по популяризации строительства ГЭС (именно тогда и появился эпитет "Замок Света" — спустя 45 лет он же пригодился для реализации другого всем известного мегапроекта).

Конечно, вряд ли все было так, как сегодня рисуют некоторые патриоты. Или, как писала 10 лет назад Diena: "С 1961 по 1965 год почти каждая латвийская семья приехала проститься со Стабурагсом". Есть и другие свидетельства. Например, в материале LSM очевидица тех событий вспоминает, что молодежь, даже латышская, вообще не воспринимала Стабурагс как нечто особенное. "Я стояла на скале и, честно говоря, тогда не чувствовала ничего особенного", — вспоминает она. Кроме того, казалось невероятным, что вся долина, в том числе и почти 20-метровый утес, окажутся под водой.

С другой стороны, не стоит забывать, что Стабурагс был популярной туристической достопримечательностью еще с середины XIX века. Ездили туда и летом, и зимой, когда он покрывался причудливыми ледяными узорами. Рядом была построена эстрада, она тоже ушла под воду (та эстрада, что сегодня находится неподалеку — новодел). Конечно, о миллионах туристов в год речи не шло, но и "старым мертвым символом, которому не было места в молодой Советской Латвии" утес не был.

Фото: Zudusi Latvija/LNB

Да и что такое протесты и общественное мнение на рубеже 1960-х? До времен, когда общество сумеет остановить строительство рижского метро оставалось еще более 25 лет. А на тот момент альтернативы проекту Плявиньской ГЭС, не подразумевавшие затопления утеса либо выглядели чистой утопией (вроде проекта строительства 40-километрового обводного канала), либо с инженерной и экономической точки зрения были проработаны намного хуже. Партия требовала скорейшего появления мощного источника электроэнергии, проект создания ГЭС у всех "навяз в зубах". Москва спрашивала — и Рига должна была ответить.

Строили по-стахановски, платили по три тысячи

Три тысячи рублей уже после реформы 1961 года — именно столько получили владельцы домов, которые оказались в зоне затопления Плявиньской ГЭС. При этом позволяли разбирать дома и перевозить постройки на новое место. Под воду, впрочем, ушли не только дома, но и сады, поля, дороги и даже школа.

Строили быстро, по-стахановски, стараясь успеть к 25-летию Советской Латвии. Самые трудоемкие работы — возведение дамбы, которая перегораживала русло Даугавы, закончили 16 июля 1965 года, аккурат к визиту в Ригу тогдашнего председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина. Вот так в хронике выглядела "смычка берегов":

Первый гидроагреат заработал в декабре 1965 года, а на проектную мощностью Плявиньская ГЭС вышла в 1968 году. Впрочем, тогда это была ГЭС имени В.И.Ленина, название "Плявиньская" она получила уже в 1990-х годах. Сегодня она является второй в Европе по установленной мощности — 868,5 МВт и "добывает" около 40% всей латвийской электроэнергии.

Интересно, что водохранилище глубиной почти 40 метров и объемом с полмиллиарда кубометров наполнилось не за одну ночь и даже не за один год. По воспоминаниям очевидцев, наполнение продолжалось где-то два года.

К зиме 1965-1966 вода поднялась до середины Стабурагса, и замерзла. Для тех, кто любил это место, это было душераздирающее зрелище. Только в тот момент очень многие люди осознали, что пройдет еще год — и вода действительно, по-настоящему, полностью затопит легендарную скалу. Если и не навсегда, то хотя бы до того момента, пока стоит Плявиньская ГЭС.

Фото Стабурагса в 1965 году, начало затопления (фото Zudusi Latvija/LNB):

ГЭС как источник других проблем

Критики всегда говорили и продолжают утверждать, что все ГЭС на Даугаве, а Плявиньская особенно, являются причиной частых наводнений выше по течению. Из-за них также началось обрушение берегов, и рыба перестала подниматься выше по течению для нереста.

Последнее сомнению не подвергается: ежегодно выше по течению в Даугаву выпускают мальков, выращенных в рыбных хозяйствах. А вот другие обвинения энергетики отрицают. По их мнению, процесс оседания берегов начался еще до строительства Плявиньской ГЭС.

Что до наводнений, от которых в последние годы страдают жители Даугавпилса и прилегающих районов, то их причина не в том, что были построены ГЭС, а в том, что их было построено недостаточно. Ведь генеральный план строительства ГЭС на Даугаве подразумевал возведение не только Рижской ГЭС, но и Даугавпилской. Но ее построить не успели, а сегодня, если исходить из чистой экономики, для Latvenergo это не выгодно. Возможно, что и как 50 лет назад, тут нужно не чисто экономическое решение.

А еще местные жители говорят, что недалеко от того места, где стоял Стабурагс, появился новый известняковый ручей, который потихоньку "намывает" новый утес. Как знать, может быть вечно плачущая по погибшему возлюбленному девушка когда-нибудь вернется к латышскому народу вновь. Ведь надежда — самое сильное человеческое чувство.

Tags

История дня

Comment Form