Александр Гильман. Рижские поддавки
Foto: LETA

Выборная кампания в Рижскую думу только начинается – а уже стала самой нелепой из тех, которые я помню.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Бывало, конечно, что какая-то одна партия выбирает самоубийственную тактику, но сегодня все латышские политические силы стремятся переплюнуть друг друга.

Вот год назад прошел референдум о русском языке, где по Риге "за" проголосовало 39% избирателей. Значит, задача — собрать все тогдашние голоса "против" за нужного кандидата — и есть уже полуторный, совершенно разгромный перевес.

Самый простой метод — скопировать тактику соперника. "Центр Согласия" добился успеха, мобилизовав в свои ряды телевизионного журналиста Нила Ушакова. Это правильно: нынешний мир — на экране, избиратели любят сначала глазами, а потом уже ушами и бюллетенями. Поэтому логично появляется кандидатура Яниса Домбурса, как кандидата в мэры от "Единства".

Ушаков, конечно, в думе набрался опыта. Зато Домбурс — ас экрана, много лет вел самое популярное политическое шоу, знает эту кухню назубок, ставил на место и куда более опытных деятелей, чем Нил. Разговоры об отремонтированных школах и дискотеках на набережной к делу не пришьешь, когда речь о будущем столицы независимого государства, самому существованию которого грозит катастрофа в лице русского мэра.

Точно так же в голосовании против русского языка не имело никакого значения, что все латыши его знают и каждый день широко используют. Добавим, что телевизионная полемика шла бы на латышском — а Нил говорит свободно, но с раздражающим акцентом чужака. В общем, Домбурс легко бы решил задачу "Ни одного латышского голоса врагу!".

Тем не менее он с издевкой отказался от предложенной чести. Появились другие интересные кандидатуры. Алексей Лоскутов — вашему плохому русскому противопоставим нашего хорошего. Интс Далдерис — беспартийный музыкант, который стал министром культуры вместо надоевшей всем строительницы нацбиблиотеки Хелены Демаковой, и быстро завоевал популярность. Он и в "Единство" вступил, и в телевизоре смотрится прилично.

Но "Единство" выбрало Сармите Элерте. Она, конечно, тоже журналистка, но из другой эпохи. Вероятно, поучившись в Москве в бурное перестроечное время, наша героиня поняла, как губительна веселая критиканская пресса для устоев государства. Поэтому в Латвии она основала аналог "Правды" — серьезной до зевоты и абсолютно безапеляционной газеты, где жанр комментария выдерживался исключительно в стиле обвинительных заключений. "Диену" и выписывали как "Правду" — чтобы узнать последние трактовки единственно верного учения.

Лет пятнадцать Элерте была нашим Сусловым, но потом капитализм победил, газета лишилась своего влияния, а Сармите — работы. Она предсказуемо пошла в политику, где нашла много духовно близких людей.

Здесь я должен извиниться перед читателем — следующие строчки не политкорректны. Но зато они правдивы — а как можно объяснить психологические нюансы, не говоря о природе конкретных людей? Так вот, руководящая и направляющая сила нашего общества — "Единство" — имеет одну странную особенность. Большинство его членов сводится всего к двум типам, не столь уж распространенным в обществе в целом.

Если мужчина — то моложавый отличник без чувства юмора и прочих приятных человеческих недостатков: Домбровский, Вилкс, Пабрикс. Если дама — то злобная тетка постбальзаковского возраста. А про злобных теток нам точно известно, что они злятся не только на Россию, Ушакова и весь прочий мир, но и друг на друга. И вот сложилась такая ужасная ситуация: все сестры по разуму и партии — Аболтыня, Калниете, Вайдере, Друвиете, Курсите, Цирцене, Рибена — при деле и регалиях, а наша Сармите — в унизительной должности консультанта премьера по интеграции.

Поэтому я хорошо понимаю, с какой радостью коллеги выпихнули Элерте на роль кандидата в мэры. Лишь бы не маячила — распространенный критерий не только в политике. Не понимаю другого — как они рассчитывают собрать голоса.

Ведь выборы остаются телевизионными. Люди сравнивают не столько речи, которые и лживы, и не слишком понятны, но и персонажей. При этом значительная доля избирателей выбирают не слугу, народа, а своего начальника. Мэр наш за свое правление не обижал чиновничье сословие, а лелеял и множил его. И это сословие в своей преобладающей латышской части охотно проголосовало бы за шефа в лице Домбурса-Лоскутова-Далдериса. Дамам нравятся улыбчивые импозантные мужчины.

Причем речь ведь не только о каких-то белоручках. Вот смотрит теледебаты после утомительного рабочего дня трамвайный контролер. Как коллегу Элерте он наверняка одобрил бы — от такой ни один заяц не убежит. Но ведь в качестве мэра задолбает она родное "Ригас Сатиксме" и через длинную цепочку обиженных руководителей достанет и его. Не проще ли остаться с привычным Ушаковым?

С несчастным случаем Элерте разобрались — но не одним "Единством" жив латышский избиратель. Однако везде аналогичная картина идеально неудачных лидеров. Вот Байба Брока от Национального объединения — казалось бы, полная противоположность Элерте. Милая молодая дама, охотно рассуждающая о своей семье. И именно этим она и не годится.

НО — молодая растущая партия. Такой на выборах нужен агрессивный, напористый лидер. Ее поклонники идеологизированы, для них внешние качества не важны. Важна преданность делу. Вот они бы за Элерте проголосовали — так она в другом списке. А Брока для них — слабовато. Голос, конечно, не пропадет и Ушакову не уйдет, но партия сама у себя отобрала возможность подняться выше в привычной табели о рангах.

Райвиса Дзинтарса, как мы знаем, вовсю готовят стать президентом Латвии. Не полезно ли попрактиковаться пока на столице? Не мэром, так его заместителем вполне мог бы стать — а для пламенного националиста в нашем городе работы непочатый край. Характерно, что возглавившие думу в этом созыве Ушаков и Шлесерс не погнушались ради такого успеха оставить должность депутата Сейма. Райвис на такой решительный шаг не пошел — в дальнейшем может аукнуться.

Следующая — Партия реформ. Критически низкий рейтинг. Выборы — единственная возможность его поправить. Говорят о кандидатуре интеллигентного министра экономики Павлются, пытаются позвать на царство известного деятеля Мартиньша Бондарса. На общем провальном фоне коалиции каждый из них мог рассчитывать на успех, хотя бы на преодоление барьера.

В результате во главе списка — никому не известная Инга Антане. Но это еще не все. Руководитель фракции Вячеслав Домбровский рисует портрет избирателя: "Тот, для кого неприемлем ни популизм Ушакова, ни национализм Элерте и "Вису Латвияй". Хорошо, пусть такие избиратели есть — так тут же Антане говорит, что городской транспорт должен быть вообще бесплатным… Кто у нас популист?

Казалось бы, должна воспрять оппозиция. Союзу Зеленых и крестьян обычно в городе ничего не светит, но сейчас, когда латышскому избирателю просто не за кого голосовать, можно попытаться. Тем более, что на кону — золотая акция: эта партия — единственная, которая может идти в коалицию и с согласистами, и с националистами. Сначала принимается правильное решение: "зеленые" идут отдельно. Крестьян в городе нет, а экологические проблемы — есть.

И кого же они выдвигают в лидеры? Не популярного депутата Ингмара Лидаку, который может и с трибуны закричать вражине Кабанову "Закрой рот!", и умилительно рассказывать про зверушек из зоопарка — такие политики всем нравятся. Или бывший министр охраны среды Раймонд Вейонис — тоже известный человек, ни в чем предосудительном не замеченный.
Эти оба отказываются, и претендентом на пост мэра становится экзотичный бизнесмен Гунтис Белевич. В 2010 году он возглавил объединение предпринимателей в поддержку Шлесерса "За лучшую Латвию". Потом на полном серьезе предложил сделать школьное образование платным, за что немедленно был разжалован.

Удачная кандидатура, не так ли? Но это еще не все. Проснулся и Крестьянский Союз — они тоже собираются в думу, причем отдельным списком. И уже ищут лидера. И Марис Гайлис уже и согласился, и отказался. В общем, все идет по сценарию "Нарочно не придумаешь".

Я охотно верю, что в каждой конкретной латышской партии может произойти затмение. Но если абсурдное поведение охватывает весь спектр, то надо искать общие причины.

Пока логичных объяснений я вижу только два. Кто-то просчитал, что ничего поделать нельзя, Ушаков непобедим, и так и останется мэром навечно. Латышские политики в думе будут играть роль клоунов, которую исполняли все последние четыре года, поэтому туда лучше не соваться, чтобы не позориться. А совсем не участвовать в выборах неприлично, вот и посылают тех, кто больше ни на что не годится.

Но это довольно странно после огромного успеха националистической пропаганды год назад. И настораживает поведение Ушакова, который очевидно нервничает. Грубит Линдерману, с которым вместе готовился к тому самому референдуму. Отказывается комментировать свое тогдашнее поведение. На встрече с активом партии предупреждает всех о страшных испытаниях…

Тогда можно выдвинуть другую версию: готовится нечто такое, что полностью перевернет ситуацию. В этом случае и клоуны смогут победить. Но что это будет конкретно, когда грянет и грянет ли вообще, пока неизвестно. Ситуация — фифти-фифти. Ушаков переживает — боится. Серьезные политики не вмешиваются — а вдруг ничего не случится, а они зря расстанутся с теплыми местами, чтобы попасть в бессмысленную думскую оппозицию. Если же все же случится, и клоуны возьмут власть, то это — свои клоуны, они будут послушно следовать тем, кто их дергает за веревочки.

Ну а нам остается ждать новых приключений в этой забавной кампании.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form