Антон Мозалевский. Насколько безнравственной может быть "борьба за нравственность"?
Foto: Из личного архива

Эпидемиологическую ситуацию с инфекцией ВИЧ/СПИДа в Латвии можно назвать драматической: в нашей стране — самое стремительное распространение инфекции, а смертность от СПИДа — самая высокая среди стран ЕС.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Так сложилось во многом благодаря, не побоюсь этого слова, преступной политике государства в отношении профилактики ВИЧ-инфекции и ее лечения.

Несмотря на неоднократные критические оценки и рекомендации экспертов из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Европейского центра профилактики и контроля заболеваний и многолетнюю адвокационную работу заинтересованных неправительственных организаций, Латвия — единственная страна в ЕС (если не в мире), где лечение ВИЧ-инфицированных до сих пор начинают лишь тогда, когда инфекция полностью разрушает иммунную систему (фактически, на стадии СПИДа). При том, что международные рекомендации по лечению за последние 20 лет изменялись уже неоднократно. Такой подход не только аморален, так как врачи вынуждены отказывать людям в необходимом им лечении, но и абсолютно экономически неэффективен, так как лечение запущенной ВИЧ-инфекции намного дороже, вследствие развившихся осложнений и трудно поддающихся лечению сопутствующих инфекций.

Сегодня, 30 сентября, выйдет новое руководство ВОЗ, согласно которому лечение необходимо начинать как можно раньше, что позволит еще больше снизить смертность и улучшить качество жизни людей, живущих с ВИЧ. А заодно существенно снизить передачу инфекции, так как пациент, принимающий адекватную и современную терапию под наблюдением специалиста, практически не может инфицировать других — настолько современные препараты снижают концентрацию вируса в крови. Справедливости ради нужно сказать, что Кабинет министров разработал бюджет на 2016 год, в котором предусмотрено значительное увеличение затрат на лечение ВИЧ-инфекции (и вирусных гепатитов) для того, чтобы обеспечить медикаментами пациентов в соотвествии с мировыми рекомендациями на уровне… 2008 (!) года. Маленькая, но победа. Остается лишь надеятся что Сейм с таким предложением согласится.

Латвийское государство практически ничего существенного не делало все эти годы также и для профилактики ВИЧ-инфекции (за исключением определенных программ профилактики среди людей, употребляющих наркотики), в результате чего ВИЧ-инфекция уже несколько лет не является проблемой каких-то маргинальных групп риска, а может коснуться любого. Основной путь передачи ВИЧ-инфекции уже лет восемь — гетеросексуальные отношения. Такая ситуация больше характерна для африканских стран. Или для России, где стремительно развивающаяся эпидемия ВИЧ-инфекции ведет к катастрофе на фоне "своеобразной" государственной политики, к сожалению.

Все эти годы часто основную работу в ограничении эпидемии в Латвии вели едва выживающие общественные организации, в том числе общество "Диалог", которое было создано в далеком 2002 году при поддержке Норвегии, и которому каким-то удивительным образом затем удалось получить поддержку от Рижской Думы, за что ей безграничное спасибо. Я очень хорошо помню как "Диалог" создавался (хотя я тогда был еще студентом RSU), какие трудности ему приходилось преодолевать, и все эти годы наблюдал, как рос опыт и профессионализм его сотрудников.

Скажу откровенно, вчера утром я был шокирован, когда мне прислали скриншот из фейсбук-страницы печально известного "борца за нравственность" депутата Юлии Степаненко, где она, не скрывая злорадства, называет социальную кампанию общества "Диалог" за терпимость и против дискриминации "дрянью" и триумфально сообщает о том, что она "должна исчезнуть с улиц". Вот так вот, нисколько не стесняясь…

На плакате изображены четыре силуэта: мужчина-инвалид, девочка, у матери которой ВИЧ, бездомный, а также мужчина, который сообщает, что любит другого мужчину. Плакат призывает: "Будьте терпимы. Ваша поддержка может изменить жизнь". Сложно сказать, что в понятии госпожи Степаненко является дрянью — бездомный? Инвалид? Гей? Девочка, у матери которой ВИЧ? Похоже, каждый человек из перечисленных категорий вправе отнести на свой счет это доброе слово из уст народного избранника и матери, если не четверых детей.

В демократическом государстве, конечно, в принципе, каждый должен иметь право на самовыражeние. Даже депутат Сейма, даже используя такую лексику, согласен. Намного более интересен вопрос, на основании чего одобренную до этого социальную кампанию можно так поспешно убрать с улиц? Интересен как с нравственной точки зрения, так и с юридической. За вчерашний день противоречивая новость взбудоражила практически весь латышско-язычный интенет (но не русско-язычный). Kто-то выражал глубокое возмущение, кто-то — откровенно и жестоко иронизировал над госпожой Степаненко.

Уже к вечеру можно было прочитать пояснения председателя комитета Рижской думы по образованию, культуре и спорту госпожи Эйжении Алдермане, по словам которой, "плакат убран досрочно, потому что вызвал возмущение общества, а его тематика была не полностью согласована". Несогласованность, якобы, заключается в том, что "была заявлена тема ВИЧ, но они ее расширили". В это сложно поверить, так как кампания проводилась в рамках проекта "Моя Рига свободна от ненависти!", целью которого является способствование терпимости не только к ВИЧ-позитивным людям, но и ко всем другим группам, подвергающимся дискриминации. Проект частично финансирует Рижская Дума. То есть подразумевается, что госпоже Алдермане должно быть известно, о чем, собственно, идет речь.

Забавно, что, похоже, главный аргумент Алдермане — в том, что плакат был убран, поскольку "вызвал возмущение общества". Очевидно, той его части, на которую он и был рассчитан — для способствования терпимости. А госпожа Стeпаненко и вовсе не верит, что что такая кампания может способствовать терпимости — может быть, оттого, что депутат Сейма публично называет дрянью не то инвалида, не то мужчину, который любит другого мужчину (я надеюсь, не девочку, у матери которой ВИЧ)? Я как-то привык думать, что роль политиков и чиновников показывать обществу пример для подражания. Хороший пример, однако. Очень "нравственный".

Ни для кого, кажется, не секрет, что уровень терпимости и взаимоуважения (не важно, по отношению к кому) в Латвии все же до сих пор оставляет желать лучшего. Может, стоит задуматься, почему люди с ограниченными способностями часто всю жизнь проживают в четырех стенах, не выходя на улицу? Почему родители детей-инвалидов борются в одиночку со многими трудностями? Почему большинство геев давно уехали в страны, где их никто не называет "дрянью" и "дегенератами"? Почему ВИЧ-позитивных людей, которые не скрывают в постоянном страхе своего диагноза, можно пересчитать на пальцах одной руки? Почему иностранные студенты с цветом кожи потемнее признаются, что в транспорте на них часто косо смотрят?

В целом, конечно, наше общество вполне терпимо. Особенно когда политики не используют страх перед другим (русскими, латышами, геями или иммигрантами) в целях дешевой манипуляции и получения дополнительных голосов на выборах. Может, самим политикам стоит об этом задуматься, как и о нравственности — в истинном ее значении. Будьте терпимы. Ваша поддержка может изменить жизнь.

Изложенное выше — личное мнение автора, и не выражает официальной позиции какой-либо организации.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form