Райвис Дзинтарс. Что означает подпись Ушакова?
Foto: LETA

Мэр столицы подписывается за официальное двуязычие в Латвии. Вроде все просто. "Центр согласия" сбрасывает вуаль и показывает свое истинное лицо. Это ответ всем, кто был готов работать с этим объединением в правительстве. Опасения вызывает не позиция Нила Ушакова (которая всегда была известна), а то, что эту мерзость латышам пытаются "втереть" под слащавым соусом демагогии. После прочтения последних сочинения мэра кажется, что мы должны чуть ли не радоваться борцам за двуязычие, которые действительно отстаивают сплоченное общество.

Эмигрантский писатель Улдис Германис подчеркивал, что латыши сами должны насторожиться, когда в арсенале врача имеется хитрое оружие, так как иногда латышская доверчивость перерастает в нечто более негативное — в наивность.

Нил Ушаков сообщил нам четыре вещи:

1.   Министры VL-ТБ/ДННЛ, голосовавшие против выделения средства на сбор подписей, проявили неуважение к части жителей Латвии. Поэтому надо подписаться за "чувство собственного достоинства".

Во-первых, неуважением является растрата денег граждан Латвии на сбор подписей против Латвии как независимого государства. В Латвии не будет двух государственных языков. Если присвоить русскому языку такой статус, больше не будет мотивации учиться и говорить по-латышски, русский язык стал бы единственным госязыком. Это была бы уже не Латвия.

Во-вторых, самоуважение не чуждо и латышам. Многие латыши, попавшие в эмиграцию, заслужили уважение людей свои трудом и включением в местную культуру. Вряд ли уважение удалось бы заслужить, если бы они диктовали свои интересы, противоречащие основным ценностям страны. Кстати, это не мешало из поколения в поколение передавать и сохранять латышскую идентичность.

2.   Мэр Риги подписался "за" проведение референдума, но уверяет, что поддерживает латышский язык как единственный госзяык.

Чем больше людей подпишется за русский язык как госязык, тем больше мобилизуются сторонники этой идеи и тем больше они сохранят надежду когда-нибудь ее реализовать. Пример Ушакова, несомненно, вдохновит большое число колеблющихся нелатышей, которые в противном случае были готовы отказаться от референдума. Как ни называй этот шаг, результат все тот же: усиливаются позиции противников латышского языка. Каждый день, когда мэром столицы остается Ушаков, теперь  ободряет сторонников советской языковой политики.

3.   Избиратели ЦС продемонстрировали максимальную терпимость и готовность к компромиссам, поддержав идею о трехгодичном моратории на законодательные инициативы, затрагивающие исторические и национальные вопросы.

Если это максимум компромисса и толерантности (!!!), то становится страшно при мысли, каким является минимум. Мораторий — это ничегонеделанье для улучшения ситуации. Неужели сегодня латыш в крупных городах своей страны в общественном транспорте, магазинах, полиции, общении с другими жителями всегда может свободно говорить по-латышски? Защищен ли латыш от насмешек по поводу истории своего народа и страданий предков, когда легионеров периодически приравнивают к фашистам, а на улицах проявляются надписи "СССР" и советская символика? Нужно ли чувствовать безмерное счастье, когда Юрмалу буквально раскупают российские миллионеры, а с телеэкранов вскоре могут исчезнуть последние местные каналы? Мораторий — это сохранение всего на нынешнем уровне… Три года… А дальше? Что потом, когда эта "максимальная терпимость" закончится?

4.   Если русские и русскоязычные станут союзниками латышей, то это будет гарант сохранения и развития Латвии, латышского языка и культуры.

Совершенно согласен, это очень важная задача. Но разве планы Ушакова и Линдермана -правильный путь для ее решения? Каждое голосование ЦС против укрепления латышского языка (не говоря уже о популяризации двуязычия) укрепляет раздробленность информационного пространства. Ушакову очень выгодно, чтобы русскоговорящий избиратель полностью зависел от русскоязычного печатного или вещательного рупора, который вечно будет рекламировать ЦС как единственное правильное решение, независимо от любых коррупционных скандалов, голосования против власти закона, двойных стандартов в коммуникации с латышами и другие пакости.

Чем надежнее будут позиции латышского языка (учеба в школах, закон, контроль за выполнением закона, правила для СМИ и т.д.), тем в большей степени русским, украинцам, белорусами и прочим нужно будет освоить латышский язык на отличном уровне. В свою очередь это создаст предпосылки для всеобъемлющего выбора СМИ, что, конечно же, не созвучно политическим интересам ЦС.

Выводы:

  • Обещания ЦС (клятвы, программы, договоренности) будут актуальны только до момента достижения тактической цели (например, попадание в правительство), ни секундой дольше.
  • В решающие минуты ЦС всегда будет выступать против латышского языка и латышской Латвии, объясняя это красивыми фразами о дружбе и равноправии.
  • Теперешняя политика ЦС — только "цветочки". Говоря словами Ушакова, это "максимум терпимости и компромиссов". Истинный ЦС можно будет увидеть после того, как он закрепится в пирамидах министерств, спецслужбам, структурах, надзирающих за СМИ.
  • ЦС политически заинтересован, чтобы в Латвии укрепились признаки двухобщинного государства, и чтобы его электорат был лингвистически отделен от информационного пространства остальной Латвии.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form