Нет в жизни более приятного и волнующего занятия, чем читать про себя в газете. Это так, не спорьте. На прошлой неделе мне доставила несказанное удовольствие американская газета The New York Times. Она написала про Латвию (здесь оригинальный текст статьи, требуется регистрация).

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Возможно ли людям, кто поколениями учился только подчинению, кто чужд демократии, доверить управление самими собой? Этот вопрос стоит перед нами сегодня в Ираке", — так начинается статья за подписью "Уильям Сафир". А далее следует традиционный для современной американской журналистики поворот: да, такое возможно — взять, хотя бы страну Латвию. Какая связь между Ираком и Латвией? А чисто американская. Ну кто в Америке будет читать статью про какую-то Латвию? Вот когда статья начинается с больного вопроса, с Ирака…

И начинается описание, как бесстрашный американский журналист впервые посетил эту прекрасную северную страну: "15 лет назад латыш в США Оярс Калниньш устроил мне там встречу с диссидентами. Он показал мне на карте Риги место, где мне нужно было находиться, и сказал, что молодая женщина с темными волосами проведет меня к лидерам Народного фронта, агитирующего за свободу от московского правления… В назначенном месте встречи курьер просигналила мне, чтобы я следовал за ней к создателям декларации независимости".

Картина, представшая очам смельчака, отважившегося посетить "создателей декларации независимости" в логове мирового коммунизма была ужасающа: "…лица латышей, когда они поднимали их, были пустыми. Негде было купить чашку кофе, чтобы люди не собирались (коммунистический режим запрещал собрания — Прим. ред.). Не издавалось телефонных справочников, чтобы люди не общались друг с другом… (коммунистический режим запрещал общение — Прим. ред )".

При помощи арифметики можно вычислить, что героизм американского журналиста по имени "Уильям Сафир" происходил в 1989 году. Помнится, в этот "чудовищный" коммунистический год иностранцы ходили по Риге толпами, а "глубоко законспирированный" Народный фронт совершенно открыто издавал свои газеты и проводил съезды в чуть ли не в Доме Конгрессов. Впрочем, можно простить американского коллегу: "Макдоналдса" в Риге тогда еще не было (он тогда был только в Москве), и, значит, отнести Ригу к разряду мест, безопасных для посещения американцами, было никак нельзя.

Дальше в статье идет историческое отступление, где добропорядочным американским гражданам объясняется, что Латвию захватил Гитлер, "прежде, чем мы вступили во Вторую мировую войну". Последняя фраза очень показательна для американцев. Смысл ее: МЫ — это великий американский народ, МЫ — главный наводитель порядка и борец за свободу и демократию, все хорошее в мире — от нас. Но МЫ — не виноваты в захвате Латвии, поскольку МЫ тогда еще не взялись за освобождение Европы от Гитлера, ну просто еще руки типа не дошли. Далее еще один урок американской истории: "Он (Гитлер — Прим. ред.) продал ее (Латвию — Прим. ред.) Сталину, и латыши два поколения жили под угнетением и русской колонизацией". Именно "продал" — так и написано. Для американцев так понятнее — они же не знают, что до того, как США вступили в войну она (война) уже два раза прокатилась по латвийской земле.

Потом следует подробное описание, как автор статьи (сам г-н Уильям Сафир) отважно боролся за независимость угнетенной коммунистами и колонизаторами Латвии: "Я опубликовал мою колонку "Рига, оккупированная Советами Латвия", за ней последовала агитационная статья "Свободу Балтии", в которой напоминалось читателям, что США никогда не признавали циничного пакта (Молотова-Риббенторпа — Прим. ред.), приведшего к захвату этого народа". Ну, и в конце концов, при помощи статей г-на Сафира Латвия таки обрела независимость. Особенно помогло его напоминание, что "США никогда не признавали…" и т.д.

Описание современной истории Латвии от г-на Сафира не менее красочны: "В последовавшие за этим годы латыши страдали от наплыва сырой демократии… Личности враждовали, и создание коалиций было трудным. Десять правых кабинетов не смогли проработать полный срок, и только на прошлой неделе парламент выбрал благожелательного лидера Зеленой партии председательствовать в момент достижения нацией своей мечты — членства в НАТО и ЕС. Кремль ненавидит это соседство политической свободы и старается запугать свое ближнее зарубежье". Кремлю и лично Путину в статье посвящено несколько строк, дескать, они оба как были, так и остались душителями свободы и "реваншистами".

Есть в описании трудностей Латвии и упоминание о нас — русских: "Сотни тысяч русских, присланных колонизировать и доминировать, больше не были элитой, сегодня они сформировали нелюбимое меньшинство, которое не собирается убираться домой. Скрепя сердце, Латвия предложила гражданство русским, желающим учить местный язык, и жительство остальным".

Прочитав последнее, я удивился столь конкретному описанию латвийских проблем с "русскими колонизаторами". В принципе статья эта довольно стандартна для американских изданий. Обычный американский взгляд на "заграницу": Ирак — это то же самое, что и "проданная" Гитлером Сталину Латвия, где негде выпить чашку кофе… благожелательный лидер Зеленой Партии… и т.д. Ну чему тут удивляться? Их так учат. Америка — великая держава, у нее своя История, когда это касается других стран. Как бы так помягче выразиться — поверхностная. А тут неожиданное глубокое проникновение в проблемы русского меньшинства в Латвии. Откуда он знает, что "нелюбимое меньшинство" не хочет "убираться домой"? Откуда он знает, что Латвия предложила этому "нелюбимому меньшинству" гражданство и жительство "скрепя сердце"? Откуда американец, гражданин страны, сплошь состоящей из иммигрантов и колонизаторов, знает про нашу латвийскую боль, про это — "скрепя сердце"? Не иначе как кто-нибудь просветил г-на Сафира.

А вот и "рояль в кустах": "Я прошелся по центру Риги с моим другом Оярсом… К нам присоединилась Сармите Елерте, редактор газеты Diena и одна из лучших журналистов в Европе. Сармите — та диссидентка, которая была моим контактером с Сопротивлением в советские дни". И далее прямая речь "активной диссидентки, одной из лучших журналистов в Европе": "Вы чувствуете разницу в атмосфере здесь сегодня? Улицы активны, двери не закрыты, в открытых кафе удивительные пирожные, у нас книжные магазины, антиквариат, новое искусство, и…" — она указала на старое-новое пурпурное строение — "здания возвращают свои цвета. Люди разговаривают друг с другом, глядят прямо на вас, а не все время под ноги".

Браво, Сармите! Так просто, двумя словами рассказать американскому коллеге-диссиденту о переменах в нашей стране за последние 15 лет. Вы — самый лучший журналист в Европе, самое "удивительное ее пирожное".

Ну и, наконец — финал-апофеоз статьи: "Латыши, новички в демократии, стараются обнять Европу, не забывая, что Америка их самый надежный друг". Само собой, кто бы спорил?! Да мы за дорогую Америку всех порвем! И сразу за этим (только не падайте): "В этом смысле другой мой любимый народ — иракские курды — возникли из десятилетней защиты США в племенных конфликтах, чтобы показать другим иракским мусульманам, как прогресс их регионального парламентаризма может быть примером для нации".

Браво, коллега! Совершенно гениальный ход! Начал статью с Ирака, а закончил курдами, как заказывали. А в промежутке — всякая лабуда про Латвию. И как замечательно связал: один любимый народ — латыши, а другой — курды (любовь — она и в Америке любовь, а сердцу, как говориться, не прикажешь). На месте американского редактора я бы расцеловал тебя троекратно и влажно.

И кончается статья совсем уже по-нашему (не вру, ей Богу так и написано!): "Демократия — вино, ударяющее в голову, и вначале может вызывать похмелье. Но когда дается шанс сделать ее привычкой, опьяняющий опыт свободы обогащает и облагораживает людей". Привычное опьянение, похмелье, ставшее привычкой… Уильям (можно называть тебя просто — Вилли?) я тебя уважаю! Как диссидент — диссидента, как подпольщик — подпольщика.

Браво, The New York Times!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form