Ивар Иябс. А осадочек-то остался
Foto: LETA

Нетрудно понять людей, которым кажется, что после создания "национальной коалиции законности" началась новая политическая эра. Василий Иваныч Чапаев мечтал разбить белых и наконец "начать жить" по-настоящему. Здесь победа над олигархами также принесла многим новую политическую эпоху.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Каждый, кто попытается усомниться в этом восторге, рано или поздно начнет напоминать "вечного жида" Агасфера, который не принял Спасителя и поэтому обречен на вечное блуждание по свету. И правильно — нехорошо лишать людей энтузиазма и восторга по поводу будущего. Но не менее древняя мудрость гласит: вещи, которые меняются, всегда привлекают больше внимания, чем неизменные. Однако именно неизменные вещи, пусть неброские, влияют на нашу жизнь больше, чем "революционные" перемены. В этой статье речь пойдет о трех таких неизменных вещах, своеобразных константах латвийской политики, которые не изменились даже после наступления нового, прекрасного мира.

Лишь бы куда

Чешский националист Франтишек Палацки, чтобы обосновать лояльность своей нации короне Габсбургов и указать на турецкую угрозу, в середине XIX века сформулировал знаменитое выражение: "Если бы Австрии не было, ее следовало бы придумать". В контексте современной Латвии то же можно сказать о еврозоне. Мы почти незаметно вышли на финишную прямую и, надо признать, что, если бы еврозоны не было, ее следовало бы придумать. В целом, этот процесс напоминает скорее аварийную посадку самолета: один двигатель отказал, другой — загорелся, ветер свистит в ушах, испуганные пассажиры молятся. К тому же, диспетчер тоже не вызывает доверия. Но надо сесть, ведь других вариантов просто нет.

Говоря о внутриполитическом значении этого процесса, можно задать два вопроса — один грубый, другой вежливый. Грубый вопрос звучит так: какое влияние на внутриполитическую стабильность оказало бы принятое европейскими бонзами в последний момент решение все-таки не принимать Латвию в еврозону? Когда долгая жизнь с привязанным латом, принудительная монетарная диета и бесконечные рассказы о еврозоне окажутся напрасными, как правительство сумеет обосновать свое дальнейшее существование? Может, оно призовет потерпеть без девальвации еще лет пять? Но это действительно грубый вопрос, пока не будем искать на него ответ.

Вежливый вопрос — куда мы сможем вступить после еврозоны? Для Латвии опасно долгое время никуда не вступать. К сожалению, это не пустая риторика. Понятно, что политики и часть избирателей воспринимают еврозону не как экономическую выгоду, а как вопрос безопасности. Мол, как бы то ни было, лучше нам принадлежать к большой западной структуре, даже если долгосрочные экономические преимущества под вопросом. Попытки связать экономические вопросы с "безопасностью" означают отделение этих вопросов от демократического процесса. Если "обезопасить" вопрос, он просто не решается. Сегодня в ожидании вступления в еврозону не принято говорить о ряде проблем, которые всплывут, как дурной сон, лишь после достижения желанной цели. Долгосрочность пенсионной системы, ожидаемый дефицит рабочей силы, связанный с этим вопрос иммиграции, неправильные налоги на рабочую силу и многие другие вещи пока не обсуждаются во имя вступления в еврозону.

Друзья народа

В марте у нас была возможность наблюдать за многими общественными событиями. Был основан целый ряд эмбриональных политических партий, которые пока находятся на ранней стадии общественных организаций. В конце концов, выборы 11-го Сейма доказали, что для успешного старта у нас не нужны ни опыт, ни репутация, но лишь жаркое желание защитить "хороший народ" от "плохой элиты". Судя по рейтингам ПРЗ, традиционный "бесхозный электорат" сейчас уже поднялся на крыльях и готов к новым вызовам. Тогда почему бы новым рыцарям народной воли не поймать удачу за хвост?

Объясняя стремление электората к "чему-то возвышенному и неизвестному", обычно говорят о глупом избирателе, который постоянно попадается на новые виды популизма. Но такой подход ошибочен и снимает ответственность с элиты. Средний избиратель — не умный и не глупый. Он просто не слишком политизирован, по ночам не видит во сне Аболтиню и Урбановича и целыми днями не читает комментарии в газетах. И слава богу, что так. "Воля избирателей" и внешнее отсутствие разума — это результат деятельности самой элиты. И политики, и так называемая интеллигенция у нас вполне спокойно воспринимают участие неопытных популистов в национальной политике — лишь бы лозунги были правильные. Пока главным политическим ресурсом будет не опыт и результаты труда, а разделение общества на хороших и плохих, экзальтированные моралисты всегда будут иметь преимущества по сравнению со скучными профессионалами. Тогда почему бы кому-то не попытаться повторить успех Затлерса? И чем новые герои хуже?

Все хорошо, прекрасная маркиза

Наконец, нельзя пройти мимо удивительной последовательности в вопросах интеграции. Здесь правящее большинство по-прежнему придерживается решения не принимать никаких решений и делать вид, будто все в порядке. Мол, чуть-чуть подождите, и "плохие" русские превратятся в "хороших", начнут голосовать за "Единство" и наконец увидят, что истинные защитники их интересов — это Андрей Юдин и Алексей Лоскутов. В реальности движение идет совсем в другом направлении. Реальный представитель русскоязычных, "Центр согласия", своими и чужими усилиями загнан в угол радикализма и обструкции без возможности в ближайшее время оттуда выбраться. А возможные альтернативы "Согласию" появляются не справа, а слева. Постепенно собираются подписи за следующий референдум, набирает обороты акция с табличками, использование языка с каждым днем все больше политизируется и так далее.

Несмотря на это, национальная коалиция законности, как и все предыдущие коалиции, отказывается всерьез воспринимать вопросы интеграции. У наших "профессиональных" латышей хотя бы есть своя программа: использовать силовые приемы, на все века сделать латвийское государство защитником эксклюзивных интересов этнических латышей — так сказать, интегрировать огнем и мечом. Тоже вариант. Но у других рыцарей национальной коалиции законности в этих вопросах вообще нет толковой позиции. Ясно, что на уровне элиты никакое соглашение сейчас невозможно. Такую возможность исключил референдум о двуязычии. Поддержав Линдермана, ЦС представил себя именно так, как его все время изображали главные политические оппоненты — как невоспитанных, некультурных иммигрантов, нахождение которых в Латвии является историческим недоразумением. Значительная часть сторонников национальной законности от этого в восторге. Правда, лишь по причине собственной глупости. Каждому, кто действительно хочет заниматься интеграцией, нужен более-менее представительный партнер с другой стороны. Но эти возможные представители с каждым годом становятся все "лучше". Янис Юрканс, конечно, был прорусским, и с ним ничего нельзя было поделать. Затем его место заняли Ушаков с Урбановичем. Они тоже были слишком прорусскими, и с ними тоже нельзя было договориться. Поэтому их место постепенно занимают Жданок и Осипов. В общем, вектор можно почувствовать.

В коридорах некоторых министерств недавно родилась идея интегрировать с помощью баскетбола и молодежных лагерей. В целом, идея очень хорошая, так как это действительно помогло бы бороться с предрассудками о том, каковы "латыши" и каковы "русские". Но, скорее всего, это не будет иметь никакого эффекта, если из парламента, правительства и Рижской думы по-прежнему будут звучать старые баталии между "фашистами" и "оккупантами". Обе стороны достаточно остро воспринимают слова своих представителей. Любые попытки кого-то тихо интегрировать "через черный ход" не смогут заглушить шум официальной политики, который старательно ретранслируют лояльные СМИ и компания экзальтированных интеллигентов. И тут ничего не изменится. Неважно, будет ли у власти национальная коалиция законности или кто-то еще.

Поиск легитимности в этническом противопоставлении — это неотъемлемая часть латвийской политической культуры. Метод запугивания русскими или латышскими националистами наши политики впитали практически с молоком матери. Если не верите, дождитесь в следующем году выборов самоуправления Риги. Там будет достаточно веселья по поводу "предателей народа", можете не сомневаться.

Именно этим мы и отличаемся от Эстонии. У наших северных соседей тоже есть много проблем с иммигрантами советских времен, но там это не является основным вопросом политической повестки дня. Реваншистские провокации "а ля Линдерман" там просто игнорируются. Политики стараются получить поддержку общества за счет других тем — экономического роста, социальной безопасности, европейской интеграции. Зато у нас любое политическое уравнение решается этническим противопоставлением. Для одной стороны все проблемы возникают из-за этнократической латышской элиты, для другой — из-за реального или вымышленного российского влияния. СМИ с обеих сторон охотно перенимают и подогревают такую повестку, так как это работает и будет работать.

Зато "национальная коалиция законности" — дай ей бог долгих лет — все еще отказывается понять одну элементарную вещь. Нормальная, европейская политика начнется в Латвии лишь тогда, когда этнический вопрос будет как-то решен. До тех пор (как бы ни называли себя героические борцы, разбивающие о паркет сами лысые макушки) это будет просто этническая заварушка на отсталой окраине Европы. И ничего больше.

Сокращенный перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Алексей Лоскутов Андрей Юдин Янис Юрканс
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form