Атис Климович. Много вопросов к президенту
Foto: LETA

11 ноября 2002 года очередную сенсацию для прессы в Брюсселе своим "оригинальным" стилем выражения обеспечил президент России Владимир Путин.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Один французский журналист задал вопрос о нарушении прав человека в Чечне. Путин ответил: "Если вы действительно хотите стать исламским радикалом и даже готовы на обрезание, но приглашаю вас в Москву. У нас — многоконфессиональная страна, и есть специалисты также и в этой сфере. Я посоветую сделать операцию так, чтобы у вас больше ничего не выросло".

Возможно, тогда подобная манера речи кого-то удивила, но уж точно не опытных журналистов, которые не пропускали и другие сильные выражения, например, "мочить террористов в сортире" и тому подобное. Уже тогда это была не только форма, но и совершенно четкое содержание, позволяющее прогнозировать развитие авторитарного стиля правления в России.

13 лет спустя видно, что стиль оказывает влияние. Коммуникация президента Латвии Андриса Берзиньша начинает напомнить манеру речи Путина. Не хватает лишь сочных исторических фраз, но в плане отношения к журналисту и стоящему за нему обществу, в интересах которого журналист задает вопросы, сходства слишком много. Тут вспоминается последний ответ журналисту Гундару Редерсу на призыв обосновать поездку на Олимпиаду в Сочи. Президент лишь указал, что он не школьник, который должен отчитываться за каждый свой шаг. Что касается цитаты Путина и слов Берзиньша, это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Пускай Путин остается на своем месте, а Берзиньш на своем — на посту президента страны НАТО и ЕС. Но именно тот факт, что Латвия входит в эти организации, вызывает неловкость, когда высшее должностное лицо демонстрирует нежелание общаться с обществом. По крайней мере, в вопросе, на который президенту не хочется отвечать в данный момент.

Однако такая "неразговорчивость" вызывает обратный эффект, заставляя вернуться не только к решению о поездке в Сочи, но и ко всей внешнеполитической "концепции" Берзиньша. А сейчас похоже, что она не совпадает не только с официальным внешним курсом Латвии, но и явным желанием большинства граждан двигаться на Запад. До сих пор из уст президента звучали лишь непонятные фразы о месте и роли Латвии в ЕС.

То же самое касается высказываний Берзиньша о НАТО. Его категоричное замечание о том, что Латвия не может увеличить свой военный бюджет, а также мнение о целях существования латвийских вооруженных сил (главное — якобы международные миссии) вызывает много вопросов. Возникают сомнения в том, насколько серьезно лидер страны воспринимает обязательства Латвии перед альянсом. Косвенным подтверждением такого отношения стал недавний отказ выдвинуть министра обороны Артиса Пабрикса в премьеры. Тогда министр намекнул, что у него с президентом отличается мнение по внешней концепции. А это чрезвычайно важный вопрос, к которому прессе следует вернуться.

Естественно, на это обратили внимание многие политические эксперты Латвии, которые усматривают в действиях президента явное стремление на восток. Можно было бы сказать, что это стремление личного характера, но ведь президент — это не владелец небольшого предприятия, друзья и знакомые которого общество не волнуют. Поэтому такие вещи как звонок в Баку в день рождения, поездка в Сочи (хотя президенты Литвы и Эстонии этого не делают), отношение к обязательствам в НАТО, должны оставаться в зоне особого внимания. Это слишком серьезные вопросы, чтобы о них просто забыть.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Артис Пабрикс Владимир Путин президент Андрис Берзиньш
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form