Несколько лет назад, когда Латвия присоединилась к Европейскому Союзу, наступило некоторое замешательство. На протяжении многих лет главной целью считалось вступление в ЕС, но не хватало серьезной стратегии, в который говорилось бы, чего мы хотим добиться. Похоже, в отношениях с Россией складывается такая же ситуация. Пограндоговор признан соответствующим Сатверсме, начались более интенсивные двусторонние переговоры, но до сих пор существуют довольно противоречивые версии о претензиях насчет последствий оккупации, согласовании экономических интересов, рисках политического влияния и т.д.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Истина наверняка находится где-то между мифами и реальностью. Последние дебаты в передаче Kas notiek Latvijā? на канале LTV показали, насколько мы далеки от этой середины. В свое время президент России Владимир Путин, комментируя вопрос об Абрене, высказался весьма красноречиво и процитировал ставшую классикой фразу из фильма "12 стульев". Латвия получит не Абрене, а мертвого осла уши, сказал он. Абрене потеряно, и теперь надо бы ответить на вопрос, в чем смысл этого решения. Или, используя терминологию "реальной политики", какова будет цена?

Во время дискуссий о потенциальном увеличении поставок российского газа звучит мнение, что Россия хочет посадить Латвию на "газовую иглу". Речь идет, само собой, о политических интересах. Что же касается транзита, то пока никаких существенных изменений в лучшую сторону нет. А вот двусторонние контакты действительно имеют место, и только время покажет, что это даст. Однако на вопрос "Чего хочет Россия" у Латвии должен быть собственный вариант ответа. И на его основе можно строить четкую политику.

К сожалению, энергетическая политика Латвии до сих пор не сформулирована, хотя известно, что уже совсем скоро будет закрыта Игналинская АЭС. И в данный момент ответственность за этот нерешенный вопрос ложится на ушедшего с поста премьера Айгарса Калвитиса. Продвижение пограничного договора он отстаивал буквально с пеной у рта, а вот основные направления развития энергетики правительство так и не утвердило. Естественно, затягивание решения этой проблемы ограничивало и продолжает ограничивать возможности Латвии в плане диверсификации энергоресурсов. Самую важную роль по-прежнему играет газ. Что это — "игла" или рациональное решение? Пока вопрос остается открытым, в том числе и для правительства, которое сейчас формируется.

Отмена показа фильма "Система Путина" в эфире LTV на этом фоне выглядит не только как проявление цензуры, но и как способ делать политику. Учитывая традиции и личности в руководстве канала, практически невозможно поверить, что начальство LTV само отважилось на этот политический шаг и внесло изменения в программу. Если это не так, значит, были телефонные звонки. По поводу которых ясности нет. Назовем это политическим давлением или как-то иначе.

Если Янис Холштейнс действительно хочет продемонстрировать ответственность, то ему нужно не уходить в отставку, а открыто рассказать, кто кому звонил, и что говорил. Даже на уровне версий. Ведь речь идет не только о содержании, но и о стиле. Открытость должна быть одним из основных принципов при укреплении демократии в Латвии. Конечно, всегда были и будут государственные тайны, но закулисные решения к ним не относятся. Кстати, учитывая богатый опыт России в плане скрытых мероприятий, от дипломатии до спецслужб, именно этот способ решения вопросов может быть козырем большого восточного соседа. И если Латвия примет такой стиль игры, то ее представителей могут очень крупно обыграть.

Перевод с латышского Delfi. Оригинал статьи здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form