Если бы мне еще год назад кто-нибудь сказал, что я вступлю в какую-нибудь партию и более того — подамся в депутаты, я бы счел это неудачной шуткой. Ну поверьте, как и все нормальные люди, я считал политиков обычными болтунами, не добившимися успеха в других областях деятельности. И потому старающимися пристроиться на небольшую, но верную депутатскую зарплату. А там, если повезет, стырить что-нибудь, что плохо лежит.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Более того: я был совершенно уверен, что русским в латвийской политике вообще делать нечего. Государство у нас — этнократическое, латышское. Ну и пусть себе играются с властью. В конце концов, это — их независимость, они ее долго хотели, пусть теперь насладятся. Тем более, что меня лично это до сих пор не касалось. Нет, были за 13 лет независимости какие-то попытки национально озабоченных голов подпортить нам, русским, жизнь. Закон о гражданстве, закон о языке, аплиецибы разные. Но все это не слишком беспокоило. Закон о гражданстве, смягчили, с аплицибами пошумели, да и забыли. Замазали русские названия улиц — да и ладно. Короче, жить можно.

И когда полтора года назад затеялась возня с реформой русского образования, я был полностью уверен, что они как всегда повозятся, повозятся, да и забудут. Ну переведут, скажем, физкультуру на госязык, пение, рисование… Ведь не заставят же они русских учителей преподавать русским детям основные предметы на латышском. Это же — очевидный абсурд. Да и Евросоюз рядом, цивилизация, уважение национальных меньшинств… Не допустит Евросоюз такого безобразия.

Я ошибся

Какая бешенная муха укусила наше несчастное государство — непонятно, но оно вцепилось в свою дурацкую реформу хваткой бультерьера. Не остудили этой хватки ни массовые протесты русских, ни укоризненные замечания Европы, ни полная обструкция со стороны России, ни падение очередного правительства. С упорством, достойным лучшего применения, латвийское государство все-таки пошло по пути силового внедрения идиотского эксперимента над русскими детьми.

В том, что этот эксперимент провалится, у меня нет сомнений. Как проваливались до этого все "смелые начинания" наших реформаторов. Был такой древнегреческий царь Мидас, который все, к чему бы не прикасался, обращал в золото. Наши руководители обладают такой же способностью. Только наоборот: все, к чему они прикасаются, обращается в дерьмо. Через 5-7 лет, когда национально озабоченные головы наиграются с русским образованием и поймут, что "получилось, как всегда", будет поздно. Дети растут быстро. Только спросить будет уже не с кого: к тому времени поменяется десяток правительств.

Прошло всего полгода с начала реформы, а плоды ее уже очевидны: развитие латвийского общества отброшено на десятилетия назад. В стране окончательно сформировались две недружелюбные друг другу общины. Общины, не понимающие друг друга и уже не желающие друг друга понимать.

Детей нельзя трогать

Детей не надо было трогать. Детей вообще нельзя трогать ни у одного народа. Даже у безобидных зайчиков и птичек, просыпается агрессия, когда опасность угрожает их потомству. Здесь латышское государство перегнуло палку. Оно и само это поняло, когда на улицы вышли десятки тысяч подростков и взрослых. Но поняв это, оно не сделало выводов, а впало в истерику. Такое случается у малолетних детей, у которых отобрали игрушку. Дитя в этом случае кидается на пол, дрыгает ногами и верещит, не видя и не слыша ничего.

Как дрыгалась наша несчастная полиция (наполовину русская), которую заставили гоняться за организаторами митингов, мы помним. Как верещали должностные лица и латышская пресса, не видя и не слыша ничего — тоже. Какой ужас, на 13-м году независимости в Латвии вдруг проявились русские. 13 лет молчали в тряпочку, а теперь — поди ж ты! Истерика продолжается, недавнее выступление нашего президента про "воблу, водку и частушки" — из той же области. Человек, а тем более президент в нормальном рассудке такого сказать не может. И охота на "нелояльных ведьм", выразившаяся в непредоставлении гражданства Петропавловскому — тоже истерика.

Реформа тем не менее продавлена. Пожилые марьиванны в русских школах бормочут свои уроки на жуткой смеси русского и плохого латышского языков. Дети потихоньку дуреют, чиновники минобразования делают вид, что реформа удалась. Проверять пока боятся: а вдруг придется увольнять учителей? А взамен то никого нету…

Зачем они это сделали?

А задача тут только одна. И никакого отношения к "повышению конкурентоспособности русских школьников" она не имеет. В очередной раз руководителям нашей страны понадобилась "национальная идея". То есть сначала они боролись за построение коммунизма, потом за независимость, потом за НАТО и ЕС. Ну кажется всего достигли. А жизнь у избирателя, как была хреновой, так и осталась. Ну и чем теперь прикажете сплотить народ, чтобы он за тебя в очередной раз проголосовал? Опять нужна какая-нибудь борьба и нужно объяснение, почему живем так хреново.

А лучший вариант всех времен и народов — найти в качестве объекта, против которого можно сплотить нацию, какое-нибудь национальное меньшинство. Иначе говоря, найти врага. У Гитлера такими врагами нации были евреи. В Латвии нашли нас, русских. Причем нашли основательно и, похоже, надолго. Отсидеться в тылу не удастся. Когда я это понял, я пошел и записался в ЗаПЧЕЛ. Почему в ЗаПЧЕЛ? А потому, что у меня два сына растут. И новая национальная идея латышского государства — портить им жизнь — меня совершенно не устраивает. А "пчелы" из русских партий — единственная, у которой по этому вопросу есть активная позиция. И главное — активные действия.

Ну ведь коню же понятно, что договориться с ним (латышским государством) не удастся. Все эти переговоры о "национальном согласии" напоминают мне одного персонажа из книги. Этот персонаж, когда бандиты насиловали его жену, бегал вокруг и утешал: "ну ничего, мол, потерпи, может все и обойдется". Не обойдется. Они (латышское государство) вопросы национальных меньшинств решают большинством голосов. При этом нам, меньшинствам вообще права голоса не предоставляют. Они почему-то решили, что они умнее нас, поскольку они умеют расставлять "гарумзиме", а мы — нет. Сами решили, простым голосованием. И о чем с ними можно договариваться?

Что делать?

Умные люди мне говорят, чего ты там добьешься в этой Думе? Дума вообще к реформе отношения не имеет. В Сейм надо идти, там решаются такие вопросы. А в Сейме по любому вы, русские, никогда большинства не наберете, значит, сидите и не рыпайтесь. Да, в Сейме русские партии в большинстве не будут. Но, раз уж в этой стране принято решать национальные вопросы большинством голосов, можно сыграть и по таким правилам. Русским просто нужно брать большинство в рижской Думе. Сегодня это не получится. Но через 4 года — вполне реально. Когда на муниципальных выборах разрешат голосовать негражданам (Евросоюз обязательно продавит такой закон), власть в Риге возьмет русская община. Просто потому что в Риге нас больше. И вот когда русская община станет в этой стране играющей фигурой, когда у нее будет муниципалитет столицы и русский мэр, ее начнут уважать, с ней будут считаться и договариваться. Они ведь понимают только язык силы. И вот тогда мы решим вопрос и с реформой, и многое другое.

Молодое латвийское государство находится еще в подростковом, пубертатном периоде своего развития. Оно не наигралось властью. Его надо воспитывать, как ребенка. Пока оно само повзрослеет и помудреет, пройдут десятилетия. Способы же цивилизованного ускоренного воспитания молодых государств вполне известны. В общем, все на выборы.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form