Александр Гурин. Хроника большого кидка
Foto: DELFI

Сегодня сторонники разделения жителей Латвии по сортам восклицают: никакого нулевого варианта гражданства быть не может! А перед восстановлением независимости ЛР представители новой политической элиты так же старательно восклицали: никакого ограничения в правах не будет, грядущие ограничения — миф, которым пугают русских мерзкие шовинисты, враги независимости.

8 октября 1988 года был основан Народный фронт Латвии как движение в поддержку перестройки. В октябре 1989 года второй съезд НФЛ провозгласил своей целью восстановить независимость Латвии. Эта организация активно вела работу не только среди латышских, но и среди русских избирателей. НФЛ декларировал, что в независимой Латвии будут соблюдаться права нелатышей, права тех, кто приехал в республику после 1940 года. Орган Народного фронта — газета "Атмода" выходила не только на латышском, но и на русском языке. Вот как писала в 1989 году редактор "Атмоды" Элита Вейдемане о предположении, что в независимой Латвии приехавшие после 1940 года люди будут ограничены в правах: «Эти достойные интерфронтовского идеолога рассуждения натравливают народы друг на друга. Это полный абсурд, до которого могут додуматься только апологеты советской системы*".

В утвержденной на втором съезде НФЛ осенью 1989 года программе НФЛ так говорилось о проблеме гражданства: "НФЛ выступает за то, чтобы гражданство было предоставлено всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своем желании обрести таковое и связавшим свою судьбу с латвийским государством". В принятой в первой квартале 1990 года предвыборной программе НФЛ декларировалось "право... получить образование на родном языке". Все это, естественно, влияло на позицию части русских Латвии при голосовании на выборах.

В январе 1991 года Латвия находилась в сложной ситуации. На помощь руководству ЛР и сторонникам независимости пришли руководители России. В январе 1991 года, когда положение в Латвии было очень напряженным, руководители России и Латвии Борис Ельцин и Анатолий Горбунов от имени парламентов своих стран подписали договор об основах межгосударственных отношений между РСФСР и ЛР. Договор укрепил позиции руководства Латвии и Народного фронта. Он, в числе прочего, предусматривал нулевой вариант гражданства как в России, так и в Латвии.

3 марта 1991 года года по инициативе властей в Латвии был проведен вселатвийский опрос (по сути, референдум). На нем жители республики должны были дать ответ на вопрос, выступают ли они за независимость Латвии. По официальным данным, в опросе приняли участие 87,5 процента совершеннолетних жителей Латвии, за независимость республики высказались 73,8 процента голосовавших. Это был последний раз, когда в голосовании имели право участвовать все постоянные жители Латвии.

Желаемый для правительства и парламентского большинства результат был достигнут, невзирая на резкий рост цен и снижение жизненного уровня. На итог голосования несомненно повлияли обещания НФЛ о нулевом варианте гражданства и гарантиях получения образования на родном языке. Значительная часть русской общины продемонстрировала готовность к компромиссам.

Почти сразу же после восстановления независимости ЛР, вопреки прежним обещаниям НФЛ, население Латвии оказалось разделено на граждан и неграждан: уже 15 октября 1991 года Верховный Совет принял постановление «О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации», согласно которому гражданство Латвии было признано только за примерно 2/3 жителей страны (гражданами довоенной Латвийской Республики и их потомками). Постановление от 15 октября 1991 года не только предусматривало разделение населения «по сортам», но и определило принципы (весьма либеральные в сравнении с нынешними) натурализации. Однако желание новой политической элиты сохранять деление на граждан и неграждан как можно дольше привело к тому, что натурализация за время работы Верховного совета так и не началась. А возможность хотя бы попытаться получить гражданство хоть не у всех, но у большинства неграждан появилась только в 1999 году.

Заметим, что когда парламентарии лишили 15 октября 1991 года избирательных прав около трети избирателей, то мнение народа, в сущности, никто не спрашивал. Поэтому требование референдума на тему, желают ли граждане Латвии разделения населения по сортам и цвету паспорта, является вполне правомерным. И автор этих строк одобряет движение "За равные права", организовавшее сбор нотариально заверенных подписей граждан Латвии за проведение референдума по вопросу о предоставлении гражданства тем негражданам, которые этого пожелают. Одобряет, кстати, и потому, что население страны уменьшается очень быстро. Помните анекдот, как в Люксембурге дорожный полицейский останавливает латвийца и начинает внушать: "Не знаю, как в вашей стране, а у нас людей мало, нам каждый человек дорог, поэтому, пожалуйста, больше скорость не превышайте, а то вдруг кого-нибудь задавите". Так вот при нашем уменьшении населения становится очевидно, что Латвийской Республике должен быть дорог каждый ее житель. А значит, и гражданские права должны быть у всех.

* Э.Вейдемане. «Кто прав: придворный историк или народы Балтии?». - Атмода, 4 сентября 1989 года.

Sharing Options

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form

Комментировать
или комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Читать комментарии Читать комментарии