Межнациональные отношения в национальном государстве
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Любая национальная культура является ценной составной частью мировой культуры, заслуживает сохранения и дальнейшего развития.

Основа любой национальной культуры - это язык. Язык каждого народа – вклад в мировую цивилизацию. У каждого народа существует безусловная потребность в культивировании своего языка, что является одним из важнейших проявлений национального сознания - называемого спорным словом "национализм".

Национализм - это чувство принадлежности к определённой нации, осознание права своей нации на сохранение своего языка и культуры. Нельзя путать "национализм" с "нацизмом", ибо национализм вовсе не предполагает какого либо превосходства над людьми других национальностей, не предполагает наличия разных прав и обязанностей в законодательстве, для людей разных национальностей. "Национализм" является чем-то предосудительным или даже преступным только в глазах империи, как мощный организующий фактор, угрожающий распадом. Говоря с некоторой степенью условности, можно сказать, что националистами являются все, кто причисляет себя к какой либо национальности, или считает себя носителем какого либо языка. В основе шовинизма империяобразующих наций, людей с имперским мышлением, тоже лежит национализм.

Написаны многие тома диссертаций на тему сохранения национальных культур и языков. Но все они о том, как сохранить культуру малых народов, языки которых , по разным причинам, так или иначе, уже оттеснены языками более распространёнными и находится на пути к исчезновению", о том как сохранить язык в быту, и не дать окончательно исчезнуть проявлениям национальной культуры. В них речь не идёт о том, как гарантировать языку полноценную жизнь в современном мире, чтобы он никогда не попал в разряд исчезающих.

В Латвии же сложилась уникальная ситуация, когда язык большинства населения, принятый в качестве государственного, опасности исчезновения не испытывающий, в действительности сам находится под угрозой растворения и нуждается в защите, чтобы сохранить качества языка государственного, чтобы не попасть в число языков не отвечающих социолингвистическим потребностям современного общества. Приоритет латышского языка пока весьма сомнителен, и постепенно устанавливается только благодаря административным мерам.

Особенности национального менталитета, сформировавшиеся в давние времена, и события советского периода Латвии, нанесли существенный ущерб условиям сохранения и развития латышского языка. Именно эти, исключительные обстоятельства не учитывает "Рамочная конвенция прав человека" Совета Европы, в части "Защиты прав меньшинств", некоторые статьи которой Латвия так и не ратифицировала. Латвия может считать национальным меньшинством только ливов и цыган, у которых нет нигде в другом месте своей государственности или автономии. Но у латышского языка сохранился потенциал для роли языка государственного, есть автономная территория, а у носителей - необходимая численность и воля, чтобы исправить положение.

Мешает только крайне искажённая коммунистическим режимом языковая среда, и постсоветский менталитет части населения. В идеале, у каждой нации должно быть своё национальное государство или автономия, с полноценным использованием своего языка во всех сферах жизни, если её язык, уровень культуры и численность позволяют это осуществить. Тогда и у каждой национальной общины проживающей не в своём национальном государстве, и вынужденной интегрироваться в другую языковую среду, будет возможность иметь "культурную подпитку" и сохранять свою идентичность, там где автономного полноценного развития быть не может.

Фактически, равного хождения разных национальных языков на одной, не разделённой на автономии, территории не бывает, какие бы законы о "равноправии" языков не принимались - или всех вытесняет наиболее распространённый, или административными мерами культивируется язык малый, защищаемый.

Чтобы понять и принять процессы происходящие в Латвии в данной сфере, надо осознать в полной мере именно этот факт - государствах, где существуют несколько официальных языков, обязательно существуют национальные автономии, или же явно наблюдается фактическое их неравенство в общем пространстве.

Несомненно у человека любой национальности есть право сохранять свою национальную идентичность, где бы он не жил. Но надо понимать, что условия проживания в своём национальном государстве или автономии коренным образом отличаются от условий проживания, и условий сохранения своей идентичности, вне этнически своего государства или автономии, и требуют дополнительных усилий самого человека. Почему-то именно в Латвии у части называющих себя "русскоязычными" (независимо от национальности) напрочь отсутствует понимание этого. Но оно моментально появляется, если такой человек переезжает в любое другое государство. Если проживая вне своего национального государства, и не интегрируясь в местную языковую среду, человек испытывает "языковый комфорт", это значит, что дискомфорт испытывают "аборигены". Такая ситуация складывается только в завоёванных колониях в отношениях завоевателей и "аборигенов", но вовсе не при цивилизованном и осознанном переселении людей в иноязычные государства.

Эмоциональное восприятие проблем языка и культуры у представителей "малых" "растворяемых" народов, и представителей наций "больших" "поглощающих" другие этносы - совершенно разное. Почувствовать, осознать, и принять состояние друг друга, им сложно. Этим эмоциональным, иррациональным состоянием людей, в определённый момент как бы оказавшихся "за границей" привычного им государства, и пользуются проимперские силы, используя язык бывшей империи как инструмент привлечения сторонников, и способ поддержания раскола в обществе, готовя основу для дестабилизации государства. Под разными предлогами ими ставится под сомнение и отвергается необходимость интеграции в среду государственного языка. Людей пугают ассимиляцией, и вымышленными нарушениями прав человека.

Вопрос, вынесенный на референдум о втором государственном языке в Латвии, был сформулирован просто, но крайне не корректно, вводил в заблуждение избирателей, многие из которых не освободились от этого заблуждения до сих пор. Ведь при наличии в государстве нескольких государственных языков, рядовой гражданин вовсе не обязан знать и использовать все. Естественно, что при предложенной формулировке вопроса, почти ни кто не осознавал, что голосуя "За" язык, который он считает родным (что вполне естественно), на самом деле, фактически голосует "Против" обязанности, для рядовых граждан, изучать и использовать латышский язык. В этом случае вытеснение латышского языка продолжилось бы прежними темпами.

Государственный язык - это язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной, экономической и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства, так же как флаг, герб и гимн. Это язык государственно-административных текстов, законов, распоряжений, обучения, массовой информации и пр. На государственном языке осуществляется административно-политическое и социально-экономическое взаимодействие граждан целостного мегасоциума, объединенного государством, в результате чего язык становится одним из важнейших средств государственной интеграции.

От степени интеграции человека с среду государственного языка страны проживания зависят его фактические возможности реализовать свои права и свой потенциал в данном государстве, государство обязано обеспечить всем его жителям соответствующее образование. Людям озабоченным благородным стремлением сохранить в себе и своих потомках, свою оригинальную национальную идентичность, надо бороться не против, так скажем, "засилья" и укрепления позиций государственного языка, а за параллельное расширение возможностей изучать языки и культуру национальных общин Латвии, за расширение культурных связей национальных общин с одноимёнными государствами и автономиями, связей не угрожающими основным принципам Латвийской государственности. Это вызовет только уважение в среде латышей, ибо они испытывают те же чувства по отношению к своему национальному культурному наследию, и не могут не понимать других.

Административные меры по восстановлению и сохранению языковой среды в национальном государстве никак не могут рассматриваться как "нарушение прав человека", ибо они ни в коей мере не затрагивают права иноязычных граждан, параллельно, поддерживать в себе и своих потомках свою оригинальную национальную идентичность. Но надо понять, что маленькая Латвия не в состоянии стать, говоря образно, "колыбелью для нескольких цивилизаций" - т.е. обеспечить автономное полноценное развитие для нескольких национальных культур. Она не федерация. Да и в преамбуле к Сатверсме сказано, что "Латвийское государство ... создано ... чтобы гарантировать существование и развитие латышской нации, ее языка и культуры на протяжении веков, обеспечить свободу всего народа и каждого человека в Латвии и способствовать благосостоянию."

Эта строка, как и вся система Латвийского законодательства, говорит лишь о приоритете латышского языка и культуры, как гарантии сохранения латышской нации, а "обеспечить свободу" и "способствовать благосостоянию" обещает для всего народа. Никаких ограничений или преимуществ в зависимости от национальности в законодательстве Латвии нет и быть не может.

Надо отметить, что в целом, многонациональный народ Латвии проявляет образцы цивилизованности и толерантности. Бытовых громких конфликтов, на почве межэтнических отношений или политических разногласий, нет! Политическая борьба ведётся, как правило, цивилизованными, законными, конституционными методами. Но нам мешает активность проимперских политиков, использующих языковую изоляцию части населения страны.

Главный же инструмент в руках противников основных принципов Латвийской государственности это эмоционально и иррационально воспринимаемый вопрос государственного языка. Эти "противники", отстаивавшие некогда "коммунистический выбор", проиграв сами стали предпринимателями-капиталистами; отстаивали неразделимую власть коммунистической партии - проиграв пользуются демократическими институтами и процедурами; отстаивали целостность империи - проиграв баллотируются на выборах в парламент независимого государства; выступали против вступления Латвии в Евросоюз - проиграв, используют мандаты Европарламента в попытках международной дискредитации Латвии и представляют в ЕС интересы, окончательно дискредитировавшей себя, соседней империи.

Сегодня открыто декларировать своё истинное мировоззрение и свои цели им уже не выгодно - не так много осталось у них идейных сторонников. Вся их поддержка держится на эмоциональной волне ложно понятой языковой политики государства. Если вся не латышская часть населения поймёт (к стати это относится и к некоторым этническим латышам), что в языковой политике государства заданный вектор оправдан и закономерен, увидит, что в результате её реализации "небо на землю не упадёт" и ничего с правами человека не случится, а только улучшится возможность реализовать свои права - тогда поддержка деструктивных сил в обществе будет на столько ничтожной, что не придётся государству финансировать их деятельность из бюджета. Тогда мы перестанем на каждых выборах, вновь и вновь "бороться за независимость", в первую очередь, при голосовании, опасаясь избрать противников государственности, а будем решать наконец обычные проблемы нормального государства, которых у нас накопилась тьма. Ведь ещё сохраняется опасение того, что за любым упоминанием о социальной защите скрываются "уши путинского кремля".

Из-за того, что идеями социал-демократии прикрываются антигосударственные группировки, реальные социал-демократы не популярны, и мы имеем явный перекос в политической системе, и как результат - соответствующий перекос в государственной политике. Да и в "правом" спектре политических сил нет должного конструктивизма, пока избиратель вынужден в первую очередь реагировать на "поползновения" против основ государственности.

Основные решения о восстановлении языковой среды уже приняты и поэтапно реализуются. С появлением первых выпускников школ национальных общин, получивших полноценное образование на государственном языке, и владеющих им на уровне родного и наравне с родным, приведёт к тому, что постепенно будет уменьшатся роль языковых комиссий и появится возможность сокращать, их раздражающую общество по мелочам, деятельность.

Языковый барьер разделяющий информационное пространство будет постепенно исчезать, и наше многонациональное население будет превращаться в единую политическую нацию. Это неизбежно - так зачем портить и пытаться тормозить сегодня то, что идёт во благо? Зачем обеспечивать поддержку политических лидеров, строящих свою карьеру и благополучие на ложных принципах, и необоснованных страхах, потерявших ориентацию в обществе, людей. Ведь сами эти "лидеры", во всяком случае наиболее продвинутая их часть, отлично сознают ложность и нечестность своей позиции - просто они воспользовались ситуацией в меркантильных целях. Как говорится:"ничего личного". Но нам-то, мыслящим трезво, по крайней мере стремящимся к этому, и не ангажированным, нам то это зачем?

Перед нами много других, не разрешённых и реальных проблем.

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form