В мае Министерству по делам детей и семьи, на которое теперь возложена и функция интеграции общества, исполнилось бы пять лет. Я начал работать в этой сфере в конце 2003 года. При формировании правительства Репше удалось убедить коалицию, что дети и семьи в Латвии нуждаются в особом внимании. Конечно, многие говорили — зачем это нужно?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

В 2006 году мы впервые выступали в Женеве, отстаивая выполнение Конвенции ООН о правах детей. Тогда нас похвалили, в том числе, за создание централизованного государственного учреждения, которое занимается вопросам детей и семьи. Из этого следовало, что Латвия находится на правильном пути. В данный момент подобные министерства существуют в 17 странах Европы.

В следующий раз в Женеве представителям Латвии придется рассказывать, что во имя спасения бюджета все грандиозоные планы по оптимизации госуправления были редуцированы до ликвидации самого маленького министерства. Да, еще секретариат е-управления. Но в перенятии его функций были заинтересованы многие, ведь речь идет о финансировании в 20 млн. европейских средств. У нас таких денег нет. Очень сомневаюсь, что ликвидация министерства спасет бюджет. Но одна задача будет выполнена. Обществу на какое-то время будет продемонстрировано «кровопускание» госуправлению.

В первые месяцы работы министерства проходили бесконечные встречи с различными НГО — по пять-семь в день. Именно в результате переговоров стали очевидными три наиболее острые проблемы.

Первая — неспособность взыскать алименты. Вторая — ничтожная поддержка государства при рождении ребенка. Третья — длительное нахождение детей в детских домах.

Первая мысль у меня была поднять пособие по уходу за ребенком хотя бы до уровня «минималки», т.е. 80 латов. В то время я встретился с министром демографии Эстонии. Я слышал, что в 2004 году Эстония начала выплачивать родительские пособия. Когда я спросил у него, где найти деньги, он удивленно ответил вопросом на вопрос — как, ведь у вас в Латвии денег намного больше! Тогда я впервые задумался, что деньги есть, но они где-то растворяются. Когда я говорил об этом с коалицией, старые политики сочувственно улыбались и отвечали: «Такие радикальные вещи реализовать невозможно, в бюджете денег нет». Оказалось, что все-таки возможно.

Тогда мы занялись детскими домами. В течение 50 лет считалось, что самое лучшее для ребенка, который остался без семьи, это отправить его в детский дом. Постепенно мы начали понимать, что у ребенка, кроме одежды, крова и пищи, есть еще интеллектуальные, эмоциональные и духовные потребности, он просто нуждается в любви. Приемных семей не было. Когда мы занялись созданием такой системы, эксперты говорили, что в Латвии это работать не будет. Так же и с усыновлением — жители Латвии  усыновлять не хотят, хотят только иностранцы. Оказалось, что и это не так.

Следующим шагом были волостные и сиротские суды. Каждый из них работал, исходя и собственного понимания и опыта, люди часто не получали зарплату. За эти годы мы работали абсолютно со всеми, проверили все 520 сиротских судов, рассмотрели дела всех детей во всех детских домах, привели в порядок документацию, написали закон, издали методические материалы и провели бесплатное обучение. Теперь невозможно представить, чтобы дело какого-то ребенка лежало в суде годами без дальнейшего рассмотрения до достижения совершеннолетия. Сиротские суды стали сильным инструментом самоуправлений и семей для решения детских проблем.

Хотя Инспекция по защите прав детей должна была быть создана согласно закону о защите прав детей от 1999 года, этого удалось добиться только в результате работы министерства. Наша инспекция — не репрессивный орган, а инструмент для поддержки детей. При инспекции действует телефон доверия, который одним из первых был включен в общую сеть ЕС. На телефон поступает около 1000 звонков в день, и дети и молодежь могут бесплатно получить помощь специалистов. За эти годы обучены сотни полицейских, социальных работников, сотрудников сиротских судов, работников правоохранительных органов, учителей.

Мы знаем, что у нас существует бесплатное образование, которое является дорогим удовольствием. Осознавая, что в ближайшие годы государство не сможет обеспечить детей бесплатными учебниками, министерство старалось уменьшить затраты родителей на учебу детей. С прошлого года мы стали обеспечивать бесплатные обеды для первоклассников. В этом году в бюджете министерства есть средства и для учеников 2-х классов.

Возможно, я никогда не смогу действовать как бульдозер и у меня не будет таких ярких эмоций, как, например, у министров культуры. У меня нет и железной логики физика и опыта ветерана политики, и все же, за эти годы я старался посадить семена. Теперь видны уже первые ростки и плоды:

  • Рождаемость выросла на 24%, достигнув среднеевропейского коэффициента в 1,44.
  • Среднее пособие по рождению ребенка в течение года составляет 380 латов в месяц.
  • 18 000 детей получает 45 или 54 лата в месяц из Фонда гарантий средств на содержание, а должники спешат вернуть долги, так как понимают, что с государством шутки плохи.
  • Детские дома опустели на 30%, а число детей в приемных семьях выросло более, чем в 60 раз (!).

Конечно, можно желать более стремительных улучшений, но наши ресурсы были сопоставимы с бюджетами пары департаментов Рижской думы. Возможно, именно поэтому это министерство в итоге оказалось ненужным ни одной из новых правящих партий. Но я удовлетворен тем, что было, так как сад семейной политики начал приносить первые плоды. Надеюсь, что новое правительство сможет позаботиться об этом саде. Ведь именно дети и семьи — это самая дорогая и самая ценная инвестиция. Семьи — это атомные реакторы государства. Если через какое-то время мы будет жить благополучно, и денег будет достаточно, это мало кому поможет, если здесь не будет семей и детей.

Спасибо за сотрудничество, идеи и критику! Любите самых маленьких!


Сокращенный перевод DELFI. Оригинал здесь
Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form