18 сентября имел место быть учредительный съезд партии "Новая политика". Месяц назад на Delfi вышла статья "Сборный ОКРОЛ или солянка сборная?", и в комментариях некто А теперь написал: "Так же иронично стоит Зубареву и про перспективы "Новой политики" написать, про которую никто за пределами Риги не слышал и не услышит. А то последний абзац намекает на работу холодного мозга Зубарева, хотелось бы и отчет об этой работе получить". На дворе 20 октября, мозги охладели. Попробую исполнить пожелание, хотя отнюдь не уверен, что получится отчет, причем, ироничный.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
На самом деле каждый, кто хоть чуть небезразличен к тому, что происходит в отечестве нашем любезном, задается вопросом, а что же теперь? В том числе и после того, как многие из учредителей общественной организации Cita politika доучредили ее еще и в виде партии "Новая политика". Отвечу так же, как и в версии "Сборный ОКРОЛ или солянка сборная?": а ничего. Но добавлю — пока ничего.

Прораб Долгополов

Начнем же с самого съезда. Давненько я не испытывал такого кайфа, наблюдая за действом. Могла ли команда Долгополова организовать нотариальное заверение подписей учредителей партии до того, а для тех, кто решил подписаться под созданием партии на самом съезде, усадить в уголочке натариуса, тихо-мирно делающего свое дело? Безусловно. Но какое шоу ребята устроили: очередь "Кто последний в учредители?" была такой, что странно, как не прозвучало: "Не более двух мандатов в одни руки!". Впечатляет? А как же!

А три автобуса с делегатами только из Даугавпилса? Что, одного не хватило бы? За глаза, но люди встали засветло, тащились через всю страну и только для того, чтобы съезд уложился в полтора часа. Позволю себе предположить, что мотивация была иной, нежели обличать все и вся.

Гости. Времена изменились. Помню, перед выборами в 8-й Сейм не поленился сгонять в Даугавпилс на съезд едва, но с шумом и грохотом вылупившейся партии Рихарда Эйгимса "Latgales gaisma". В гостях первых-вторых лиц большинства латвийских партий было столько, что хоть иконостас политбомонда составляй. Причем, если одни из них толпились на трибуне и в кулуарах с предложением "Свету Латгалии" вечной дружбы, то иные, например, "народный" министр финансов Гундарс Берзиньш, представил публично Эйгимса, едва ли не как спасителя второго по величине города Латвии, а как фигуру государственного масштаба, уж точно.

Съезд же учреждаемой партии Долгополова никто из вождей парламентских партий не посетил. Председатель социал-демократов Иванс и их же генсек Диневич выглядели так, будто пришли посмотреть на то, что получится, дабы потом явить милость и решить, приглашать ли "новиков" прицепом к себе в коалицию. Лидер социал-демократов благосостояния Журавлев был здесь, как и везде, с характерными шутками и прибаутками, вел себя традиционно по-свойски, чем и ввел в заблуждение одну уважаемую русскоязычную газету, написавшую, будто неистовый Юрий также поставил свою подпись под списком учредителей.

Как тень отца Гамлета то тут, то там материализовывался ПНСник Борис Цилевич, выступал даже на тему что-то о том, что хорошее дело надобно делать вместе. Правда, не выглядел г-н Цилевич посланником партии, явно говорил от себя, а не от Юрканса-Урбановича, поэтому прогнозы отдельных наблюдателей, будто придет время, и Борис придет в "Новую политику" не представляются чем-то из ряда вон выходящим.

А сами речи на съезде? Почему обреченный на партийное лидерство Долгополов не стал до основания рушить "весь мир насилья"? Отчего он ограничился лишь 15-минутным спичем, с точки зрения ораторской довольно бледным, но четким, как доказательство теоремы? Думаю, потому, что Сергей-прагматик не собирается быть ни строителем, ни разрушителем, а смотрит на ситуацию, как прораб: делать будем из того, что есть в натуре, а не по рекламным проспектам.

Мойте руки мылом made in Europe

Натура же такова, что политические крайности осточертели пуще редьки горькой. Махать шашкой? Как спорт — дело заманчивое: мускулы накачиваются, болельщики улюлюкают, призывы "Ату его (их)!" разгоняют кровь (слава Богу, пока не на улицах). Таким спортом занимаются и "красные" и "белые". А что в итоге: ноль без палочки. Ни те, ни другие не способны изменить status quo. "Белые" не в силах заставить большинство представителей национальных меньшинств хлестать себя плеткой и извиняться за то, что Латвия географически не находится на месте, скажем, Канады. "Красные" же не в состоянии "раскрутить шарик наоборот". Ссылки на общечеловеческие понятия, при которых вина за преступления режима не должна переноситься на тех, кто адептами этого режима не являлся, не действуют. Надежда на Евросоюз, который, якобы, будет возмущен отсутствием в Латвии евродемократии в понимании "красных" — не более чем ожидание снега на экваторе в июле.

Можно сколь угодно упиваться слезами радости оттого, что кандидат на должность комиссара ЕС по правосудию и безопасности итальянец Рокко Буттильоне порекомендовал Татьяне Жданок подать на собственное государство в Люксембургский суд справедливости за наличие присутствия в Латвии полумиллиона неграждан. Как уесть родину пламенная Татьяна и без выдвиженца Берлускони знает, но какие есть варианты у самого справедливого суда в Евросоюзе? Первый: признать, что старая Европа с самого начала в принципе не возражала против массового аллиенства на границах с Россией. Второй: зафиксировать, что Латвия вполне в стиле евопейских демократий открыла двери натурализации, но потенциальные натурализанты в нее не очень-то и ломятся, сохраняя свою потенцию на КОЙ-ЧЕГО иное, говорят государству "Нет!". А на "Нет!" и суда нет, в том числе в Люксембурге. Ну и что, скорее всего, зафиксирует суд? Вот и я о том же.

А платочек для упразднения слез умиления предъявил намедни побывавший в Риге Верховный комиссар Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе по вопросам национальных меньшинств Рольф Экеус. Он не только дал отмашку на реформу-2004 — верной дорогой идете, господа! -, но и порекомендовал использовать передовой латвийский опыт в других странах. При этом попытка ПНСовского эксперта Бориса Цилевича разъяснить, что г-н Экеус осудить реформу хочет, да не может по причине своего статуса представляется сходной с ситуацией, когда пожарные люто желают погасить пожар, да не могут сделать свое дело по причине отсутствия воды.

Так что сигнал латвийским партиям отослан: делайте, братцы, что хотите, по рукам вы от нас не получите, но ручонки эти самые время от времени надо мыть, естественно, мылом с надписью made in Europe. А что же будут делать братцы? Конечно, отрабатывать обязательную программу на муниципальных выборах с тем, чтобы потом исполнить показательную на выборах в 9-й Сейм. При этом учредительный съезд "Новой политики" дал мало конкретной информации, чтобы четко представить, как Долгополов и Ко будут пахать, сеять и собирать урожай? Оставим словесную мишуру трибунных выступлений делегатов и попробуем оглядеться, при этом посмотрим, как и кто оглядывался в СМИ.

Наш или не наш "сукин сын"?

В целом реакция прессы осторожно-доброжелательная. Латышские газеты признают за г-ном Долгополовым рост харизмы, способность говорить со всеми, никому ничего конкретного не обещая, но никого при этом не отталкивая. Расхожий американизм "Он — сукин сын, но он — НАШ сукин сын!" к Сергею Леонидовичу не приклеился, скорее так: для латышей он — не сукин сын, не их, но и не чужой. Плюс от такой оценки очевиден — латыши от Долгополова подлянки не ждут. Минус тоже — в неконкретном озере непонятно, что водится, поэтому есть опаска, что из кармана в последний момент может быть вытащена не ладонь для рукопожатия, а фига под нос.

Русскоязычные СМИ Долгополова за мессию не держат, но и не записали ни в альтернативу досель неуспешным защитникам интересов "угнетаемых национальных меньшинств", ни в политические радиоклоуны. Между строк же можно увидеть: вот ему бы влияния, как у Лемберга, напора, как у Репше, изворотливости, как у Юрканса, пассионарности, как у Жданок и денег, как у Шлесерса — цены бы не было; а так — поживем, увидим. Но при не впечатляющих внешних данных политический вес набирает с каждым часом.

Забавна реакция партий, особенно представленных в парламенте. На первый взгляд — ничего особенного: ну, создал "Новую политику" — и создал: мало ли в Бразилии педров. Втуне же политмонстры, за исключением ТБ/ДННЛ, и, может быть, "Нового времени", безусловно, чешут репу: а вдруг раскрутится? А что выгоднее: игнорировать, идти войной или разговоры разговаривать? Так что в центре, и справа от центра идет анализ ситуации. Слева же, похоже, все проанализировано. ПНС устами Юрканса дал понять, что нехорошо эксплуатировать чужие идеи, но на пост рижского градоначальника Янис замахнулся, угрожая в случае провала партии на местных выборах уйти из политики домой. А вот "ЗаПЧЕЛ" посредством своего штатного публициста Николая Кабанова разразился филиппикой презабавнейшей ("Вести сегодня", 22.09.2004. Магнетизм Долгополова).

Интересно начинается статья — излагается советская карьера Долгополова, автор не поленился даже покопаться в архивах информагентства LETA, и особо подчеркивает, что в период с 1969 по 1988 год есть пробел: "непонятно, где служил Долгополов". Чего уж проще: непонятно — да спроси у самого Долгополова, а то уж больно смахивает на нечто вроде доноса. Далее мы узнаем, что развод Долгополова с Юркансом связан с тем, что первому надоело "оставаться на вторых ролях, пора быть единоличным лидером!". Но нешто неизвестно голосу "ЗаПЧЕЛ", что Долгополова исключили из ПНС за категорическое несогласие следовать политике партии, направленной на выход из коалиции "ЗаПЧЕЛ"? Конечно, известно. Тогда зачем передергивать?

Читая изобличения Кабанова про партию "Новая политика", якобы сформированную "по принципу эдакого штрафбата", и ее лидера "с харизмой завскладом или секретаря парторганизации плодоовощной базы", все думал: ладно, Коля, что ты хотел сказать — ясно, а вот зачем? Сам же г-н Кабанов в конце своего произведения и ответил: "Новая политика" даже не пытается играть на поляне ЗаПЧЕЛ, видимо, осознавая полную бесперспективность перетягивания русского каната".

Оказывается партийная работа — это игрушки на полянке, а влияние на избирателей — народная забава по перетягиванию каната! Пусть политик даже так и думает, но нельзя же в этом признаваться громогласно электорату: мол, вы, ребята, ниточки в канатике, а мы захотим — и будем вас выдергивать, каждый в свою сторону.

Второй прокол журналиста-сеймиста последовал сразу же за первым: не полезно одной рукой давать по зубам, а другой протягивать капли от зубной боли. Кабанов же протянул: "Новая политика" может стать партией–партнером ЗаПЧЕЛ как в думе, так и в сейме". И в этом явный проигрыш Кабанова Долгополову. Ведь очевидно: партнерами партии становятся не потому, что "золотое перо" допускает сотрудничество, а исключительно при наличии совпадающих политических интересов. И если между строк статьи г-на Кабанова я вижу пробивающийся страх за возможный успех "Новой политики" на муниципальных выборах, то в отсутствии хоть какой-то реакции вице-мэра Риги на "Магнетизм Долгополова" лишь просматривается уверенность, что снаряженный им караван идет.

Две бьющие ноги

А снаряжен ли? Спокойно ли идет? Сие пока неведомо, но кое-что в глаза бросается. Скажем, то, что активный созидатель общественной организации Cita politika видный "социк" г-н Салказанов, бывший министр земледелия, единственный, кстати, министр социал-демократ, партию "Новая политика" учреждать не стал, стало быть, из Союза социал-демократов не вышел. Далее: явный процентный перевес латгальцев (преимущественно из Даугавпилса) в семи сотнях партийных учредителей является питательной средой для начала внутрипартийных разборок еще до того, как партия сделает что-то реальное хотя бы на этапе регионального структурирования.

Ворона на хвосте принесла, что появление в партийном ареопаге бывшего двинского мэра Лаускиса, оставившего ЛСДРП в обмен на "Новую политику", уже стало одной из причин некоего бурления в Двинске. А добавьте к тому, что претензий на Д-пилс практически не скрывает никто, включая "Latvijas cels" во главе с не оставившим о себе дурной памяти бывшим премьером Андрисом Берзиньшем, ныне главой Совета "Парекс-банка". Что по принятому у нас алгоритму должен был бы сделать лидер партии, которая еще не зарегистрирована, а шатания в ее крупнейшей "первичке" уже пошли? Правильно, рвануть туда с низкого старта и превратить свой авторитет в огнетушитель. А Долгополов? Не только сам не поехал, но и не было информации, чтобы кто-то из его замов туда отправился.

Просчитался? Или показал безграничную самостоятельность региональщиков в пределах внутрипартийной демократии? Не знаю. Также не знаю, почему "Новая политика" не действует, как написано в любом букваре по политическому консультированию: сбежаться до кучи мало, надобно хоть малый action, да регулярно демонстрировать, раздувая его по возможности до "вселенских" масштабов.

Впрочем, одно действо после событий в Беслане было: заявка долгополовской фракции в Рижской думе на возврат ул. Дудаева прежнего названия. И тут-то правые и соцдемы в думе показали, кто "девушку танцует": культурный комитет заблокировал запрос даже к обсуждению депутатским собранием. А руководит-то комитетом этим лидер ЛСДРП Дайнис Иванс. Да, тот самый, который единственный из председателей латвийских партий на учредительном съезде Долгополова гостевал, ручкался с вице-мэром и улыбался в полный рост.

Конечно, пока партия официально не зарегистрирована, официально же заниматься партстроительством она не может. Но у тех, кому г-н Кабанов приписывает харизму завскладом, на "чердаке" имеют достаточные запасы серого вещества: партия "Новая политика" создана, а общественная организация Cita politika не ликвидирована. И, таким образом, у Долгополова на политической поляне обе ноги бьющие.

Перспективы, если они есть

А теперь и вопрос о перспективах "Новой политики". Отвечу с большевистской прямотой: не знаю. Ведь перспективы просматриваются, когда есть движение, а у партии Долгополова оно пока не наблюдается. Но знаю, при каких условиях у "Новой политики" перспектив нет:

  1. Долгополов позволит превратить партию в дискуссионный клуб и станет сюсюкаться с теми, для которых цель — ничто, а демократия — все.
  2. Наряду с лидером-душкой в партии не появится один-другой политический бультерьер, который откусит голову каждому, кто вздумает попытаться поставить "Новую политику" на гоп-стоп.
  3. Партия будет сугубо столичной.
  4. Лучшие мозги не будут брошены на партстроительство в регионы, для начала в Даугавпилс, Резекне, Лиепаю, Елгаву, Вентспилс (если Лембергс станет смотреть на это сквозь пальцы).
  5. Программные установки будут заумными, а не выраженными простыми, доходчивыми и броскими словами.
  6. Каждая установка не будет сопровождаться четко прописанным и реальным к исполнению механизмом.
  7. Не будет перечня "пряников" с указанием "тумбочек", откуда деньги на эти "пряники" появятся.
  8. "Новая политика" будет заискивать перед сонмом всяческих общественных организаций с криками "Выбери меня, выбери меня, птицу счастья завтрашнего дня!" вместо того, чтобы быть не приглашающей, а приглашаемой стороной.
  9. В переговорах с потенциальными партнерами и по определению оппонентами будет скатываться к позиции "А кто ты такой?" или "Сам дурак!".
  10. Затеет войну компроматов или позволит безнаказанно лить на себя дерьмо независимо от дозы: ведрами ли, чайными ли ложечками.
  11. Будет козырять "старшим" братом, для которого "младший" — любимый и единственный, независимо от того, где "старший" живет, будь то Вашингтон, Москва или Тегусигальпа. И, кроме того, будет пробиваться к телам "братских" президентов за отеческой поддержкой.
  12. Впадет в истерику по поводу того, что для партий на выборах в самоуправления будет установлен проходной 5-процентный барьер, а количество депутатов, вероятно, уменьшится (в Риге с 60 до 15). Истеричность предполагает поисковые метания, а мечется только слабый.

А теперь о деньгах. Что о них говорить: их добывать надобно и тратить. Источников же добычи не много: или внутри страны взять, или вовне, или комбинированно — и тут, и там. Отсюда пункт 13: стеснение в выборе источников финансирования также приведет к отсутствию политических перспектив. Уточню: в торговле с деньгодавателями политические перспективы рушатся, когда нет четкой договоренности — во-первых, что конкретно взамен, во-вторых, когда конкретно взамен, и, в-третьих, что конкретно делать, ежели взамен не получается. И, конечно же, разумное сочетание "прозрачных" и "мутных" источников финансирования. Следовательно, п.14 перечня: не будет продуман механизм финансирования со всем тем, что ему сопутствует, не будет средств. А не будет средств — все предыдущие пункты никому не нужны.

Резюмирую: партия "Новая политика" учреждена. И что теперь? Смотри начало версии — пока ничего. Чем станет? Думаю, где-то через месяцок начнет посылать сигналы. Во что эти сигналы превратятся? В будущем феврале с большой долей вероятности можно будет увидеть. А до февраля мы уж точно доживем.

P.S. Закончил статью, откинулся к прессе, дабы узнать, что в стране родной творится, и узнал. В понедельничной Latvijas avize под заголовком "Cars Peteris у ворот Риги" интервью первого из объявленных кандидатов в будущие мэры Риги Яниса Биркса, члена правления ТБ/ДННЛ и руководителя партийной фракции в думе. "Страшилка" на целую полосу. И ведь что забавно: из 9968 знаков текста ни единая буква не посвящена конкретно тем, кто как бы считается главной вражиной тэбэшников. Нет упоминания ни Жданок, ни Плинера, ни Юрканса, ни Штаба в защиту русских школ, ни лидеров ОКРОЛ, ни функционеров нацболов. Зато с откровенностью, для политика граничащей с глупостью, расписывается, как опасен Долгополов (перевод мой): "Хорошо, что эти партии (левого фланга) борются между собой и отнимают голоса друг у друга. Меня из этих партий больше всего беспокоит руководимая Долгополовым "Новая политика", так как в нее вовлечено много латышей, и это вводит в заблуждение относительно партийных целей. Таким образом, могут быть добавлены и другие латышские голоса. Долгополов напрасно затеял играть в ту игру, в которую играет…. Кажется, что опасность невелика. Но опасность есть".

Залез в досье на г-на Биркса — не густо. Акционер "Латвийского центра морской медицины", единственный, кстати, медик, занесенный журналом "Klubs" в список 350 латвийских миллионеров. Возможность установки памятника Барклаю в столице охарактеризовал, как "свидетельство продолжения классовой борьбы"; к какому классу относит себя г-н Биркс — понятно, а кто собирается с ним бороться, как с классом — видимо, Барклай. В апреле этого года безуспешно пытался инициировать отставку мэра Боярса. Баллотировался в депутаты Европарламента, но не собрал достаточного количества национальных голосов.

Но самое интересное — ни разу до настоящего интервью не критиковал публично Долгополова. Я готов хорошенько угостить того, кто не поленится заскочить в отдел информации Рижской думы, прочтет протоколы думских заседаний (протоколы доступны каждому) и выцарапает из них хотя бы один факт вывода Бирксом вице-мэра на чистую воду. Да и интервью в Latvijas avize — не критика, а скорее крик души: Долгополов и партия "Новая политика" для ТБ/ наиболее опасны!

Так что, насчет того, что новая партия покажет что-то в новом феврале, я слегка погорячился. Флажки уже расставляются.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form