Пока Старая Рига приходит в себя, политики начинают поиск виновных, а полиция — расследование обстоятельств событий вчерашнего вечера, самое время подобно сэру Генри из "Собаки Баскервилей" задать себе вопрос: "Что это было?"

Вообще-то каждый может выбрать свой ответ (например, здесь), не тратя время на анализ и аргументацию: беспорядки в Риге до сих пор воспринимаются в первую очередь эмоционально. Попытки же дать рациональное объяснение неизбежно сводятся к вечному: кому это выгодно? Попробуем пойти по списку.

Во-первых, явно не организаторам митинга на Домской площади: и "Другая политика", и "Центр согласия", и профсоюз полицейских, и Штокенбергс с Пабриком лично теперь будут долго оправдываться, открещиваться и дистанцироваться. Это всегда сложнее, чем нападать и обвинять, так что мяч на стороне властей. Маловероятно, что такая перемена ролей в интересах оппозиции.

Во-вторых, вряд ли стоит приплетать к этой истории спецслужбы неких иностранных государств, как это было сделано, например, в Таллинне. На внешнеполитическом фронте у Латвии все в порядке; даже главное пугало балтийских правых, Владимир Владимирович Путин, хвалит Ригу за покладистость в газовых вопросах. Конфликтов нет, дестабилизировать обстановку вроде бы незачем. Скорее, наоборот: страна столько всем должна, что стабильность как раз в интересах зарубежных партнеров.

Кто остается? Власть. Или никто. В пользу первой версии говорит, например, то, что действия агрессивной молодежи, скорее всего, были скоординированными. Журналисты отмечают, что передвижение по Старой Риге в местах конфликтов было крайне затруднено, однако вспышки агрессии возникали именно в там, где было сравнительно мало полиции. То есть либо протесты кто-то координировал умышленно, либо толпа организовывалась стихийно: например, созваниваясь или рассылая sms-сообщения. Во вторую версию хочется верить, но выглядит она куда менее реалистичной, чем первая.

Полиция, по последней информации, все-таки склоняется к тому, что акция у Сейма была спланированной. Об этом же пишут и в газетах: кто-то даже видел провокаторов, но подтвердить или опровергнуть такие данные по горячим следам вряд ли возможно. Если это действительно так, то, похоже, полицию использовали "втемную": к беспорядкам она была не готова, и растерянное лицо начальника Госполиции Алдиса Лиелюксиса тому лучшее подтверждение.

Очень не хочется поддерживать теорию заговора, однако нельзя не признать: итоги событий вечера 13 января на руку только правящим партиям. Все остальные либо остались на своих позициях, либо дискредитировали себя. Правящие же — то ли случайно, то ли умышленно — получили все козыри. Теперь, во-первых, можно закручивать гайки: например, выдавить будущие протесты за пределы Старой Риги или, основываясь на прецеденте, не согласовывать другие митинги. Во-вторых, за полгода до выборов можно многое сказать об оппозиционных партиях, которые, как уже заявили некоторые министры, действовали как минимум безответственно, а как максимум — преступно. В-третьих, мирная акция протеста на Домской площади полностью скрылась в тени бунта пьяных маргиналов, с которыми разговаривать не о чем. Пар вышел в свисток.

Или все-таки не в свисток? Может ли общество извлечь из случившегося какие-либо позитивные уроки? Будет ли хоть какой-то толк от "революции булыжников"? Здесь уместно вспомнить вот что. Весь вечер 13 января СМИ, которые вели прямые репортажи с мест событий, не уставали повторять: среди протестующих слышна и латышская, и русская речь. Этот текст шел в эфир с некоторым удивлением: страна привыкла, что подобные мероприятия у нас разделены по этническому признаку. Здесь — пожалуй, что впервые за долгие годы — разделения не было. Если смотреть на вещи негативно, то — конечно, у пьяной толпы нет национальности: ей все равно, на каком языке громить и грабить. А если позитивно — то до беспорядков у Сейма была мирная акция протеста, где людей по национальности тоже не делили. И уже одно то, что на этот раз разыграть национальную карту вряд ли удастся, радует и вселяет надежду: возможно, общие трудности все-таки заставят народ сплотиться и перестать искать врага в соседней квартире…

Другой очевидный урок: политическая активность в обществе за последнее время резко выросла. Иными словами — спрос на перемены в управлении страной есть; он велик и постоянно растет. Дело за предложением, с которым серьезные проблемы. До сих пор в истории Латвии накануне выборов этот спрос удовлетворял "мессия" (вроде, скажем, Репше). Сегодня, похоже, для мессий настали трудные времена. Есть подозрение, что будь у нас на выборах кандидат "против всех", победителя на выборах можно было бы назвать уже сегодня.

Что будет дальше? Если не считать рассказов Марека Сеглиньша по поводу того, что "Латвия никогда не будет такой, как прежде", первым политическим итогом вчерашних событий можно считать ультиматум президента Затлерса Сейму. Это уже лучше, чем ничего.

Comment Form